Электронная библиотека

Михаил Овсеенко - Записки военного контрразведчика

Надо отдать должное сотрудникам подразделения радиоконтрразведки. На определенном этапе своей работы им приходилось скрытно организовывать дежурство вместе с переносной техникой в различных районах города, где жили только афганцы, порой находясь на чердаках их домов по несколько дней подряд с постоянной угрозой захвата. Риск был большой, в том числе для начальника особого отдела армии, отвечавшего за всю операцию и, главное, за жизни сотрудников. При этом радист выходил в эфир не каждый день, а выброс зашифрованной информации на искусственный спутник земли "Флитсатком" продолжался 5–6 секунд. Вся работа подразделения радиоконтрразведки в Кабуле осуществлялась в тесном контакте с соответствующей службой КГБ СССР.
В 1988 г. я находился на зональном совещании руководящего состава в г. Минске. Одним из выступающих был ответственный сотрудник радиоконтрразведывательной спецслужбы КГБ СССР, который поделился опытом работы своего управления. В качестве положительного примера привел факт разоблачения двух агентов американской разведки, передававших свои сообщения с использованием быстродействующей радиоаппаратуры. При этом он ни слова не сказал о тех, кто в сложных условиях афганской действительности провел свою работу по выявлению этих агентов. Из его выступления следовало, что вся оперативная деятельность проведена их управлением, в результате чего они получили соответствующие награды. Он, конечно, не знал, что в зале находится непосредственный участник этой операции.
После окончания его "победной" речи мне пришлось пояснить присутствующим, как все было на самом деле. С укоризной отметил, что все принимавшие участие в этой работе остались в тени. Даже старший, переданный особому отделу Армии группы радиоконтрразведки, сотрудник их управления майор Андрей Зотов, оказался обойденным вниманием своего руководства, не говоря уже о сотрудниках военной контрразведки.
Для выступавшего это было шоком. В отношении А. Зотова он пообещал разобраться. Действительно, через некоторое время Зотов был справедливо награжден орденом Красной Звезды.
После ареста указанных двух агентов в одном из помещений Представительства КГБ СССР в Кабуле был проведен показ изъятых у арестованных предметов их деятельности. Объясняющий присутствующим процесс выявления этих агентов так построил свое выступление, что у всех сложилось впечатление, что эту работу провел только Центр. Это дало повод находившемуся там генералу армии В.И. Варенникову сказать сменившему меня на этом посту начальнику особого отдела армии: "Вот как надо работать". Последнему пришлось объяснять Варенникову и всем присутствующим, как все это происходило, чем он привел в смятение гостей из Москвы и вызвал удивление у генерала армии. Получается, что представители этого управления КГБ не сделали никаких выводов и повторили свою, для корректности скажу - ошибку в Минске.
Приведенный пример еще раз служит подтверждением "чистоты взаимоотношений" разведки и военной контрразведки, входящих в единую систему органов государственной безопасности.

ТЕРРОР - СЕРЬЕЗНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЯТЕЖНИКОВ

Советское военное присутствие в Афганистане предусматривало также предотвращение проникновения в нашу страну, особенно в южные республики, радикального исламизма, в том числе в форме терроризма. Его проявления там были постоянными. Террор - от латинского слова "страх, ужас" - имел место еще до появления на местной сцене талибов. Угрозы расправой, убийством с целью все время держать людей в состоянии страха - одна из важных составляющих бандитского движения. Не случайно дехкане горных и других труднодоступных районов, боясь жестких наказаний исламских комитетов, не брали конфискованные у помещиков земли. Это еще можно понять. Только террористы могли лишить их гуманитарной помощи, перекрыв самый распространенный в мире нейтральный источник получения пусть скудных, но необходимых материальных благ.
Приведу лишь несколько примеров из многих имевших место в этом многострадальном государстве.
Так, 15 мая 1982 г. в провинции Лагман в 8 часов утра пять бандитов с расстояния 15–20 метров обстреляли из автоматов автобус со школьниками из трех кишлаков. В результате шесть детей погибли, тринадцать были тяжело ранены. Из Митерлама, центра этой провинции, быстро прибыл танковый взвод, но бандиты успели скрыться. В тот же день раненых детей с их родителями советские военнослужащие перевезли в Джелалабад, где нашими медиками им была оказана помощь.
В начале января 1983 г. недалеко от кабульского госпиталя бандитами в упор была застрелена медицинская сестра этого госпиталя, хотя она и являлась мусульманкой.
8 августа в Кабуле был убит начальник отдела кадров Главного политического управления Акбара, халькист. По этому поводу министр обороны Рафи, выступая перед советскими советниками, заявил, что службой безопасности ДРА арестовано около 70 террористов, в том числе и ряд их руководителей. После окончания рамазана они планировали совершить теракты против советских представителей, начиная с посла.
Имели место факты подрыва школ прямо в кишлаках. Довольно часто мятежники останавливали автобусы с пассажирами и грабили их.
Часто все это выдавалось как бесчеловечные акты "оккупантов". Эти факты, безусловно, имели соответствующий резонанс в обществе, и только убедительные доказательства, предоставляемые советской стороной, гасили очаги роптания среди населения. Со временем сложился определенный положительный облик наших войск, сводивший на нет подобные трюки бандитов. Подобные действия мятежников выходили за рамки обычной, в том числе партизанской войны.
Диверсии устраивались в кинотеатрах Кабула, в 1985 г. - в столичном аэропорту, а в 1986 г. был устроен взрыв около советского посольства. В практике душманов часто применялось правило посылать впереди караванов с оружием своих единоверцев с грузом, а потом расстреливать их за неверность Аллаху. В 1984–1985 гг. из кишлака, расположенного в окрестностях центрального военного городка, мятежники устраивали периодические его обстрелы, в основном из стрелкового оружия. В этом гарнизоне был дислоцирован штаб армии, некоторые воинские части и другие, в том числе хозяйственные, подразделения. Обстрелу подвергались жилые и служебные помещения и просто дороги городка.
В 1984 г. только благодаря счастливой случайности, осталась в живых секретарь особого отдела ВВС - женщина. Она отлучилась на несколько минут, и в это время ее рабочее место было пробито пулеметной очередью.
А вот начальнику тыла армии повезло меньше - он был тяжело ранен шальной пулей непосредственно в своем рабочем кабинете.
В 1985 г. мина мятежников залетела через окно прямо в штаб армии, разрушив туалет командующего. Более серьезно пострадало от мин бандитов помещение особого отдела КГБ. Принятыми афганской стороной более эффективными мерами по зачистке этого кишлака обстрелы столичного гарнизона прекратились.
Согласно циркулярному распоряжению лидера ИПА Гульбеддина, его партия создавала специальные группы и расселяла их членов по конспиративным квартирам в Кабуле для совершения террористических актов против функционеров правительства ДРА и советских военнослужащих с целью создания напряженной ситуации в городе. Один экземпляр этого распоряжения имелся в особом отделе армии. Среди пострадавших был и сотрудник органов КГБ, убитый в центре города.
Совершив ракетно-артиллерийский обстрел Кабула после нашего ухода из Афганистана, Гульбеддин частично достиг своей цели: именно ужас заставил жителей города покинуть родину в количестве, которого ранее никогда не было.
А. Шах создал в Панджшерском ущелье такую тюрьму, которая приводила в оцепенение даже военных, имевших возможность ознакомиться с нею. Поспешное бегство после очередного разгрома не позволило ему ликвидировать следы своих преступлений: растерзанные трупы афганских военнослужащих и более шестидесяти мирных жителей. Разнообразные пыточные устройства, инструменты - от средневековых до современных - сами по себе вызывали неприятные чувства у тех, кто их видел. А как расценить то, что террористы распространяли взрывные устройства, закамуфлированные в красочно оформленные бытовые предметы, поленья дров (в городах дрова продавались на вес) и даже детские игрушки? Эти предметы, изготовленные, конечно, не в полевых лагерях бандитов, были также представлены в музее особого отдела.
В заключение приведу пример теракта в отношении сугубо гражданских лиц - советских специалистов мирных профессий, приглашенных для восстановления завода минеральных удобрений и хлебокомбината в городе Мазари-Шарифе.
Лето 1983 года. Город со своей наиболее яркой достопримечательностью - красивой голубой мечетью XV века Розии-Шариф, или Хазрат-Али, утопает в зелени садов. Каждое утро автобус с афганским водителем развозил 16 советских специалистов по их рабочим местам. Однажды автобус был остановлен двумя афганцами. Шофер притормозил, и неизвестные быстро вскочили в салон машины, приказав шоферу ехать дальше, но уже по другому маршруту. Они мгновенно извлекли оружие из просторной национальной одежды и направили его в сторону сидящих в автобусе. Все произошло настолько неожиданно, что никто из наших сразу не оценил весь драматизм ситуации. Да и никто не ожидал в этом городе, в стороне от военных действий, чего-либо плохого. Поэтому личное оружие, кстати, его имели отдельные специалисты, находилось в кобурах, притом застегнутых. Как только один из пассажиров попытался достать свой пистолет, он тут же был ранен бандитом.
← Ctrl 1 2 3 ... 23 24 25 ... 33 34 35 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0172 сек
SQL-запросов: 1