Электронная библиотека

Сэмюэль Беккет - В ожидании Годо (сборник)

Эстрагон. С кем?
Владимир. Со Спасителем. Два злодея. Говорят, что один был спасен, а другой… (Ищет подходящее слово.) был обречен на вечные муки.
Эстрагон. Спасение от чего?
Владимир. От ада.
Эстрагон. Я ухожу. (Не двигается.)
Владимир. Только вот… (Пауза.) Не могу понять почему… Надеюсь, мой рассказ тебя не очень утомляет?
Эстрагон. Я не слушаю.
Владимир. Не могу понять, почему из четырех евангелистов об этом сообщает только один. Ведь они все четверо были там, ну, или неподалеку. И только один упоминает о спасенном разбойнике. (Пауза.) Слушай, Гого, ты мог бы хоть для приличия поддерживать разговор.
Эстрагон. Я слушаю.
Владимир. Один из четырех. У двоих других об этом вообще нет ни слова, а третий говорит, что его злословили оба разбойника.
Эстрагон. Кого?
Владимир. Что кого?
Эстрагон. Я ничего не понял… (Пауза.) Кого злословили?
Владимир. Спасителя.
Эстрагон. Почему?
Владимир. Потому что он не хотел их спасти.
Эстрагон. От ада?
Владимир. Да нет же! От смерти.
Эстрагон. И что?
Владимир. Тогда выходит, что на вечные муки были обречены оба.
Эстрагон. Почему бы и нет?
Владимир. Но ведь другой говорит, что один был спасен.
Эстрагон. И что из того? Просто не сумели договориться, вот и все.
Владимир. Они там были вчетвером. А о спасенном разбойнике упоминает только один. Почему же верят ему, а не остальным?
Эстрагон. Кто верит?
Владимир. Да все. Только этой версии и верят.
Эстрагон. Все люди – кретины.
Эстрагон с трудом встает, хромая, идет к левой кулисе, останавливается, из-под ладони смотрит вдаль, поворачивается, идет к правой кулисе, смотрит вдаль. Владимир провожает его взглядом, потом поднимает его ботинок, заглядывает в него, поспешно бросает.
Владимир. Тьфу! (Плюет.)
Эстрагон возвращается на середину сцены, встает лицом к заднику.
Эстрагон. Прелестное местечко. (Поворачивается лицом к залу, подходит к рампе, смотрит в зрительный зал. Смеющиеся рожи. (Поворачивается к Владимиру.) Пошли отсюда.
Владимир. Нельзя.
Эстрагон. Почему?
Владимир. Мы ждем Годо.
Эстрагон. Ты прав. (Пауза.) А ты уверен, что это здесь?
Владимир. Что?
Эстрагон. Здесь надо ждать.
Владимир. Он сказал, возле дерева.
Оба смотрят на дерево.
Ты видишь здесь другие деревья?
Эстрагон. А что это за дерево?
Владимир. По-моему, ива.
Эстрагон. А где же листья?
Владимир. Может, она засохла.
Эстрагон. Отплакалась.
Владимир. Или, может, сейчас время года не то.
Эстрагон. А что, если это кустарник?
Владимир. Куст.
Эстрагон. Кустарник.
Владимир(хочет еще что-то сказать, но передумывает). На что ты, собственно, намекаешь? Что мы не там ждем?
Эстрагон. Он мог бы уже и прийти.
Владимир. Он ничего твердо не обещал.
Эстрагон. А если он не придет?
Владимир. Тогда вернемся завтра.
Эстрагон. А потом послезавтра.
Владимир. Может быть.
Эстрагон. И так без конца.
Владимир. Ты хочешь сказать…
Эстрагон. Пока он не придет.
Владимир. Ты безжалостен.
Эстрагон. Что мы делали вчера вечером?
Владимир. Вчера вечером?
Эстрагон. Да.
Владимир. Черт возьми… (Сердито.) С тобой поговоришь, так вообще во всем начнешь сомневаться, тут тебе равных нет.
Эстрагон. По-моему, вчера мы были здесь.
Владимир(оглядываясь вокруг). Тебе знакомо это место?
Эстрагон. Я бы не сказал.
Владимир. И все же?
Эстрагон. Может, и да.
Владимир. И все же… это дерево… (Поворачиваясь к зрительному залу.) Это торфяное болото…
Эстрагон. А ты уверен, что сегодня?
Владимир. Что сегодня?
Эстрагон. Сегодня надо ждать.
Владимир. Он сказал – в субботу. (Пауза.) Вроде…
Эстрагон. После трудов праведных.
Владимир. Я, кажется, где-то записал. (Роется в карманах, набитых всякой дрянью.)
Эстрагон. А в какую субботу? И суббота ли сегодня? А вдруг сегодня воскресенье? Или понедельник. Или пятница.
Владимир(в отчаянии озирается вокруг, словно надеясь прочитать дату встречи на окружающем ландшафте). Этого не может быть!
Эстрагон. Или четверг.
Владимир. Что же теперь делать?
Эстрагон. Если он зазря прождал нас тут вчера, сегодня его ждать нечего, я тебе точно говорю.
Владимир. Но ты же сказал, что мы были тут вчера.
Эстрагон. А если я ошибся? (Пауза.) Давай немного помолчим, а?
Владимир(тихо). Ладно.
Эстрагон садится на землю. Владимир в волнении начинает мерить сцену шагами, время от времени останавливается и смотрит вдаль. Эстрагон засыпает. Владимир подходит к нему.
Гого… (Молчание.) Гого… (Молчание.) Гого!
Эстрагон просыпается, как от толчка.
Эстрагон(осознавая наконец весь ужас своего положения). Я спал. (С упреком.) Вечно ты мне мешаешь спать.
Владимир. Мне стало одиноко.
Эстрагон. Я видел сон.
Владимир. Мне не интересно.
Эстрагон. Мне снилось, что…
Владимир. Мне не интересно!
Эстрагон(делает руками жест, словно показывая на весь мир). Тебе только это интересно? (Пауза.) Так нехорошо, Диди. Ну кому же кроме тебя я могу поведать тайну моих кошмаров?
Владимир. Лучше храни их в тайне. Ты же знаешь, я этого терпеть не могу.
Эстрагон(холодно). Мне иногда кажется, что нам лучше было бы расстаться.
Владимир. Тебе далеко не уйти.
Эстрагон. Это, конечно, здорово усложняет дело. (Пауза.) Ужасно усложняет, а, Диди? (Пауза.) Особенно когда дорога так прекрасна. (Пауза.) А путники – сама доброта. (Пауза. Вкрадчиво.) А, Диди?
Владимир. Слушай, это бестактно.
Эстрагон(наслаждаясь каждым звуком). Бестактно… Такт… (Задумчиво.) Англичане говорят "тэ-э-кт". Тэ-э-кт для них превыше всего. (Пауза.) Ты знаешь анекдот про англичанина в борделе?
Владимир. Знаю.
Эстрагон. Расскажи.
Владимир. Отстань.
Эстрагон. Англичанин напился и отправился в бордель. Мадам его спрашивает, кого он хочет, блондинку, брюнетку или рыжую. Продолжай.
Владимир. Отстань!
Владимир уходит. Эстрагон поднимается и идет за ним до самой кулисы. Лицо его при этом выражает ту гамму чувств, что бывает у зрителей во время кулачного боя. Владимир возвращается, проходит мимо Эстрагона, пересекает сцену, не поднимая глаз. Эстрагон делает к нему несколько шагов, останавливается.
Эстрагон(нежно). Ты хотел со мной поговорить?
Владимир не отвечает. Эстрагон делает к нему еще шаг.
Ты что-то хотел мне сказать?
Тот молчит. Эстрагон делает еще один шаг.
Скажи, Диди…
Владимир(не поворачиваясь). Мне нечего тебе сказать.
Эстрагон(делая еще шаг). Ты сердишься?
Тот молчит. Еще шаг.
Прости меня!
Владимир молчит. Эстрагон делает еще шаг, дотрагивается до его плеча.
Ну послушай!
Тот молчит.
Дай мне руку!
Владимир поворачивается.
Обними меня!
Владимир весь напрягается.
Давай помиримся!
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0034 сек
SQL-запросов: 0