Электронная библиотека

Редьярд Киплинг - Маугли

Редьярд Киплинг - Маугли
- А теперь не знаю, - в свою очередь, вздыхая, сказал он, - зачем вы не пришли, когда я вас звал?
- Мы бежим за тобой, мы бежим за тобой, - пробормотал Серый Брат и лизнул ноги Маугли, - мы бегаем за тобой всегда, исключая время новых песен.
- А вы пошли бы за мной в людскую стаю? - прошептал Маугли.
- Разве я бросил тебя в ту ночь, когда ты был изгнан из нашей прежней стаи? Кто разбудил тебя, когда ты лежал среди полей?
- Да, но потом?
- Разве я не пришёл за тобой сегодня?
- Да, но придёшь ли ты снова, ещё снова и, может быть, ещё раз, Серый Брат?
Серый Брат молчал; наконец проворчал про себя:
- Чёрная была права.
- А что она сказала?
- В конце концов, человек возвращается к человеку. И наша мать, Ракша, говорила…
- То же сказал и Акела в ночь рыжих собак, - пробормотал Маугли.
- То же говорит и Каа, который умнее всех нас.
- А что скажешь ты, Серый Брат?
- Люди выгнали тебя грубыми словами. Их камни изрезали твои губы. Они поручили Бульдео убить тебя. Они хотели бросить тебя в Красный Цветок. Ведь ты сам, а не я говорил, что они злы и бессмысленны. Ты, а не я двинул джунгли на них. Ты, а не я сочинил про них песню, которая была злее нашей песни про рыжих собак.
- Я спрашиваю, что ты скажешь?
Разговаривая, они бежали. Серый Брат не отвечал, потом между двумя прыжками произнёс:
- Человеческий детёныш, господин джунглей, сын Ракши, мой брат по логовищу! Правда, на некоторое время, весной, я забыл о тебе, но твой след - мой след, твоё логовище - моё логовище, твоя добыча - моя добыча и твой бой на смерть будет моим смертельным боем. Я говорю за всех Четверых. Но что скажешь ты джунглям?
- Хорошо, что ты подумал об этом. Между взглядом и нападением не следует ждать. Беги и созови всех к Скале Совета; я приду позже и скажу им, что у меня в мыслях. Но может быть, они не придут? Может быть, они забудут обо мне; ведь теперь время новых песен.
- А ты-то сам никогда ничего не забывал? - резко бросил ему через плечо Серый Брат, пускаясь волчьим галопом. Маугли задумчиво бежал позади него.
Во всякое другое время года странные вести собрали бы все джунгли; звери сбежались бы к Скале Совета, подняв щетины, но теперь они были очень заняты; одни охотились, другие дрались, третьи пели. Серый Брат бегал повсюду и кричал:
- Господин джунглей возвращается к людям! Идите к Скале Совета!
Но счастливое, оживлённое население отвечало только:
- Он вернётся к нам во время летнего зноя. Дожди загонят его в логовище! Беги сюда, пой с нами, Серый Брат.
- Но господин джунглей возвращается к людям, - повторял Серый Брат.
- Иии - йоауа! Разве из-за этого время новых песен сделается менее сладким? - слышался ответ.
Поэтому, когда Маугли с тяжёлым сердцем поднялся между памятными скалами в то место, куда его некогда привели для осмотра, он встретил там только Четверых, полуслепого от старости Балу и тяжёлого, холодного Каа, который обвивал кольцами пустое место Акелы.
- Итак, человечек, твой путь оканчивается здесь? - сказал Каа, когда Маугли, закрыв лицо руками, бросился на землю. - Скажи, что с тобой! Мы с тобой одной крови, человек и змея.
- Зачем я не умер посреди рыжих собак? - простонал юноша - Я потерял свою силу, и это не от яда. День и ночь я слышу двойные шаги. Поверну ли я голову, мне кажется, кто-то только что спрятался от меня. Я иду смотреть за деревьями - никого. Я зову, никто не отвечает, а между тем мне кажется, что кто-то меня слушал, но не закричал мне. Я ложусь и не отдыхаю. Я бегаю и не могу остановиться. Я купаюсь, но не ощущаю прохлады. Охота мне противна. Мне противно убивать, но не хочется драться без того, чтобы убить. В моём теле Красный Цветок; мои кости превратились в воду и… я не знаю, что я знаю.
Редьярд Киплинг - Маугли
- Зачем говорить, - медленно сказал Балу, поворачивая голову в сторону Маугли. - Подле реки Акела сказал, что Маугли прогонит Маугли обратно к людской стае. Я тоже говорил это. Но кто теперь слушает Балу? Багира… где теперь Багира? Она знает. Таков Закон.
- Когда мы встретились в Холодных Логовищах, человечек, я уже знал это, - произнёс Каа, слегка поворачивая свои могучие кольца. - В конце концов, человек идёт к человеку, хотя бы джунгли не выгоняли его.
Четыре Брата переглянулись, потом посмотрели на Маугли; происходящее удивляло их, но они были готовы повиноваться.
- Значит, джунгли меня не изгоняют? - с трудом пробормотал Маугли.
Серый Брат и остальные трое яростно заворчали и начали:
- Пока мы живы, никто не посмеет…
Но Балу остановил их.
- Я учил тебя Закону Джунглей. Мне и следует говорить, - сказал он, - и хотя я не различаю перед собою скал, я вижу далёкое будущее. Лягушечка, иди по собственной тропе; устрой себе логовище со стаей твоей собственной крови, с твоим племенем; но когда тебе понадобится зуб, глаз, лапа или быстрое слово, переносящееся ночью из места в место, вспомни, господин джунглей, что джунгли твои; только позови нас!
- Средние джунгли тоже твои, - заметил Каа, - конечно, я не могу ручаться за Маленький Народ.
- О мои братья, - произнёс Маугли и, зарыдав, всплеснул руками. - Я сам не знаю, что я знаю! Мне не хочется уходить, но ноги увлекают меня. Могу ли я жить без таких ночей?
- Полно, поднимись, Маленький Брат, - продолжал Балу. - Нечего стыдиться. Когда мёд съеден, мы бросаем опустошённый улей.
- Скинув кожу, - сказал Каа, - мы не можем снова заползти в неё. Таков Закон.
- Слушай же, самое дорогое для меня существо, - произнёс Балу. - Тебя нельзя удержать ни словом, ни силой. Подними голову. Кто посмеет задавать вопросы господину джунглей? Я видел, как ты играл белыми камешками вон там, когда ты был крошечной лягушкой; Багира, которая заплатила за тебя только что убитым молодым быком, тоже видела тебя. Из тех, кто был при этом осмотре, остались только мы двое; потому что Ракша, твоя мать по логовищу, умерла, как умер и твой названый отец; все волки старой стаи давно умерли; ты знаешь, куда ушёл Шер Хан; Акела пал среди долов, и, если бы не твоя сила и мудрость, там погибла бы и вторая сионийская стая. Остались только старые кости. Теперь уже не человеческий детёныш просит позволения у своей стаи, а господин джунглей становится на новый путь. Кто может допрашивать человека?
- Но Багира и бык, которым я был куплен, - сказал Маугли, - мне не хотелось бы…
Он не договорил; внизу послышалось раскатистое ворчание, треск ветвей, и через мгновение Багира, лёгкая, сильная и ужасная, как всегда, остановилась перед юношей.
- Потому-то, - сказала пантера, вытягивая свою влажную правую лапу, - я не пришла раньше. Я долго охотилась, но теперь в кустарниках он лежит мёртвый, - лежит бык по второму году, бык, который даёт тебе свободу, Маленький Брат. Теперь все долги уплачены. Что же касается остального, моя речь - речь Балу. - Пантера полизала ногу Маугли. - Помни же, Багира тебя любила! - вскрикнула она и сделала прыжок со скалы. От подножия холма снова донёсся её громкий длительный крик: - Хорошей охоты на новом пути, господин джунглей! Помни же, Багира тебя любила.
- Ты слышал, - сказал Балу, - теперь всё кончено; ступай, но прежде подойди ко мне. О мудрая лягушечка, подойди ко мне.
- Трудно сбрасывать с себя кожу, - заметил Каа, когда Маугли, прижимаясь головой к слепому медведю, долго рыдал, обнимая его шею, а Балу слабо старался лизнуть его ноги.
- Звёзды побледнели, - сказал Серый Брат, нюхая предрассветный ветер. - Где мы сегодня устроим логовище? Ведь теперь мы побежим по новому следу.
Редьярд Киплинг - Маугли
И это последний из рассказов о Маугли.
Маугли

Примечания

1

Мангус - местное название мангусты, или ихневмона. - Прим. пер.

← Ctrl 1 2 3 ... 63 64 65
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0