Электронная библиотека

Кэрол Маринелли - Повеса из Пуэрто-Бануса

– Дональд говорит, что Виктория очень волнуется, – сказал Гордон, – кажется, она во всем стремится к совершенству.
– Мне так не терпится увидеть ее подвенечное платье, – отозвалась Эстель.
Заиграла другая мелодия, гости встали, встречая невесту. Эстель обернулась, чтобы посмотреть на Викторию, и вдруг заметила, что Рауль сидит прямо позади нее.
"Ну и что?" – сказала себе она. Просто совпадение. Обыкновенная случайность. Рауль ведь должен был где-то сесть.
Эстель во все глаза глядела на невесту, пока та шла к алтарю, где ее ждал Дональд. Виктория выглядела великолепно. На ней было белое платье простого покроя, а в руках – изящный букетик вереска. Дональд улыбался, глядя на свою невесту, и Эстель тоже улыбнулась. Однако улыбка быстро сошла с ее губ. Она чувствовала на себе обжигающий взгляд Рауля.
Эстель снова попыталась сосредоточиться на церемонии. Она была такой романтичной, что, когда священник произнес: "В болезни и здравии…" – на глаза девушки навернулись слезы. Она вспомнила, как женился пару лет назад ее брат Эндрю.
Кто бы мог подумать, что судьба уготовила ему и его беременной невесте Аманде такие испытания?
Гордон, как истинный джентльмен, вложил в ее ладонь носовой платок.
– Спасибо, – слабо улыбнулась Эстель.
"Вот только не надо лить крокодиловы слезы!" – подумал Рауль. Прежняя подружка Гордона вела себя точно так же. Как ее звали? Вирджиния, кажется.
Новая девушка была невероятно хороша, хотя Раулю обычно нравились женщины другого типа. На его родине было множество черноволосых женщин, потому он предпочитал блондинок.
Но сегодня он хотел брюнетку.
"Обернись", – подумал Рауль. Ему очень хотелось снова заглянуть в ее глаза.
"Обернись!" – приказал он, заметив, как напряглись ее плечи, как она чуть наклонила голову, словно знала, чего он хочет, но сопротивлялась его немому призыву.
* * *
Эстель встала, как только церемония закончилась и молодые отпустили в небо белоснежных голубей. Голуби взмыли ввысь, а гости перешептывались, указывая на небо, задирая голову, чтобы следить за их полетом.
Эстель неохотно обернулась. Она могла бы, как и все гости, смотреть на голубей. Но она смотрела в глаза Рауля.
"Что ты вообще с ним делаешь? Что ты делаешь с мужчиной едва ли не в три раза старше тебя?" – хотел было спросить Рауль.
Он конечно же знал ответ. Гордон ей платит.
И тут Рауль понял, что нужно делать. Он понял, как выйти из ситуации, навязанной ему отцом за завтраком. Он улыбнулся, а Эстель резко отвернулась.
Волынщик провожал их обратно в замок. Рауль шел впереди Гордона и Эстель. Ее каблуки утопали в траве, но это ощущение не шло ни в какое сравнение с тем, как земля уходила у нее из-под ног от одного только взгляда Рауля.
На Рауле был килт в серую и сиреневую клетку и темно-фиолетовый бархатный пиджак, он держался прямо, и походка его была уверенной и сексуальной. Эстель хотела подбежать к нему, хлопнуть его по плечу и потребовать, чтобы он оставил ее в покое, но он же не приставал к ней. Рауль даже не смотрел на нее через плечо, а просто беседовал с кем-то из гостей.
Рауль намеренно не обращал никакого внимания на Эстель. Он повернулся к ней спиной и заговорил с Дональдом, попросил его об одной услуге для своего приятеля, а потом стал заигрывать с парой своих бывших подружек. Рауль был абсолютно уверен, что она искала его глазами.
Он точно знал, что делает, и знал зачем.
Раньше у него были неприятности из-за того, что работа и удовольствия переплетались.
Сегодня он нашел решение своей проблемы.

Глава 4

– Прошу прощения, сэр! – Официант остановил Гордона и Эстель у входа в большой зал, где располагались столы. – Пришлось внести некоторые изменения в план размещения гостей. Приносим свои извинения за беспокойство.
– О, нас посадили поближе, – сказал Гордон, когда их провожали к столикам, что стояли впереди.
Эстель залилась краской, увидев, что заплаканную девушку, которая говорила с Раулем, пересадили в дальний конец зала. Они еще не заняли своих мест, а Эстель уже знала, за какой стол их посадят.
Рауль поднял глаза лишь тогда, когда Гордона и Эстель проводили к их местам.
Эстель улыбнулась Джеймсу и Веронике, но никак не могла улыбнуться Раулю. Два стула рядом с ним пустовали. Наверняка это он все устроил.
Девушка пыталась убедить себя в том, что у нее разыгралось воображение и она принимает происходящее слишком близко к сердцу, но что-то подсказывало ей, что она права.
Ей предложили сесть рядом с Раулем. Эстель хотела попросить Гордона поменяться с ней местами, но это было бы просто смешно.
"Всего лишь маленькая перемена мест", – подумала она, хотя прекрасно знала, что обманывает себя.
– Гордон. – Рауль пожал его руку.
– Рауль.
Гордон улыбнулся, занимая место рядом с Эстель.
– Не видел тебя с тех пор, как… – рассмеялся ее спутник, – прошел свадебный сезон в прошлом году. Познакомься, это Эстель.
– Эстель… – Рауль приподнял одну бровь. – В Испании тебя звали бы Эстела.
– Мы в Англии. – Она прекрасно понимала, что это прозвучало грубо.
Рауль пожал плечами:
– Конечно, хотя я должен буду переговорить со своим пилотом. Он настаивал на том, что мы приземлились в Шотландии.
Эстель с трудом могла сдержать улыбку. Она хотела воды. В замке было душно, а от вина делалось только жарче.
Они немного поговорили, затем ее представили кому-то еще, и все было бы хорошо, но рядом находился Рауль, и Эстель знала наверняка, что он внимательно следил за всем, что она говорит, хотя и выглядел расслабленным и отстраненным.
Гордон говорил с Джеймсом, и, чтобы хоть как-то себя занять, Эстель, сощурившись, просматривала меню. Джинни настояла на том, чтобы очки соседка оставила дома.
Раулю показалось, что она хмурится.
– Вишисуаз, – раздался его глубокий грудной голос, – это суп. Очень вкусный.
– Я в состоянии сама разобраться в меню. – Эстель замолчала, понимая, что продолжает ему грубить. – И ты не сказал, что его подают холодным.
Рауль улыбнулся:
– Я как раз собирался.
Есть суп, сидя рядом с Раулем, для Эстель было тяжелой задачей, но она справилась, хотя во время разговора с ней Гордон то и дело прерывался, чтобы ответить на звонок.
– Уже и отдохнуть нельзя, – вздохнул он.
– Что-то случилось? – спросила Эстель.
– Мне должны скоро позвонить по важному делу. Поставлю телефон на беззвучный режим.
Подали второе блюдо. Эстель никогда прежде не пробовала такой вкусной говядины. Она чуть не поперхнулась, когда Вероника спросила:
– Эстель, кем ты работаешь?
Прежде чем ответить, она отпила воды.
– Подрабатываю моделью. – Девушка вспомнила совет Гордона о том, как отвечать на такие вопросы. Воцарилось молчание, и Эстель продолжила: – Хотя конечно же моя основная работа – заботиться о Гордоне.
Она заметила, как замерла вилка в руках Рауля, а Гордон рассмеялся. Эстель погрязла во лжи, из которой теперь не выпутаться. "Нужно просто играть роль", – говорила она себе. Притвориться лишь на одну ночь! Ей не придется никогда больше видеться с этими людьми, и ей совсем неважно, что Рауль подумает о ней.
– Передай мне, пожалуйста, перец, – ласково попросил он.
Звучало очень сексуально, и Эстель не могла понять, связано ли это с испанским акцентом или она просто сходит с ума.
Она протянула ему серебристую перечницу, почувствовала прикосновение его пальцев, а Рауль сразу же заметил ее оплошность.
– Это солонка, – сказал он, и Эстель покраснела.
Странно все это. Они и парой слов не обмолвились, он ничего ей не предлагал, не прижимал свои колени к ее под столом, его пальцы не задержались на ее руке, когда она передавала ему солонку, а воздух между ними искрился от напряжения.
Рауль отказался от десерта и намазал сыр на овсяное печенье:
– Я уже и забыл, как это вкусно.
Эстель искоса наблюдала за тем, как он откусил печенье и слизал кусочек айвы с губы, скользнув по ней языком.
– Теперь вспомнил.
Никаких намеков, всего лишь непринужденная беседа.
Зато Эстель в каждом его слове искала подвох.
Она намазала сыр на печенье и добавила варенья из айвы.
– Роскошно, правда? – спросил он.
– Да.
– Сейчас начнут говорить тосты, – вздохнул Гордон.
Речи затянулись. Время на свадьбах всегда тянется медленно, особенно в случае, если ты совершенно незнакома с новобрачными или когда должна оказывать знаки внимания мужчине справа, а тебя тянет к соседу слева.
Сначала говорил отец Виктории, затем пришла очередь жениха, Дональда. Он быстро покончил с формальностями и отметил, что особенно благодарен тем гостям, которые прибыли издалека.
– Конечно, я очень рассчитывал на то, что Рауль не приедет, – сказал Дональд, глядя на него. Все взоры тоже были обращены на испанского гостя. – И я очень рад, что Виктория увидела его в килте уже после того, как мы поженились!
Гости рассмеялись, плечи Рауля затряслись от смеха. Эта шутка его нисколько не смутила, он наверняка привык к тому, что его красота привлекает всеобщее внимание.
Пришел черед шафера говорить тост.
– В Испании мы не говорим тостов на свадьбе, – сказал Рауль, чуть наклонившись к Эстель, чтобы и Гордон слышал его.
Она почувствовала запах его дорогой туалетной воды и крепче сжала ножку бокала.
– Мы просто женимся, потом празднуем, а потом идем в постель, – продолжил Рауль.
← Ctrl 1 2 3 4 5 ... 22 23 24 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0175 сек
SQL-запросов: 0