Электронная библиотека

Дмитрий Ястржембский, Борис Земенков и др. - Гоголь в Москве (сборник)

Последнее обстоятельство имеет важное значение при решении загадочного исчезновения черепа Гоголя. Но прежде, чем перейти к этому вопросу, необходимо решить противоречие в показаниях относительно одежды Гоголя. Чьи свидетельства заслуживают большего доверия: В. Г. Лидина или Н. П. Сытиной? Происходило ли вообще "разграбление" могилы писателя, о котором с гневом рассказывал биограф Гоголя И. П. Золотусский?11 Представляется, что при выборе более достоверного источника приоритет следует отдать воспоминаниям Н. П. Сытиной. Вполне возможно, что эпизод с сюртуком был вымышлен Лидиным. Еще менее вероятно, что из захоронения похитили кости писателя. Эксгумация была официальным мероприятием, и расхищение останков Гоголя руководители работ (прежде всего М. Ю. Барановская) не допустили бы.
При этом наиболее интригующая подробность, а именно отсутствие черепа Гоголя, содержится в воспоминаниях обоих свидетелей перезахоронения останков писателя. Этому невероятному факту несомненно должно быть объяснение. Представить себе А. А. Бахрушина или даниловских монахов похищающих под покровом ночи череп Гоголя из разрытой могилы решительно невозможно. Видимо, голова все же в захоронении была. Тогда почему и В. Г. Лидин, и Н. П. Сытина свидетельствуют о ее отсутствии? Наиболее правдоподобным может быть следующее объяснение. Гроб Гоголя был похоронен вне склепа. Его описание либо ошибка, либо вымысел Лидина, приукрасившего свой рассказ и другими, не существовавшими подробностями. Деревянный гроб, как свидетельствует Н. П. Сытина, полностью распался. Вероятно, в силу неких подвижек в почве анатомический порядок расположения останков оказался нарушен, и скелет переместился ниже, нежели череп, который и был обнаружен отдельно (об этом говориться в воспоминаниях обоих очевидцев). Письменной записи нет, но устно Н. П. Сытина передавала, что, впоследствии, именно этот череп, первоначально отброшенный в сторону, был сочтен гоголевским и захоронен вместе со скелетом. К сожалению, эта версия не имеет твердых доказательств, однако, как объяснение "загадке головы Гоголя" она более правдоподобна, нежели кощунственное вскрытие могилы, тайно произведенное монахами одного из самых известных московских монастырей. Дальнейшие разыскания могут дополнить эту гипотезу новыми доказательствами, либо, напротив, разрушить ее и подтвердить правоту В. Г. Лидина. Так исследование комплекса монастырских могильных книг может разрешить вопрос о существовании склепа. В том случае, если будет установлено, что могила Гоголя покоилась вне склепа, вышеизложенная версия получит весомое подтверждение.
Легенда об отсутствии в захоронении головы Гоголя получила распространение вскоре после перенесения останков писателя на Новодевичье кладбище. В дневнике видного большевика А. Я. Аросева за 24 мая 1934 г. содержится следующая запись: "На днях был у Вс. Иванова, Павленко, Тихонова. Рассказывали, что отрыли прах Гоголя, Хомякова, Языкова. У Гоголя головы не нашли…" Есть даже предположение, что мотив исчезнувшей головы использовал в романе "Мастер и Маргарита" М. А. Булгаков, повествуя о похоронах Берлиоза. Сам же Булгаков оказался связан с Гоголем не менее мистической связью. Голгофа с могилы Гоголя после того как в 1951 г. был установлен новый памятник писателю поступила в мастерскую по изготовлению надгробий на Новодевичьем кладбище. Там ее обнаружила вдова М. А. Булгакова Елена Сергеевна. Она добилась того, что в 1953 г. глыба с могилы Гоголя была установлена на могиле ее мужа, продолжателя гоголевской литературной традиции. Ныне посетитель Новодевичьего кладбища на старой территории этого некрополя, на втором участке может поклониться могилам и Н. В. Гоголя и М. А. Булгакова. Напротив могилы Гоголя - захоронения А. С. Хомякова, Н. М. Языкова, С. Т. и К. С. Аксаковых и Д. В. Веневитинова12. Неподалеку, на том же втором участке, похоронен и Владимир Германович Лидин.

Примечания

1. РГАДА. Ф. 1183. Оп. 1. Д. 517. Лл. 1–2об.
2. Козлов В. Ф. Судьбы монастырских кладбищ Москвы (1920–30е гг.) // Московский некрополь: история, археология, искусство, охрана. М., 1991. С.52, 54, 66, 67.
3. Лидин В. Г. Перенесение праха Гоголя / Публ. и предисл. Л. А. Ястржембского // Российский архив: (История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв.). М., 1991. Вып. 1. С.243–246.
4. Л. А. Ястржембский в комментариях указывал (очевидно, учитывая карандашную пометку Земенкова на машинописи Лидина), что имеется в виду М. Ю. Барановская.
5. Подпись от руки.
6. Кузнецов И. Гоголь приходил за своим ребром (Немыслимая история перезахоронения) // Московский комсомолец. 1992. 1 авг.
7. Ястржембский Д. А. Л. А. Ястржембский как участник Великой Отечественной войны и историк Москвы (По материалам личного архива) // Археографический ежегодник за 2005 год. М., 2007. С.144–145. Рукопись Н. П. Сытиной находится в архиве Д. А. Ястржембского.
8. Ошибка Н. П. Сытиной; правильно - 1 августа.
9. Подчеркнуто автором.
10. Четвертый гроб заключал в себе останки Е. М. Хомяковой.
11. См. Соловьев Б. Кусочек Гоголя на память // Аргументы и факты. 6 июня 2001. № 23 (413).
12. Останки Аксаковых и Веневитинова перенесены под руководством М. Ю. Барановской с уничтожавшегося некрополя Симонова монастыря.

Примечания

1

В Городском историческом научно-техническом архиве при Архитектурно-планировочном управлении г. Москвы (в дальнейшем сокращенно: ГИНТА) нам удалось обнаружить план этого владения от 1831 года, по которому мы можем составить себе некоторое представление о внешности этого не дошедшего до нас мемориального памятника, связанного с именами Пушкина, Гоголя, Щепкина, Аксакова и других представителей литературно-художественной Москвы. Почти параллельно Большому Златоустинскому (ныне Большому Комсомольскому) переулку владение делилось - начале оградой, затем постройками - на две части. Часть, примыкавшая к Большому Златоустинскому переулку и занимавшая примерно треть всей площади, была под двором и под хозяйственными одно- и двухэтажными постройками. На остальной площади показан сад, в середине которого находился обращенный фасадом к Мясницкой большой дом с мезонином. По углам к нему примыкали одноэтажные небольшие строения, которые на плане уже обозначены снесенными. Снесена была и терраса с тремя сходами, соответствующая средней, "третной", части дома. В углу сада, возле Мясницкой улицы, у границы с соседним владением, находилась беседка. Два бока ее были обстроены одноэтажными флигелями. Сзади дома показано несколько строений, также частично подвергшихся сломке.

2

По словам С. Т. Аксакова, это свидание произошло в кабинете, "находившемся в мезонине… В комнате было жарко, и некоторые, в том числе и я, сидели без фраков" (С. Т. Аксаков. История моего знакомства с Гоголем, 1890, с. 5). Войдя во двор, мы можем видеть на боковой стене основного строения несколько окон, расположенных возле самой крыши, чем объясняется жара в этом небольшом помещении.

3

В начале XIX века это владение принадлежало П. А. Ефимовскому, родственнику и близкому приятелю популярного в те годы поэта и театрала И. М. Долгорукого. Как явствует из материалов этого владения, находящихся в ГИНТА, застройка его площади слагается при Ефимовском и сохраняется в основном до 1880-х годов. Сохранившиеся планы 1817 и 1858 годов рисуют нам это владение следующим образом: строения вдоль улицы были сдвинуты с оси несколько вправо, освобождая левый угол владения под сад или двор. В середине этого комплекса стоял одноэтажный деревянный оштукатуренный дом "покоем" в девять окон. По бокам его два деревянных же флигеля в три окна. Все нежилые постройки (сараи, конюшня, оранжерея и т. п.) были отнесены в глубь владения. Следует отметить, что в 1832 и 1833 годах в доме Загоскина жил Н. И. Надеждин, издатель московских журналов "Телескоп" и "Молва", в которых через три года появились статьи Белинского о произведениях Гоголя, сыгравшие громадную роль в творческой биографии писателя.

4

Это колоссальное по площади владение - около 2 гектаров - было преимущественно под садом. Дом был деревянный из бревен, поставленных стоймя и скрепленных железными обручами. Построен он был в 1814 году самим И. И. Дмитриевым по проекту архитектора А. Л. Витберга. Просуществовал до начала 1890-х годов, когда был сломан новым владельцем, С. Т. Морозовым, построившим на его месте ныне существующий громадный дом.

5

Находящиеся в ГИНТА два плана этого владения - 1822 и 1840 годов - дают возможность воссоздать его вид в гоголевское время. В 1822 году почти вся площадь этого владения была не застроена. Вдоль Брюсовского переулка не было ни одной постройки. Каменный двухэтажный жилой дом стоял в глубине двора, возле межи с владением № 23, боком к переулку, лицом во двор. За ним по самой меже имелось небольшое, тоже двухэтажное, каменное жилое строение.
Примыкая к нему, вдоль тон же межи тянулась до угла владения одноэтажная нежилая постройка - очевидно, сарай или конюшня. Такую же постройку мы видим и у межи, противоположной переулку. К 1840 году эта часть двора в значительной мере уже занята службами. В центре же двора появляется небольшое жилое "в один этаж с подвалом" строение. Так в течение двадцати лет застройка владения почти не менялась.

6

Во время свидания Гоголя с Максимовичем Ботанический сад занимал значительно большую, чем ныне, территорию. "После 1832 года часть земли по Грохольскому (№ 3–9) и Ботаническому (№ 1–15, 2, 4, 8–14–20) переулкам распродана по участкам". (Музей истории и реконструкции Москвы. Архив Н. П. Чулкова. Пачка 1, тетрадь 21, с. 59).
← Ctrl 1 2 3 ... 60 61 62 63 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0371 сек
SQL-запросов: 1