Электронная библиотека

Дмитрий Ястржембский, Борис Земенков и др. - Гоголь в Москве (сборник)

Для Гоголя Петербург стал одним из тяжких разочарований юности. Пробыв здесь всего несколько месяцев, он сообщал родным: "Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал"14. "Бездушен, как сам Петербург", - отзывался он впоследствии о городе своих юношеских мечтаний15. Постоянная борьба с нуждой, скитания по нетопленным квартирам, неудача с профессорством, злобная травля реакционными кругами "Ревизора" навсегда отчуждают Гоголя от Петербурга. На фоне трудных петербургских лет Москва становится для него городом, куда "едешь прямо домой, а не в гости"16. Здесь скорее были оценены его произведения, здесь в трудные дни он не раз находил дружескую поддержку. Уже в 1839 году он сообщал матери: "…там у меня есть многие приятели и друзья, которые доказали мне на деле истинную приязнь и дружбу"17. В 1843 году он благодарно вспоминал о немалом материальном подспорье, оказанном ему Москвой во время его долгой и взыскательной работы над первым томом "Мертвых душ": "Не могу до сих (пор) вспомнить без глубокого душевного умиления о той помощи и о тех нежных участиях, которые шли ко мне всегда из Москвы. Петербургу просто некогда подумать обо мне. Кому, например, придет в голову сделать вопрос: этот человек ниоткуда не получает ни копейки дохода, ничего не печатает в течение шести лет - чем он живет в это время…"18.
Любовь Гоголя к Москве резко бросалась в глаза его знакомым. П. А. Плетнев с обидой выговаривал ему из Петербурга: "Ко мне ты заезжал, как на станцию, а к ним (в Москву. - Б. 3.) как в свой дом"19. Обращаясь к В. А. Жуковскому, Гоголь писал: "В Москву ты приедешь, как в родную свою семью"20.
Даже помпезность внешнего облика Петербурга - парадное великолепие дворцов, Невы, набережных, Невского - не могла обворожить его. Встретившийся с ним в 1839 году в Петербурге Белинский записывает: "…Гоголя видел два раза… все с ироническою улыбкою спрашивает меня, как мне понравился Петербург. Невский проспект - чудо, так что перенес бы его, да Неву, да несколько человек в Москву"21. В. Ф. Чижов рассказывает, как Гоголь, вернувшись из Рима, этого города-памятника, говорил ему: "…кто сильно вжился в жизнь римскую, тому после Рима только Москва и может нравиться"22.
Гоголь был чутким ценителем архитектурных памятников. П. В. Анненков вспоминает, как Гоголь, приведя его к Форуму, "указывал точки, с которых должно смотреть на целое, и способы понимать его"23. А. О. Смирнова описывает, как он, показывая ей один из памятников, предварительно обязал "не смотреть в правую сторону… и вдруг велел обернуться. Мы ахнули от удивления и восторга… "Вот вам и Микель-Анджело! - сказал Гоголь. - Каков?"24 Погодин отмечает, что, показывая памятник, Гоголь даже "выбирал время, час, погоду, - светит ли солнце или пасмурно на дворе, и множество других обстоятельств…"25
Привольна раскинувшаяся на живописных возвышенностях Москва пленила своей красотой Гоголя. Широкие просторы, обилие зелени, красочные пятна Древних колоколен придавали особое своеобразие московскому пейзажу. Белинский считал, что в Москве "…такие живописные ландшафты"26. "В Москве на каждой версте прекрасный вид", - говорил А. И. Герцен27. И невольно вспоминается Москва, когда мы читаем у Гоголя, что для впечатляемости городского ансамбля нужно, "чтобы каждая часть, каждая отдельно взятая масса домов представляла живой пейзаж. Нужно толпе домов придать игру, чтобы она, если можно так выразиться, заиграла резкостями, чтобы она вдруг врезалась в память и преследовала бы воображение. Есть такие виды, которые век помнишь…"28. Гоголь любил не только сам в дальних прогулках любоваться Москвой, но и показывать ее другим. П. В. Анненков, встретившийся с ним в Москве в 1851 году, вспоминает, как Гоголь предложил ему "прогулку по городу"29.
Гоголь пытливо интересуется историей Москвы, просит снабжать его книгами на эту тему, "дабы окунуться покрепче в коренной русский дух"30. Он с увлечением изучает архитектурные памятники Москвы, стремится понять красоту ее древнего зодчества. О системе и продуманности осмотров Гоголя свидетельствуют его, как всегда скупые, пометы в записных книжках: "Никола в Столпах. В Кривом переулке близ Успенья. Мартын исповедник… Подле гостиного двора Троица Грузинская… Фили, церковь, кладбище, 3 версты; Кунцево, 7 верст… Измайлово. Собор. Виноградный сад. Черкизово - патриаршее село. Патриарший дом… Симонов монастырь. Коломенское - 6 верст. Царицыно, недостр[оенный] дворец Баженова. Перерва… Ост[анкино]" 31. "Пора вам в Москву, - писал он своему другу художнику Александру Иванову. - Здесь так много открывается древностей… что вы не обсмотрите и в целые годы"32. Любовное отношение Гоголя к Москве ярко сказалось в его гневной отповеди К. С. Аксакову, пытавшемуся в своих высказываниях превратить величавый народный символ - Москву в пошлый славянофильский лубок: "Я не прощу вам того, что вы охладили во мне любовь к Москве. Да, до нынешнего моего приезда в Москву я более любил ее, но вы умели сделать смешным самый святой предмет. Толкуя беспрестанно одно и то же, пристегивая сбоку припеку при всяком случае Москву, вы не чувствовали, как охлаждали самое святое чувство вместо того, чтобы живить его… стряхните пустоту и праздность вашей жизни! Пред вами поприще великое, а вы дремлете за бабьей прялкой"33.
Дмитрий Ястржембский, Борис Земенков и др. - Гоголь в Москве (сборник)
Сергей Тимофеевич Аксаков
Переходя к теме взаимоотношений Гоголя с москвичами, необходимо подчеркнуть, что весьма скупо дошедшие до нас воспоминания современников не только не раскрывают подлинную картину этих взаимоотношений, но в значительной мере сужают и искажают ее своей односторонностью, выводя на первый план М. П. Погодина, С. П. Шевырева и семейство Аксаковых. Между тем Аксаковы, Погодин, Шевырев не только никогда не могли подняться до понимания творчества Гоголя, но вне поля их зрения во многом оказывалась и вся сложность и значительность самой личности писателя. В 1847 году Гоголь признавался: "Отношенья мои стали слишком тяжелы со всеми теми друзьями, которые поторопились подружиться со мной, не узнавши меня. Как у меня еще совсем не закружилась голова, как я не сошел еще с ума от всей этой бестолковщины - этого я и сам не могу понять!"34 Различные знаки внимания, деловые услуги со стороны этого окружения Гоголя сопровождались - и путем личного влияния и путем печатных высказываний - настойчивыми попытками переключить писателя на свои идейные позиции, на позиции славянофильства, что осложняло отношения, а временами ставило их на грань полного разрыва.
В 1847 году Гоголь писал А. О. Смирновой: "Не будут живы мои образы, если я не сострою их из нашего материала, из нашей земли, так что всяк почувствует, что это из его же тела взято. Тогда только он проснется и тогда только может сделаться другим человеком… вот вам исповедь литературного труда моего… С московскими моими приятелями об этом не рассуждайте… Пусть их путаются обо мне; я их вразумлять не буду"35. "…Честный… сын своей земли", писавший, по выражению И. А. Некрасова, "не то, что было легче для его таланта, а… то, что считал полезнейшим для своего отечества"36, Гоголь с негодованием относился к их фальшивой и суетной игре в "народность". Он считал, что "…истинная национальность состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа"37. "Писатель, - утверждал Гоголь, - если только он одарен творческою силою создавать собственные образы, воспитайсь прежде, как человек и гражданин земли своей, а потом уже принимайся за перо! Иначе будет все невпопад"38. В 1846 году, решительно отказываясь принять участие в изданиях славянофилов, Гоголь резко писал Н. М. Языкову: "Статья все же будет моя, а не их; стало быть, им никакой чести…
Воспитай прежде себя для общего дела, чтобы уметь точно о нем говорить, как следу[ет]. А они: надел кафтан да запустил бороду, да и воображают, что распространяют этим русский дух по русской земле!.. скажи так, что я весьма понял всякие ко мне заезды по части статьи отдаленными и деликатными дорогами, но не хочет ли он понюхать некоторого словца под именем: нет? Это словцо имеет запах не совсем дурной, его нужно только получше разнюхать"39.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0173 сек
SQL-запросов: 0