Электронная библиотека

Джеймс Чейз - "Ты только отыщи его..."

Джеймс Чейз - "Ты только отыщи его..."
У Хэлен Чалмерс было такая внешность и тело, что она могла бы заставить мужчину сделать почти все, что она хотела. Поэтому, когда она попросила Эда Досона провести с ней наедине месяц на укромной итальянской вилле, он согласился, хотя это и не было наилучшим решением. Его рассудок говорил ему, что он сошёл с ума, что связь с Хелен принесёт ему одни неприятности, потому что её отец не только один из самых богатых и влиятельных людей в мире, но и вдобавок его шеф.
А вот чего он совершенно не ожидал - так это по приезду на виллу найти Хелен, лежащей мертвой на дне обрыва...
Содержание:

Джеймс Хедли Чейз
"Ты только отыщи его…"

Часть I

I

В жаркий майский день я без всякой задней мысли подремывал у себя в кабинете, когда меня вдруг разбудил телефон - я даже вздрогнул. Я взял трубку.
- Да, Джина.
- На проводе мистер Шервин Чалмерс, - беззвучно прошептала Джина.
У меня тоже перехватило дух.
- Чалмерс?! Боже правый! Уж не в Риме ли он?
- Он звонит из Нью-Йорка.
Дыхание вернулось ко мне, но не до конца.
- Ладно, соединяй, - сказал я и подался вперед, взбудораженный, как старая дева, обнаружившая у себя под кроватью мужчину.
Четыре года я заведовал римским корпунктом "Нью-Йорк вестерн телегрэм", но с владельцем газеты беседовал впервые.
Он был мультимиллионером, диктатором в своей области и блестящим газетчиком. Когда Шервин Чалмерс звонил вам лично, это было равноценно президентскому приглашению на чаепитие в Белый дом.
Я поднес трубку к уху и стал ждать. Послышался обычный шум и треск, потом чопорный женский голос спросил:
- Это мистер Досон?
Я сказал, что да.
- Подождите, пожалуйста, с вами будет говорить мистер Чалмерс.
Я сказал, что подожду, и подумал, как бы она отреагировала, заяви я, что ждать не намерен.
Снова послышались шум и треск, затем голос, похожий на удар молота по наковальне, пролаял:
- Досон?
- Слушаю вас, мистер Чалмерс.
Последовала пауза, в продолжение которой я гадал, что за пинок мне уготован. Что это будет пинок, я нисколько не сомневался. Я и представить себе не мог, что этот великий человек может позвонить, будучи всем доволен.
Но меня ждал сюрприз.
- Послушайте, Досон, - сказал он, - завтра моя дочь прибывает в Рим рейсом в 11.50. Я хочу, чтобы вы ее встретили и отвезли в отель "Эксцельсиор". Мой секретарь забронировала для нее номер. Вы это сделаете?
Я впервые услышал, что у него есть дочь. Я знал, что он был четыре раза женат, но дочь оказалась для меня новостью.
- Она будет заниматься в университете, - продолжал он, причем слова как-то нехотя вываливались у него изо рта, будто эта тема страшно ему надоела и ему не терпится поскорее с нею покончить. - На случай, если ей что-нибудь понадобится, я велел ей обращаться к вам. Только не давайте ей денег. Ни в коем случае. Она получает от меня шестьдесят долларов в неделю, этого вполне достаточно для молодой девушки. Ей надо сделать одну работенку, и если она выполнит ее так, как я того хочу, ей не придется особенно нуждаться. Но я хотел бы знать, что всегда есть кто-то под рукой на случай, если ей что-то понадобится, или она заболеет, пли что-нибудь в этом духе.
- Значит, здесь у нее никого нет? - спросил я - мне это очень не понравилось. Как няньку я себя ценю невысоко.
- Я дал ей несколько рекомендательных писем, и она будет учиться в университете, так что знакомые у нее появятся. - В голосе Чалмерса угадывалось нетерпение.
- Хорошо, мистер Чалмерс. Я ее встречу, а если что-нибудь понадобится, я устрою.
- Вот это мне и нужно. - Наступила пауза, потом он сказал: - Как там у вас дела? - Особого интереса он не выказывал.
Я сказал, что дела идут несколько вяло.
Наступила еще одна, долгая пауза, и я услышал его тяжелое дыхание. Я представил себе толстяка-коротышку с подбородком, как у Муссолини, глазами, острыми, как пешня, и ртом, похожим на медвежью пасть.
- На прошлой неделе о вас говорил Хэммсток. - вдруг сказал он. - Похоже, он считает, что пора вернуть вас сюда.
Я медленно перевел дух: эту весть мне до боли хотелось услышать все последние десять месяцев.
- Я, разумеется, буду рад, если это можно устроить.
- Я подумаю об этом.
Щелчок, раздавшийся в трубке, сообщил мне, что разговор окончен. Я опустил трубку на рычаг, оттолкнул стул от стола, чтобы дышать было вольготней, и уставился на противоположную стену, а сам тем временем думал, как здорово было бы вернуться домой после четырех лет в Италии. Не то чтобы мне не нравился Рим, нет, но я знал, что, пока я сижу на этой должности, у меня нет шансов пойти на повышение. Если я мог чего-то добиться, то только в Нью-Йорке.
После нескольких минут напряженных раздумий я прошел в приемную к Джине.
Джина Валетти, темноволосая веселая симпатичная девушка 23 лет, была моим доверенным секретарем с тех пор, как я начал работать в римском корпункте. Меня всегда поражало, как девушка с такой внешностью могла быть настолько умна.
Она перестала печатать и вопрошающе посмотрела на меня.
Я сообщил ей о дочери Чалмерса.
- Потрясающе, правда? - сказал я, присаживаясь на край ее стола. - Какая-нибудь рослая, толстая студентка, нуждающаяся в моих советах и внимании: чего только не сделаешь ради "Вестерн телегрэм"!
- А вдруг она красивая? - спокойно сказала Джина. - Многие американские девушки красивы и привлекательны. Ты можешь влюбиться в нее. Женитьба на ней принесла бы тебе немало выгод.
- У тебя на уме только супружество, - сказал я. - Все вы, итальянские девушки, одинаковы. Ты не видела Чалмерса - зато я видел. Вряд ли она может быть красивой, раз сна лошадка его кровей. К тому же он не захочет меня в зятья. Он наверняка планирует для дочери куда более выгодную партию, чем я, журналист.
Она посмотрела на меня долгим неторопливым взглядом из-под загнутых черных ресниц, затем повела красивыми плечами и сказала:
- Подожди, пока увидишь ее.
На этот раз Джина ошиблась, как, впрочем, и я. Красивой Хелен Чалмерс не оказалась, но не была ни рослой, ни толстой. Она показалась мне совершенно безликой: блондинка, очки в роговой оправе, широкая свободная одежда, туфли на низком каблуке. Волосы у нее были стянуты сзади в косу. Словом, она была настолько пресной, насколько может быть пресной студентка колледжа. Ни дать ни взять синий чулок!
Я встретил ее в аэропорту и отвез в "Эксцельсиор" с обычными любезностями, какие говорят незнакомому человеку. Она отвечала столь же вежливо. Пока я вез ее в отель, она успела так мне надоесть, что мне прямо не терпелось поскорее от нее избавиться. Я попросил звонить мне на службу, если ей что-нибудь понадобится, дал свой телефон и откланялся. Я был совершенно уверен, что она не позвонит. В ней чувствовалась расторопность, она явно не пропадет в любом положении и обойдется без моих советов и помощи.
Джина от моего имени послала в отель цветы. Она также отправила телеграмму Чалмерсу, что девушка благополучно прибыла.
С чувством исполненного долга я напрочь выбросил мисс Чалмерс из головы и вплотную занялся двумя многообещающими газетными материалами.
Дней десять спустя Джина предложила мне навестить девушку и узнать, как она поживает. Я так и сделал, но в отеле мне сказали, что она уехала шесть дней назад и адреса не оставила.
Джина сказала, что мне следует разузнать, где она, на тот случай, если вдруг поинтересуется мистер Чалмерс.
- Ладно, займись этим сама, - ответил я. - У меня дела.
Джина справилась в полицейском управлении. Оказывается, мисс Чалмерс сняла трехкомнатную квартиру на виа Кавур. Джипа узнала и телефон. Я позвонил туда.
Когда нас соединили, девушка, казалось, удивилась, и мне пришлось дважды повторить свою фамилию, прежде чем до нее дошло. Оказалось, она так же напрочь забыла обо мне, как я о ней, и как ни странно, это меня задело. Она сказала, что все у нее в порядке, дела идут прекрасно, спасибо. В ее голосе угадывалось какое-то нетерпение, похоже было, ее раздражает то, что я навожу о ней справки. Кроме того, она говорила тем вежливым тоном, к которому прибегают дочери очень богатых людей, когда разговаривают со служащими отца, и это привело меня в бешенство.
Я перебил ее, снова напомнил, что в случае надобности я в ее распоряжении, и положил трубку.
Джина, которая все поняла по выражению моего лица, тактично заметила:
- В конце концов, она дочь миллионера.
- Знаю, - ответил я. - Отныне пусть сама о себе заботится. Она в буквальном смысле слова меня отшила.
На том и порешили.
Весь следующий месяц я ничего о ней не слышал. У меня было очень много работы, поскольку месяца через два я собирался в отпуск и хотел сдать дела в полном порядке Джеку Максуэллу, который должен был прилететь из Нью-Йорка сменить меня.
Страница: 1 2 3 ... 35 36 37 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0275 сек
SQL-запросов: 0