Электронная библиотека

Александр Казинцев - Имитаторы. Иллюзия "Великой России"

Александр Казинцев - Имитаторы. Иллюзия "Великой России"
В книге Александра Ивановича Казинцева, известного писателя и публициста, заместителя главного редактора журнала "Наш современник", прослеживается долгая дорога, пройденная за последнее десятилетие нашей страной.
Он подробно рассматривает реформы 2000-х годов, которые должны были привести к процветанию России. Этого, однако, не случилось, напротив, страна оказалась сейчас в крайне сложном положении. Оказалось, что имитаторами от власти была создана очередная иллюзия - иллюзия "Великой России".
Содержание:

Александр Казинцев
Имитаторы. Иллюзия "Великой России"

Вместо предисловия
Конец "феличиты"

Нефтегазовое благополучие рушится на глазах. На самом верху еще трындят о "неукоснительном" выполнении "майских указов". Зато этажом ниже - на министерском и высшем региональном уровне - сочли, что пора растолковать населению истинное положение дел.
Минэкономразвития, Минфин, ЦБ принялись взапуски пересматривать прогнозы на 2015–2017 годы. Эксперты предупреждают: "… Реальные доходы населения… могут сократиться на 25–35 %" ("Независимая газета", 02.12.2014).
Глава одного из ключевых департаментов московской мэрии С.Капков высказался еще резче. Обратившись к размечтавшимся о "продолжении банкета", он заявил: "Когда придете в январе из отпуска, доллар будет стоить 100 рублей - уже я даже не знаю, что мы будем обсуждать, - как кошку замариновать или собаку". В связи с чем посоветовал гипотетическому россиянину: "Поднимай жопу (так в тексте!) и иди работай, зарабатывай деньги".
Такой вот откровенный разговор власти с народом! Похоже, по мере разрастания кризиса подобные рецепты выживания станут тиражировать все чаще.
Не буду рассуждать о морали. Мораль и политика этих господ несовместимы! Хотя, конечно, есть специфическая пикантность в том, что призыв к работягам озвучен высокопоставленным бюрократом, вся трудовая деятельность которого сводится к проведению совещаний и брифингов, встречам иностранных делегаций и прочим необременительным формам общения.
Пусть его! Куда важнее другое - власть признает: денег нет. Региональные бюджеты урезают в разы! Федеральный, только что одобренный послушной Думой, предстоит пересматривать на ходу.
Добросовестные аналитики предупреждали: катастрофа случится! "Феличита" тучных годов, которой так любило тыкать с высоких трибун начальство, держалась на запредельной цене барреля нефти марки Urals. Бюджет страны наполовину формировался за счет нефтегазовых доходов. Цена нефти определялась на сырьевых биржах Лондона и Нью-Йорка и - в значительно меньшей степени - в венской штаб-квартире ОПЕК и в королевских дворцах нефтяных монархий Залива. От России она не зависела.
Руководители в Кремле могли надувать щеки, строить планы (ничего, кроме планов да еще "олимпийских объектов", оказавшихся невостребованными сразу после окончания Олимпиады, так и не построили!), верстать бюджет исходя из трехзначных значений цен на черное золото. Однако вся эта деловая суета, все эти танцы вокруг пресловутой "иглы", с которой за четверть века постсоветской истории так и не смогла слезть Россия, мало связаны с экономической реальностью.
"Игла", прямо по слову сказки, - в руках Кощея. В западных банках, куда представителей российского истеблишмента допускают строго по одному; и не для того, чтобы давать им отчет о глобальных перспективах, а для отъема наличности, переводимой на тайные счета.
России оставалось молча ожидать решения чужих лидеров, от которого зависело, продлится ли призрачное благополучие или наступит крах. Может быть, потому, что в 2014 Москва заявила претензии на самостоятельную роль в мировой политике, крах случился раньше.
В кругах столичных конспирологов популярна версия, будто саудиты стакнулись с США и обвалили цены на нефть, дабы наказать Путина. Возможно, они правы. А может, следует прислушаться к аргументам экономистов. Те указывают на глобальную рецессию, из-за которой падает спрос на нефть, а за ним и цены.
Если вдуматься, не так уж и важно, чья версия правдоподобней. Значимо другое: российская элита утратила контроль над рычагами управления собственной экономикой. Когда баррель покатился вниз, рухнуло все. И курс рубля. И стабильность. И рейтинг "национального лидера".
Сегодня за Путина готовы голосовать 53 % опрошенных ("Независимая газета", 02.12.2014). И это после всенародного "одобрямса"!
Еще выразительнее данные опросов ВЦИОМа: "Во втором квартале 2014 года уверенность в завтрашнем дне ощущали 61 % опрошенных. В третьем квартале число таких респондентов сократилось до 51 %. В четвертом квартале их количество упало до 44 % опрошенных".
Согласно тому же исследованию, примерно половина (49 %) россиян считает, что "жить очень трудно, но пока еще можно терпеть". 7 % заявили: "Терпеть такое бедственное положение невозможно". В целом число недовольных уровнем жизни превысило 56 %.
Не злорадствую! Мне, русскому националисту (я открыто говорил о своем национализме тогда, когда употребление самого слова считалось едва ли не преступлением), особенно дороги национальный суверенитет, величие и самобытность России. Именно поэтому я всегда понимал: для их утверждения мало красивых слов. Нужны дела. Строительство заводов, электростанций, научных лабораторий. Та самая работа, к которой нецензурным окриком теперь понуждает нас столичный начальник.
Но насколько готовы - и способны! - работать сами начальники? Экономист В. Иноземцев приводит примеры хозяйствования руководителей ряда крупнейших госкорпораций. Глава "Газпрома" А. Миллер в 2008 году публично обещал "в течение 7–8 лет" довести капитализацию компании до 1 трлн. долл. За год до истечения срока "Газпром" стоит всего 68,9 млрд., не только не взяв намеченную планку, но и подешевев почти в 6 раз относительно своей прежней стоимости ("МК", 05.12.2014). Банк ВТБ за 7 лет подешевел в 3 раза. При этом российские боссы чрезвычайно высоко оценивают свои трудовые свершения. Президент ВТБ А.Костин в 2014 году получил 240 млн. руб. в качестве зарплаты и бонусов ("Ведомости", 05.12.2014).
А ведь стартовые условия были великолепными! За 15 лет страна получила 2,5 трлн. долл. нефтяных доходов ("МК", 03.12.2014). Пожалуй, рядовой читатель не отреагирует на эту цифру - просто потому, что представить не может, насколько она грандиозна. Помогу: возведение самых сложных промышленных предприятий, как правило, оценивается в 1–2 млрд. долл. А тут две с половиной тысячи миллиардов! Сколько же всего полезного, производящего продукцию, которая, в свою очередь, способна приносить доход, можно было построить!
Не сделали фактически ничего. И оказались в полной зависимости от иноземных воротил. Обжегшись, власть обвиняет Запад. А изменить ничего не в состоянии! На исходе 2014 года, столь неудачного для России, Путин выступил с традиционным Посланием к Федеральному собранию. Эксперты и простые люди ждали, что президенту под силу переломить негативные тенденции в экономике. Накануне выступления "МК" писал: "Наши респонденты на редкость единодушны: все ждут не новых духовных скреп и не разрешения вечного спора между западниками и славянофилами, а ответа на насущные вопросы, диктуемые кошельком" ("МК", 03.12.2014). Путин старался: убеждал в перспективах российского рынка, грозил валютным спекулянтам. Но после его выступления рубль в очередной раз обесценился, а российский фондовый рынок снова просел.
"Владимир Путин произнес в этом году уже немало программных речей, и они все больше расходились с насущной повесткой", - высказались в редакционной статье "Ведомости" (05.12.2014). Орган деловых кругов газета "РБК" иронически заметила: "Послание Путина: заклинания вместо действий" ("РБК", 05.12.2014). А известный Дм. Орешкин меланхолически заключил: "…Мы вместе с Владимиром Владимировичем благополучно зашли в такую историю, когда уже совершенно неважно, что он скажет".
Тем, кто внимательно анализировал пятнадцатилетнее правление Путина, нынешняя ситуация представляется закономерной. Утверждаю это как автор по меньшей мере десятка работ о "национальном лидере". Первый раз я упомянул о нем в конце 1999 года - в связи со взрывами в Москве ("Наш современник", № 11, 1999). В следующем материале я рассматривал ожидания общества, обращенные к успешному дебютанту-политику ("Наш современник", № 3, 2000). Пытался вступить в открытый диалог с новым президентом - "Как слышите, Владимир Владимирович?" ("Наш современник", № 6–7, 2001). И так далее.
В 2004 он шел на второй президентский срок. Обязательства перед окружением Ельцина были выполнены, олигархи "равноудалены". Собственно, с этого времени начинается самостоятельное правление Владимира Владимировича. В 2010 Путин готовит триумфальное возвращение в Кремль. Он входит в образ "мачо", "настоящего мужика", как назовет его на столичном предвыборном митинге С.Собянин. Путин умело использует запрос общества, рожденный на стыке отчаяния и агрессивности. Именно с этого момента его поведение становится все более демонстративным, а его решения - все более "безальтернативными".
Страница: 1 2 3 ... 63 64 65 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0354 сек
SQL-запросов: 1