Электронная библиотека

Ричард Габриэль - Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима

Война Ганнибала против Рима была бы невозможна без привлечения испанцев, галлов и племен, населявших Апеннины. Римляне тоже активно использовали племена, сначала в Испании, затем в Африке; Сципион использовал отряды нумидийских всадников и пехоты в сражениях у Башни Агафокла, на Великих равнинах и при Заме. Иногда эти племена воевали из преданности командующему, как в случае с Гамилькаром, когда справедливым и уважительным отношением он завоевал преданность испанского племени, а иногда они служили в качестве наемников. В 212 году до н. э. римляне узнали, какая опасность таится в приеме на службу наемников, когда братья Сципионы увеличили армию за счет 20 тысяч наемников-кельтиберов. Но кельтиберы, подкупленные Гасдрубалом Баркой, покинули войско, и Сципионы оказались в безвыходном положении. Они оба были убиты, и шестилетние успехи были уничтожены за один день.[74]
По достижении Италии Ганнибал полностью положился на отряды галльских и италийских племен, а потому некоторые считают, что наемники сыграли более значительную роль в карфагенских, а не в римских армиях. Это зависит от того, что следует понимать под словами "племена" и "наемники", поскольку обе армии в значительной степени зависели от воинских подразделений, составленных из членов племен, союзников и наемников. До перехода через Альпы большую часть армии Ганнибала составляли отряды различных испанских племен, которые долгое время находились под влиянием Карфагена и сохраняли статус преданных союзников или подданных.[75] Вместе с африканской пехотой и нумидийской конницей они сформировали ядро армии Ганнибала. Эти воинские подразделения долгое время оставались частью армии Гасдрубала, которую Ганнибал унаследовал после его смерти. По большей части это были опытные воины, обучением которых занимались карфагенские офицеры. После перехода через Альпы армия Ганнибала включала большую часть галльских "наемников", то есть отряды, состоявшие из членов племен, под началом своего вождя или командира. Этих воинов не следует путать с профессиональными наемниками, которые продавали свое мастерство тем, кто предлагал наивысшую цену в Греции и в других странах. В любом случае племенные наемники воевали согласно своим обычаям и зачастую были не более опытными, чем римское ополчение.
Полибий даст нам возможность понять степень зависимости Рима от итальянских союзников, когда отмечает, что в 225 году до н. э. они составляли более половины людских ресурсов Рима. "Италийские союзники" были привлечены из тридцати колоний, говорящих на латыни, в то время как "обычными союзниками" были греческие колонии и племена, населявшие Южную Италию. Обычные союзники отличались во всех отношениях, и даже говорили не на латыни, а на других языках.[76] Их надежность и преданность Риму были так же сильны, как надежность и преданность галльских и италийских союзников Ганнибалу. Милиционная (ополченческая) армия Рима и смешанная армия Ганнибала, вероятно, одинаково упорно сопротивлялись, сражались и под давлением распадались. Спустя два тысячелетия британская Индийская армия, в которую входили мусульмане и индусы, отлично сражалась под командованием британских офицеров.

Испанская пехота

Испанская пехота Ганнибала набиралась из племен, населявших область вдоль средиземноморского побережья Испании. Почти двадцатилетние усилия Гамилькара и Гасдрубала по налаживанию добрых отношений с племенами, живущими в прибрежной зоне, сделали возможной вербовку этих племен в карфагенскую армию.[77] А вот племена, жившие внутри страны, сохраняли враждебность к карфагенянам, которым время от времени приходилось использовать военные средства для подавления недовольства. Установлению отношений с прибрежными племенами помогло сильное греко-финикийское культурное и экономическое влияние, существовавшее в этом районе примерно с VI века до н. э., когда на побережье Испании появились греческие, финикийские, а затем карфагенские торговые пункты (эмпории). Это культурное и экономическое присутствие оказало существенное влияние на развитие населявших побережье Испании племен, на их искусство, сельское хозяйство, вооружение и тактику.[78] Некоторые племена позаимствовали вооружение и тактику у греков и ханаанеев, и их солдаты походили более на дисциплинированных греческих гоплитов, чем на неорганизованных племенных воинов. Соглашения, достигнутые Гамилькаром и Гасдрубалом с племенами, жившими на побережье, превратили эти племена в настоящих союзников, которые охотно служили в армии Ганнибала.
Большую часть испанских войск Ганнибала составляли иберы из разных племен - турдетаны, бастетаны, контестаны, эдетаны, - жившие на побережье и в долине реки Бетис. Иберы формировали отряды легкой и тяжелой пехоты и конницы. Воины этих отрядов были одеты в белые туники, перепоясанные широким кожаным поясом на греческий манер. Командиры носили бронзовые шлемы греческого типа, а рядовые воины обходились обычными шлемами из кожи или бронзы. Испанская тяжелая пехота из защитного вооружения использовала бронзовые пластины на ремнях, прикрывавшие грудь, и чешуйчатые панцири. Большой овальный щит, наподобие римского скутума, заставил римских авторов назвать этих воинов скутариями.
Легкая пехота была вооружена центрами - легкими, круглыми, немного выпуклыми щитами из кожи, ивняка или дерева с металлическим умбоном (бляха полусферической или конической формы, размешенная посередине щита, защищающая кисть руки воина от пробивающих щит ударов) и креплением (рукоятью). Цетратии, легкие пешие воины, были вооружены копьями и фалькатами; эти войска полагались в сражении "меча и щита" на скорость и ловкость. Ганнибал зачастую использовал свои легковооруженные войска более эффективно, чем его враги. Цетратии, наряду с пращниками, выполняли все классические задачи легкой пехоты, включая прикрытие развертывания; поддержку конницы; выдвижение и охват флангов; захват таких ключевых позиций, как холмы, перекрестки дорог и мосты; устройство засад. Важной особенностью испанской пехоты было тесное взаимодействие с конницей, что позволяло последней быстро использовать бреши, сделанные пехотой во вражеском строе.[79]
Испанская тяжелая пехота была вооружена шестифутовым метательным копьем, наподобие римского пилума, цельнометаллическим с острым наконечником в форме листа, которое называлось солиферум.
Кроме того, испанская пехота имела фаларику, сосновое древко с длинным железным наконечником. Иногда фаларику обматывали паклей, пропитанной горючим веществом, и использовали как зажигательный снаряд. Испанская пехота, возможно, также имела длинные копья, но источники наиболее часто упоминают испанскую пехоту как обрушивающую на противника град метательного оружия.[80] Легкие и тяжелые испанские пешие воины были вооружены фалькатой, основным иберийским оружием ближнего боя. Фальката - короткий изогнутый меч, сделанный из отличного испанского железа, длиной 22 дюйма и шириной 2 дюйма в самой широкой части. Острый конец затачивался с двух сторон. Эфес фалькаты выковывался из цельного куска вместе с клинком. Ни один шлем не мог выдержать рубящего удара этого изогнутого меча. Фальката произвела большое впечатление на Ганнибала, и он вооружил этим испанским мечом африканские войска. До некоторой степени победу при Каннах можно отнести за счет превосходства в ближнем бою испанского меча над коротким греческим мечом, который использовали римляне.
Испанская тяжелая пехота состояла из сильных и отважных воинов, под стать римской пехоте. Обычно они наступали сомкнутым строем и, прежде чем вступить в ближний бой с мечами, обрушивали на противника ливень копий. Зачастую этого было достаточно, чтобы сломать строй противника. Кельто-иберийская пехота иногда выстраивалась клином, атакуя противника, что часто давало положительный эффект. Испанские пешие воины, известные своим упрямством, не поддавались отчаянию в тяжелых ситуациях. Есть свидетельства, что испанская пехота, не желая капитулировать, совершила массовое самоубийство.[81]
← Ctrl 1 2 3 ... 9 10 11 ... 74 75 76 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0366 сек
SQL-запросов: 0