Электронная библиотека

Леонид Заковский, Сергей Уранов и др. - О методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистко-бухаринской агентуры

Засорению кадров подмосковных типографий немало способствовали и политически беспечные люди из Мосполиграфа. В сталиногорскую типографию, например, Мосполиграф прислал технорука В. Этот технорук вредительствовал у всех на глазах: портил шрифты, выполнял подозрительные заказы. Его оттуда убрали, и он снова нашел приют под гостеприимной кровлей Мосполиграфа. Вскоре Мосполиграф присылает туда еще одного прохвоста - некоего О. Матерой меньшевик в прошлом, он и сейчас вел в типографии враждебные разговоры, воровал бумагу, шрифты. Неоднократные требования сталиногорцев убрать этого прохвоста оставлялись Мосполиграфом без последствий.
Подмосковные типографии, конечно, не являются исключением из общей массы районных и городских типографий. Имеются факты засоренности кадров и некоторых московских типографий, причем редакторы газет, являющиеся хозяевами типографий, проявляют удивительную беспечность. Отмечены факты "утечки" шрифта и бумаги в некоторых местных типографиях. Это происходит там, где типография представляет собой "заезжий" или проходной двор.
Многие редакторы и работники газет иногда не видят за опечаткой вражескую руку и склонны эту опечатку объяснять неопытностью корректора или наборщика. Надо кончать с этой идиотской беспечностью и кончать немедленно.
Нередко окопавшиеся в типографии враги в своей вражеской работе перекликаются со своими друзьями из… редакций. Первоисточником контрреволюционных вылазок в виде ("опечаток", искажения цитат, фото и прямой вражеской пропаганды часто является редакция. Немало уже разоблачено враждебных людей, проникших в редакции при попустительстве местных партийных организаций и редакторов газет. Но разоблачены они еще далеко не всюду.
Факты показывают, что враг тем легче проникал в редакционный аппарат и безнаказанно орудовал в нем, чем в большей степени была ослаблена революционная бдительность редактора и редакционного коллектива коммунистов, чем сильнее был отрыв местной руководящей парторганизации (обкома, крайкома, ЦК нацкомпартии) от своей газеты.
Пробравшиеся в редакцию враги из разгромленных троцкистско-зиновьевского и рыковско-бухаринского лагерей не только плодили антисоветские опечатки и под видом "цитат" приводили всякие гнусности, используя газету как легальную антисоветскую трибуну. Их вражеская работа многообразна. Они отгораживали газету от читателей, глушили самокритику, вытесняли из газеты читательские письма, опорочивали на страницах газеты честных людей и, наоборот, восхваляли заведомо им известных скрытых врагов народа (например, "Уральский рабочий"). Они толкали газеты на разглашение государственных тайн оборонного и иного характера. Они умышленно обволакивали фимиамом коммунистов-ротозеев, близоруких работников партийного и хозяйственного аппаратов, чтобы легче было орудовать вражеским силам.
Немало врагов проникло в районные, транспортные, областные и некоторые центральные газеты.
Приведем несколько примеров засоренности отдельных газет на железнодорожном транспорте.
Газета "Путевка" (дорога им. Л. М. Кагановича). Редактор газеты Принумитул был личным другом врага народа Беленького и диверсанта М. (ближайшего подручного расстрелянного бандита Турока). Редактор допустил проникновение в редакцию под видом рабкора троцкистского террориста М., намеченного Туроком в качестве физического исполнителя одного террористического акта.
В редакции газеты "Путевка" оказались еще ряд "работников", привлеченных Принумитулом, с темным политическим прошлым, фальсификаторов и др.
В газете "Амурский железнодорожник" (Амурская дорога) работал сотрудником некий К., который отбывал наказание за контрреволюционную, троцкистскую пропаганду.
Другой сотрудник М. тоже был осужден за троцкистскую пропаганду. В этой же газете нашли себе место и бывший офицер-колчаковец, и сын вредителя, осужденного по делу промпартии, и троцкистка Г., которая вредительски срывала своевременный выпуск газеты и вела контрреволюционную агитацию среди работников печатного цеха. В дорожной газете Калининской дороги "Советский железнодорожник" разоблачена контрреволюционная группа, занимавшаяся долгое время подрывной, вредительской работой в редакции и издательстве.
Разоблаченный троцкистский шпион - бывший начальник сектора печати политотдела Московско-донбасской железной дороги - насаждал в отделенческие газеты "своих" людей: подхалимов, пьяниц, чужаков. В числе таких был послан в газету валуйского отделения "Новый путь" некий Д. в качестве заместителя редактора. Пользуясь политической близорукостью редактора, Д. проводил в газете вредительскую работу, сделал газету политически беззубой, скучной, беспринципной. Работы с рабкорами никакой не проводилось. Д. печатал в газете статьи троцкистов и протащил в газету контрреволюционную предельческую статью о невозможности ездить на тощих углях. Д. разглашал в печати номера партийных билетов отдельных коммунистов.
При попустительстве отдельных райкомов партии немало и районных газет оказалось, по сути дела, в руках враждебных людей.
Например, аткарская газета "Коммунист" (Саратовская область). Долгое время ее редактировал троцкист 3. Он принял на работу в помощь себе некоего К., по его словам, "незаменимого" работника. Он не ошибся в своих расчетах, ибо К., действительно, оказался весьма подходящим, прямо-таки незаменимым для… враждебной работы в газете. Кто такой К.? Отец его за антисоветскую работу был осужден.
К., работая в сберкассе, растратила 25 тыс. руб. Сам К. долгие годы работал с матерыми троцкистами.
И вот вкупе с этим "незаменимым" работником троцкист 3. творил свое гнусное дело в аткарской газете. Сознательно допускались, контрреволюционные опечатки. Скрывались от читателей важнейшие партийные решения. Злостно искажались селькоровские письма, а сигналы селькоров о вражеской работе на местах вообще уничтожались. Эта контрреволюционная работа протекала на глазах у районного партийного руководства.
В некоторых газетах орудовали и диверсанты, и агенты фашистских разведок, и руководители подпольных троцкистских групп и группочек, и меньшевики, и эсеры, и люди, крепко связанные родственными узами с заграницей, и т. п.
В этой связи следует отметить прямо преступную систему приема работников в редакционный аппарат. Принимают людей на работу обычно технические работники газетного или книжного издательства, в лучшем случае секретарь редакции. Берут без разбора, не вникая как следует в биографические данные о работнике.
Вот несколько фактов из практики "подбора" кадров в редакции некоторых районных газет Московской области.
В г. Ряжске до апреля 1937 г. в редакции работал в качестве секретаря некий С., беспартийный. С. при поступлении на работу предъявил документы, из которых видно было, что он выслан на три года из Москвы. Тем не менее редактор, посоветовавшись с секретарем райкома партии, принял С. на работу.
В газете Желтухинского района до недавнего времени работал сотрудником редакции некий Ш., беспартийный. Ш. работал до этого в других редакциях, откуда увольнялся за растраты и хищения бумаги. Редактор газеты, взяв с него "честное слово", что он больше воровать не будет, зачислил его сотрудником. Через некоторое время Ш. в отсутствие редактора украл из типографии 62 кг бумаги и увез ее на редакционной лошади в Ряжск, где пытался бумагу продать. В: Ряжске бумага была задержана милицией, и Ш. был привлечен к судебной ответственности. Но и после этого Ш. в ожидании суда с благословения редактора продолжал работать в желтухинской газете. Через некоторое время он оттуда благополучно уехал и пытался устроиться в горловской районной газете.
В газете Куркииского района в 1934 г. работал секретарем редакции некий М., беспартийный. В декабре 1934 г. М. в отсутствие редактора вверстал под текстом приговора Верховного суда о расстреле убийц товарища Кирова контрреволюционное клише. Редактор ночью читал газету в полосах, но клише не заметил. За это он получил партийное взыскание, а М. был уволен.
Через год этот же редактор вновь принимает М. на работу. Вскоре в редакцию газеты пришел новый редактор. И при новом редакторе М, опять вредительски сверстал в газете два клише таким образом, что получается антисоветская вылазка. У М. хватило наглости после своего вторичного увольнения писать письма в МК ВКП(б) и в "Правду", которых он утверждал, что увольнение его является результатом плохого отношения к нему со стороны нового редактора.
В этих письмах М. клянется в своей политической честности и ни словом не упоминает о своей вредительской работе в этой же газете в 1934 г.
В калужской "Коммуне" в течение нескольких лет подвизался исключенный из партии еще в 1923 г. некий Е. Он считался "незаменимым специалистом в газетном деле". 1 мая этого года Е. организовал вражескую вылазку в газете. Недавно Е. Был разоблачен как враг народа.
В рязанской газете в течение трех лет работал в качестве редактора троцкист Е. Он был членом парткома и считался "своим парнем". Недавно его разоблачили как врага народа.
В редакции той же рязанской газеты подвизалось еще несколько врагов народа: троцкист Н., оказавшийся шпионом и руководителем троцкистских, групп в Рязанском районе, немецкий шпион П., выполнявший функции информатора фашистской прессы, и другие.
Все эти люди были в свое время приняты на работу без всякого разбора и считались "незаменимыми работниками" в рязанской печати. Нужно отметить, что и райкомы партии весьма легко относятся к приему и проверке людей, работающих в аппарате редакций, передоверяя это дело целиком редакторам газет или прямо попустительствуя порочной системе найма на работу в редакции.
С этой "системой" найма надо решительно покончить. Сам редактор газеты, журнала, сам редактор издательства лично должен изучать вновь принимаемых людей.
← Ctrl 1 2 3 ... 63 64 65 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0072 сек
SQL-запросов: 0