Электронная библиотека

Григорий Григорьев - Сказка про Алю и Аля

IV. ГРАНИТНЫЙ ТАЙФУН
В доме не было ни ветра, ни дождя. Весело разгорались дрова в камине. Дети переоделись в сухую одежду и сели отогреваться у огня.
Потоки дождя, подхваченные ветром, волнами расплескивались по оконным стеклам. И казалось, будто ночь плачет.
- Кого же мы повстречали на улице Неожиданностей? - выговорил наконец Аль. - Кто он, этот Пес, и что означает его появление на нашем пути?
- Аль! А вдруг все это нам показалось?
- Нет, одно и то же не может показаться сразу двоим.
- Да, одно и то же вряд ли может показаться сразу двоим, - согласилась Аля.
- Скажи, Аль, - после недолгого молчания вновь спросила его девочка, - а что это за Гранитный Тайфун, про который ты разговаривал со Старым Фонарщиком?
- Как! Ты не слышала легенду о Каменном ветре?! - удивился мальчик. - Ну, так слушай!.. Однажды мне поведал ее Органист, и я запомнил эту историю слово в слово.
Аля поближе пододвинулась к жаркому камину. И Аль повел свой рассказ:
В стародавние времена, в ту пору, когда и прадеды наших прадедов еще не родились, жил в Городе Больших Фонарей Поэт. В то далекое время люди совершили много зла. И от этого небеса над Городом утратили все добрые свои свойства. И к Городу сам собой притянулся ветер-убийца - Гранитный Тайфун. Но никто из горожан не догадывался об этом. Лишь один Поэт почувствовал его приближение. И однажды, придя на городскую площадь, он обратился к соотечественникам:
- Внемлите мне, сограждане! Грядет труднейшее испытание - Гранитный Тайфун. Словно хрупкая яичная скорлупа, лопнет под тяжестью Каменного ветра земная кора. Разверзнутся скалы! Проснутся вулканы! А с неба прольется целый океан дождя и затопит Город! Никогда вам не будет хотеться спать так неодолимо сильно, как в эту роковую ночь. Ведь невыносимой тяжестью наполнит Гранитный Тайфун все ваши мысли. И, хотя глаза будут закрываться сами собой, заклинаю вас, люди: чтобы не уснуть навеки, не смыкайте глаз в эту ночь. Ведь Город спасется лишь в том случае, если все от мала до велика встанут на бой с Каменным ветром.
Но горожане посмеялись над Поэтом и разошлись по своим домам. А тем временем грозный час приближался.
"Неужели Городу суждено исчезнуть с лица Земли?! - сам себя спрашивал Поэт, и сам же отвечал: - Конечно, ведь Гранитный Тайфун погружает горы на дно морей, превращает в океанские впадины целые континенты. И мой народ уснет навеки, так и не пробудившись!.. Я не знаю, смогу ли один остановить каменную стихию? Но я встану на ее пути".
И Поэт сел писать стихи. Он писал о том, как велик человек в любви к своему народу. И что нет в его сердце страха. И что нет на свете лучшей смерти, чем смерть за людей. Не для сегодняшних горожан писал Поэт, но для новых - завтрашних граждан. И когда стихи были закончены, он надел на себя боевые доспехи, взял щит и меч и, придя на городскую площадь, в другой раз обратился к соотечественникам:
- Сегодня ночью на нас обрушится смертельное испытание - Каменный ветер. Вы не вняли моим словам… Ну, что же, да не станет зрячий судить слепого. Но заклинаю вас выполнить мою последнюю волю! Вы должны приковать меня самыми крепкими цепями к самой высокой скале над Океаном…
Жители немало подивились подобной просьбе и не знали, как им быть. Но тут кто-то из толпы громко крикнул:
- Исполним его нелепое желание. Если хочет, пусть сражается с ночью. Ему и невдомек, что мечом не разрубить тьму. Быть может, ночная стужа охладит его распаленное воображение и наконец-то излечит от зауми.
И горожане крепко-накрепко приковали Поэта к самой высокой скале над Океаном.
К вечеру небо над Городом заволокло тяжелыми тучами. С Океана налетел шквальный ветер. А с неба хлынул целый поток черного тяжелого дождя. И люди поспешили укрыться в своих домах. Но разве можно спрятаться в доме, если на пороге стоит незваный гость - Гранитный Тайфун?
Оставшись один, Поэт видел, как от ветра и дождя быстро поднимается вода в Океане. Но к тому времени, когда гигантские волны начали выплескиваться на улицы, все горожане легкомысленно и крепко спали. От потоков дождя щит и боевые доспехи Поэта стали как решето, а лезвие меча рассыпалось в прах по самую рукоять. Но Поэт помнил о беззащитном Городе Больших Фонарей. Он знал, что щитом ему будет - любовь к людям, а мечом явится вера в победу.
Ветер час от часу крепчал, становился все тяжелее, пока не сделался будто из камня. И тогда вздрогнула земля. Это приближался Гранитный Тайфун. И тут же его передовые вихри ударились о великую любовь Поэта.
И тогда Поэт понял: "Пора!" - и воскликнул:
- Войди в меня, Каменный ветер! Войди и останься во мне навсегда!
И вздрогнул от этих слов Гранитный Тайфун. Ведь никто из людей до сей поры не смел им повелевать. И взревел Каменный ветер бешено:
- Кто бы ни был ты, дерзнувший встать на моем пути, я превращу тебя в пыль!
Но Поэт твердо верил в победу, и брызнули во все стороны каменные осколки, разрубленные незримым лезвием его Веры. И в страхе отступили Каменные вихри от разрушенной до половины скалы с прикованным к ней Поэтом. И вновь услышал Гранитный Тайфун:
- Что же ты медлишь, трусливый ночной убийца? Войди в меня. Войди и останься во мне навсегда! И всей своей невыносимой тяжестью навалился Каменный ветер на Поэта. И скала, к которой он был прикован, погрузилась в Океан.
И затрубил Гранитный Тайфун победно:
- Слава мне, всесильному и всесокрушающему!
И угодливо подвывали его прислужники - Каменные вихри:
- Слава всесильному и всесокрушающему Каменному ветру!
Но про себя Гранитный Тайфун думал другое:
"Продержись этот несгибаемый человек еще немного, и мне бы не устоять перед ним. Ведь в третий раз я должен был последовать его приказу. Но теперь все кончено… И Город, породивший опасного безумца, восставшего против меня, я сотру с лица земли!"
Но тут донеслось из океанской пучины:
- Войди в меня, Каменный ветер!..
И, пораженный, Гранитный Тайфун затонул в Океане. И был он таким большим, что всколыхнулся и вышел из берегов весь великий Океан.
Наутро горожане очень удивились: улицы были зелеными от мокрых океанских водорослей. А подойдя к городским воротам, люди в страхе отпрянули назад. Дорога за воротами обрывалась пропастью, у подножия которой шумел Океан. И нигде не было даже останков самой высокой скалы с прикованным к ней Поэтом. В том месте, где еще вчера гордо и непреклонно вздымалась высочайшая скала, сегодня лишь кипели холодные волны над бездонной океанской впадиной.
И горожане разом вспомнили пророчество Поэта, и души их наполнились суеверным ужасом. Люди вдруг почувствовали себя непреодолимо одинокими, словно оказались в безвыходной западне каменного мешка. Горожане попадали на колени и воздели руки к небу. Они просили Поэта простить их! Они молились Поэту - ими же созданному богу. Лишь один маленький мальчик не молился вместе со всеми. В расщелине между камнями он нашел чудом уцелевший клочок бумаги. И сам не зная почему, спрятал его, не сказав о своей находке взрослым. Он бережно хранил последние стихи Поэта. А когда вырос, то сумел их прочитать. Но это уже совсем другая история! - закончил Аль. - О, да ты, Аля, я вижу, совсем опечалилась! Напрасно я рассказал тебе о Поэте. Не принимай все это близко к сердцу. Хотя в сегодняшнюю ночь сделать это трудно.
- Нет! Я ничуть не опечалилась. Просто твой рассказ мне что-то напоминает: "С неба прольется целый океан дождя, и ветер станет словно из камня!.."- у меня такое чувство, что это уже было когда-то, давным-давно, так давно, что, наверное, и быть не могло…
Дети замолчали и задумались. Аля долго смотрела, как полыхают дрова в камине, и незаметно для себя задремала. Приснилось ей звездное небо. Оно вырастало и приближалось. Казалось, протяни лишь руку - и дотронешься до звезды. Черной Тучи не было. Она исчезла, как дурной сон. В глубине Вселенной, отталкиваясь от созвездий, летел непостижимый космический Пес.
Аля открыла глаза: угли догорели в камине. "Неужели я уснула?"- подумала девочка. Уткнувшись лицом в нагревшуюся от камина овчинную шкуру, сладко посапывал Аль. Аля услышала, что в оконное стекло кто-то осторожно, но настойчиво стучит.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0284 сек
SQL-запросов: 0