Электронная библиотека

Иоанна Хмелевская - 2/3 успеха

- Так что учтите, о сыне пани Наховской никто не должен знать, вам я сказал под большим секретом.
- Могила! - заверили дедушку внуки, и он успокоенный продолжал:
- Так этот негодяй Баранский поначалу пытался меня шантажировать, - дескать, пани Наховской придётся худо, а я уже знал и ему в ответ - ничего не выйдет, с шантажом покончено! Баранский кинулся к ней, а она как раз ремонтировала двери пустого чулана. И это немного сбило с него спесь.
- Ну, и оказалось…
- … и оказалось, что Пшеворский был тем неизвестным, который вскоре после войны раскопал в развалинах дома пана Франтишека его марки…
- И это ты узнал только благодаря пани Наховской? Только она знала об этом?
- Только она, - подтвердил дедушка. - Оказывается, Пшеворский жил в одном доме с паном Франтишеком и слышал о его бесценной коллекции. Сам он не был филателистом, марки раскопал только для того, чтобы продавать их. Он и составил список марок, в котором отмечал, что и кому продаёт. К пани Наховской обратился как к эксперту, она определяла стоимость марок. Вскоре поняла, что имеет дело с ценной коллекцией, попросила список у Пшеворского, пока то да се, началась эта неприятная история с её сыном, и пани Наховская уже не могла мне передать список, её начали шантажировать. Баранский даже заставлял её то занижать стоимость марки, то искусственно завышать, в зависимости от своих потребностей, и бедной женщине приходилось идти на такие махинации. Как она только с ума не сошла - не знаю. И вот теперь, когда её освободили от этого беззастенчивого шантажа… Благодаря пану Левандовскому.
- За что же нам безграничная благодарность? - простодушно удивился Павлик.
- Кажется, вы поддержали её добрым словом в трудную минуту, - предположил дедушка, а Яночка подумала - видно, не очень правдоподобно получилось у пана Левандовского приписывание себе всех заслуг по освобождению пани Наховской от шантажистов и вывозу наворованного имущества, и женщина сама догадалась об их участии. А может, простодушный молодой учёный и проговорился ей? Ну да что теперь…
- Что ж, - сказала девочка, отодвигая от себя тарелку и стараясь больше не смотреть на торт, - все хорошо, что хорошо кончается. Теперь ты можешь нам рассказать все в подробностях, в хронологическом порядке. Кто что сделал, кто что сказал, год за годом. А о последних днях - по минутам!
- Полностью присоединяюсь к предыдущему оратору, - сказал Рафал и тоже отвернулся от сладостей, - Где же этот горький чай?
В отличие от внуков, дедушка ограничился только одной порцией торта, поэтому не ощущал в себе никаких неприятных симптомов. Напротив, в нем росла и расцветала радость по поводу одержанной победы, и рассказывать о марках он мог бесконечно. Расположившись поудобнее в своём кресле, он набил трубку свежим табаком, раскурил её и принялся рассказывать, с наслаждением смакуя малейшие эпизоды марочной эпопеи.
* * *
- Оказывается, все очень просто! - ворчал Павлик, когда они с Яночкой вернулись к себе. - Неужели сами не могли сообразить? Без нас бы ничего не сделали. Все им подскажи, научи…
- Кого, например, мы научили? - спросила сестра, с ногами забираясь на свою тахту.
- Да хотя бы ту же пани Пекарскую. Сама бы ни в жизнь не сообразила стащить кляссеры, пришлось подсказывать… Я уже не говорю о пани Наховской. Та без нас совсем бы пропала.
Надо честно признать, что все облагодетельствованные ими особы отдавали должное заслугам Павлика и Яночки и признавали, что без них и в самом деле ничего бы не сделали. Начала пани Пекарская, выразив глубочайшую благодарность за разоблачение Очкарика. Следующим был пан Левандовский. Тот откровенно признался, что благодаря Яночке и Павлику его диссертация явится новым словом в подростковой психологии, как знать, может быть, и выдающимся открытием. И наконец, немного пришедшая в себя пани Наховская. Та благодарила со слезами на глазах. От ворованных запчастей и следа не осталось, шайка грабителей скрылась с горизонта, и как следствие этого, её оставили в покое шантажисты со своими марками.
- А если опять когда сунутся, - сказала пани Наховская, - так я этому Баранскому собственноручно дом подожгу! Я прямо так и сказала этому негодяю Баранскому. Они сочли меня ненормальной, а я и в самом деле уже с ума сходила, вот он сразу и поверил. И теперь побоится - что взять с сумасшедшей? Думаю, отвязались от меня навсегда.
Последней их благодарила мать Каролины. Ещё бы, благодаря энергичным и предприимчивым Хабровичам и её замкнутая, неповоротливая Каролинка перестала быть замкнутой, общается со сверстниками, всегда оживлённая и весёлая. Девочку прямо не узнать, и мама надеется, она такой и останется.
Пришла пора подводить итоги достигнутого. Яночка достала свою тетрадь в клетку с записями и принялась её листать.
- Лучше всего получилось с пани Наховской, - пришла к выводу девочка. - Тут, можно сказать, мы добились стопроцентного успеха. По всем статьям!
- Факт, - согласился мальчик. - Жаль, что с марками только половина, пятьдесят процентов.
- К сожалению, меньше половины. - Почему? Дедушка же сам сказал, - половина коллекции.
- Это дедушка сказал на радостях и чтобы сделать нам приятное. А на самом деле там нет пятидесяти.
- Не понимаю, с чего ты взяла. Яночка тяжело вздохнула.
- Потому что не хватает серии доплатных марок достоинством в десять крон. Вспомни, дедушка рассказывал, всего пятнадцать штук во всем мире! Мерзавец Пшеворский продал её какому-то Выпрыху, а этот Выпрых смылся за границу уже много лет назад. Так что считать дедушкину коллекцию половиной коллекции пана Франтишека мы не имеем права. И речи быть не может!
Павлик глубоко задумался. Кажется, сестра, как всегда, права.
- Допустим, - сказал он, - половина, но ведь пани Наховская - все сто процентов! Один плюс одна вторая… а должно быть два… Вместе получается три четверти.
Яночка была неумолимой.
- Пани Наховская - побочный продукт, её мы не можем целиком приплюсовать к нашим процентам. От силы потянет… минутку, подумаю… Мы ведь с самого начала не нацеливались на пани Наховскую, так? Она всплыла по ходу дела, так? И её спасение нельзя считать нашим достижением в области марок. Нет, я считаю, десять процентов надо с неё скостить. И ещё десять процентов снимаем из-за этого Выпрыха. С половины снимаем, значит с целого это составит пять процентов. Теперь суммируем…
В уме такого не сосчитаешь. Яночка подсчитала на бумаге и сказала:
- Всего мы набрали успехов на одну целую тридцать пять сотых. Теперь делим это на два, получается… ноль целых шестьдесят семь с половиной. Выходит, две трети.
Настроенному на максимальные достижения Павлику совсем не нравились подсчёты сестры. Он попытался подступиться к ней с другого боку.
- Если начистоту, мы же с тобой поначалу ни на какой такой успех и не настраивались, не ставили задачи - непременно добиться ста процентов!
- А это кто как.
- Не понял.
- Я так, например… ну да ладно, сначала я тоже хотела только разобраться в том, что с этими марками происходит. А потом, ну вспомни сам! Потом сказала тебе, что достигнем только четверти успеха. Четвертушки! Когда дедуля, дал нам список марок пана Франтишека.
- Вот видишь! Ты мечтала об одной четвёртой, а мы с тобой достигли двух третей успеха. Это же лучше, чем одна четвертушка, так ведь?
Яночка никак не желала успокаиваться на достигнутом.
- А Баранский жив и здоров, - снова безжалостно напомнила она брату о печальной реальности. - И будет по-прежнему штамповать фальшивки. Раз не удалось его совсем пришлёпнуть, значит, и наши две трети тоже такие… не совсем… бракованные, в общем.
- А чего бы ты хотела? - рассердился брат. - Чтобы мы сами покончили со всеми бандюгами? Поубивали их всех? Заладила - "две трети, две трети"… Какие-то дроби идиотские выдумала! С меня достаточно! Я хочу стопроцентного успеха! Мне нужен один успех, но полный! И все равно в чем…
Яночка внимательно взглянула на брата и захлопнула тетрадь.
- Очень рада! - сказала она спокойным голосом. - Думаешь, мне нравятся дроби? Думаешь, меня радует, что вместо целого успеха мы добились всего каких-то двух третьих? Я бы тоже хотела один полный! И в чем его добиться, я пока не знаю. Не будем же мы с тобой искать по свету этого проклятого Выпрыха! Может, когда вырастем, а пока…
- Что ты привязалась к этому Выпрыху? Неужели ничего другого нельзя придумать?
- Можно, конечно. И даже нужно. Надо подыскать что-нибудь подходящее, и побыстрее! И с самого начала настроимся на полный успех, а не на четвертушку! Поглядим, что из этого получится.
Всем своим существом Павлик чувствовал, что две трети успеха его категорически не устраивают. Да какой же это успех, считай, просто-таки поражение! Нет уж, он во что бы то ни стало должен добиться грандиозного успеха, полного и безоговорочного! И тогда разные люди будут взирать на него горящими от радости огромными чёрными глазами… Взирать с восхищением и восторгом! Нет, надо как можно скорее браться за новое дело и добиться в нем полного успеха!
Жалкие две трети стали мощным стимулом…

← Ctrl 1 2 3 ... 56 57 58
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0279 сек
SQL-запросов: 0