Электронная библиотека

Иоанна Хмелевская - 2/3 успеха

- А что нам стоит проверить? Мне тоже интересно, что он там выискивал, - пояснила сестра.
По собственной инициативе Павлик принёс вместе с газетой и телефонную книгу, правда, не такую новую, как на почте, но ведь, в конце концов, телефоны людям меняли не каждый день.
Поскольку письменный столик Яночки занят был головоломкой, дети разместились на тахте.
- А дальше что? - спросил Павлик, после того как они вдвоём с сестрой сделали то, чем занимался Зютек на почте. У них это, естественно, заняло вдвое меньше времени. - Вот мы всех переписали. И что нам это даёт?
- Понятия не имею, - ответила Яночка, возвращаясь к своей головоломке. - Где этот Зютек живёт, не знаешь?
- Откуда мне знать? И зачем нам это?
- Да так, мне пришло в голову сразу все. Во-первых, интересно, он каждый день выискивает этих покойников или нет? И если бы хил поблизости, можно было бы пооколачиваться у почты и проверить. А если живёт в другом месте, мог туда и случайно заскочить. Во-вторых, не мешало бы поглядеть на его квартиру, в каких условиях он живёт, может, им там тесно, может, кто из них женился и теперь совсем невозможно стало жить, или ещё что. Ну, и в-третьих, я считаю, что не мешало бы пройтись нам по этим адресам, посмотреть, не делается ли там что интересное…
Павлик высказал свои предположения:
- А может, парень просто подрабатывает. После покойников много барахла остаётся, так он берётся мебель перетаскивать, мусор выносить, книги продавать, ремонтик сделать, да мало ли что ещё. Помнишь, сколько книг осталось после смерти тёти Агаты! А они тяжеленные, как сто тысяч чертей.
- Может быть, - согласилась сестра. - Или его отец занимается изготовлением надгробных памятников и велит сыночку выискивать богатеньких заказчиков. Я бы начала с Зютека. Сколько там, в телефонном справочнике, этих Вильчаков?
Павлик подсчитал.
- Девять штук. И все живут далеко. Но Зютек может быть из тех Вильчаков, у которых нет телефона.
- Значит, придётся подстеречь его на почте. С завтрашнего дня можешь и начать.
- Не выйдет. Завтра почта работает с утра до обеда, я в школе. После обеда - только послезавтра.
- Ну ладно, начнёшь послезавтра. А завтра пойдём по покойникам, - решила Яночка.
- Клево! - обрадовался Павлик. - Но тогда не мешало бы прихватить с собой и Хабра, значит, прямо из школы не можем отправляться.
Яночка обернулась. Их любимец Хабр спал на коврике у двери и при звуке своего имени открыл один глаз.
- Ясное дело, - согласилась Яночка. - Если мы хотим что-то узнать, без Хабра и пытаться не стоит. Может, и на почту ему пойти с тобой?
- Нет, на почту собак не пускают, - вздохнул Павлик. - Да и Зютек может приметить пса. Уж лучше на почту я пойду один, а Зютека не упущу, не беспокойся.
- Значит, завтра и начинаем. И даже лучше, что заскочим домой за собакой, по крайней мере оставим дома эти тяжести.
И Яночка кивнула головой на свой ранец.
* * *
Около семи вечера усталая Яночка присела на низенькую кирпичную загородку, окружающую детскую площадку где-то на задах улицы Жвирки и Вигуры. Это был уже четвёртый сряду адрес, который они с Павликом проверили за сегодняшний день, и устали дети страшно. Несмотря на рационально составленный маршрут, дорога отняла много сил и времени, ибо совпала с "часами пик", и детям пришлось из-за собаки значительную часть пути проделать пешком. Нельзя же было обрекать пса на мучения в переполненных автобусах! Самое же плохое, что тщательно продуманная операция не дала абсолютно никаких результатов. Нуль! По намеченным адресам совершенно ничего не происходило. Двери квартир покойников выглядели обычно, ничего подозрительного поблизости не наблюдалось, никаких открытий Яночка с Павликом не сделали.
Усталые и разочарованные, дети добрались наконец сюда, на Окенче, край города. Четвёртый адрес из некрологов. Павлик отправился посмотреть на очередную дверь квартиры умершего, Яночка воспользовалась минутой отдыха. Доволен был только Хабр. Ещё бы, совершенно непредвиденная долгая прогулка. Пёс ни чуточки не устал и теперь бегал вокруг хозяйки, знакомясь с окружающей территорией.
Выйдя из дома, Павлик не спеша подошёл к сестре.
- Кто-то там в квартире есть, - доложил мальчик. - Чего-то делает, и ничего не слышно. Наверное, покойник жил не один, кто-то остался. И что теперь?
- Теперь нам быстренько надо возвращаться, чтобы хоть на ужин не опоздать, - сказала девочка. - Уже темнеет. Смотри, кто-то роется на помойке.
Павлик присел рядом.
- Есть хочется по-страшному, - вздохнул он. - Так ничего и не узнали, столько находились и все впустую! Может, позвонить в квартиру, поговорить?
Сестра не ответила, она тоже не знала, что теперь делать. Какое-то время дети сидели молча, наблюдая за собакой. Солнце зашло, смеркалось, в окнах кое-где уже зажёгся свет. Люди редко проходили мимо, в эту пору на детской площадке делать нечего, а с работы все уже давно вернулись.
- Что ты сказала? - как бы очнулся Павлик. - На какой помойке?
- Да вон там, видишь, огороженная площадка для баков с мусором. А этот не из дома вышел, а прямо с улицы свернул и никакого мусорного ведра не нёс.
- Нищий какой-нибудь?
- Да нет, - ответила сестра. - Светло ещё было, я разглядела. Нормально одет. И на пьяницу не похож.
Человек, копавшийся в мусоре, не очень заинтересовал Павлика. Уж слишком он устал за день. Уставившись на копающуюся в мусорном баке тёмную фигуру, мальчик жаловался:
- Неужели они не могли поумирать в одном районе? Или хотя бы недалеко друг от дружки? Нет же, один в центре, другой на Жолибоже, третья на Мокотове, теперь эта вот здесь, на Окенче…
Со стороны помойки сквозь ажурную стенку из кирпича и оплетавшего его дикого винограда блеснул луч света.
- С фонариком копается, - заметила Яночка. Тут наконец до брата дошёл смысл информации. Не мешало бы проверить, что человек может искать в темноте на помойке? Раз уж они решили проверять все непонятное и подозрительное по выписанным из некрологов адресам. Не мешало бы, но уж очень он устал, встать просто не было сил. Свет на помойке погас, оттуда вышел мужчина и не торопясь пошёл к улице. Путь его пролегал мимо детской площадки. Павлик вздрогнул, толкнул сестру в бок.
- Слушай, это он! - прошептал мальчик.
- Кто "он"? - не поняла Яночка.
- Зютек же!
Яночка схватила брата за руку, удерживая от резких движений. Дав парню отойти подальше, она негромко позвала Хабра и, поглаживая по голове умную собаку, стала ей объяснять;
- Это Зютек, Зютек! Слышишь, пёсик? Зютек! Мы идём за ним! След! Держись за Зютеком! Вперёд!
Хабр бросился следом за парнем, Павлик рванулся к помойке. Яночка поймала брата за рукав.
- Ты куда?
- К мусорным бакам! Нельзя так оставить…
- Там темно! Фонарик мы не захватили.
- У меня есть спички!
- Зютек важнее!
- За ним пойдёт Хабр!
- В автобус Хабр один не сядет!
- Холера! Ладно, сюда мы ещё вернёмся. С помойкой решили, а тут и Хабр вернулся. По приказу хозяйки он обнюхал оставленные Зютеком следы, побежал за парнем, не приближаясь вплотную, на небольшом расстоянии обнюхал и его и вернулся к хозяйке в ожидании дальнейших приказов. Зютека он уже знал и запомнил.
Яночка посмотрела вслед удаляющемуся парню. Оставались считанные секунды для принятия решения. Павлик принял его:
- Ты с Хабром - за ним, я все же взгляну на мусорный бак и догоню вас!
Яночка послала вперёд Хабра и побежала за ним. Получив чёткую команду, привыкший к таким задачам Хабр перестал оглядываться на хозяйку и лёгкой рысцой двинулся за Зютеком. Тот вышел на улицу Жвирки и Вигуры и остановился на перекрёстке перед светофором. Короче, Павлик присоединился к ним ещё до того, как Хабр с Яночкой добрались до автобусной остановки по ту сторону улицы. Зютек явно ждал автобус. Брат с сестрой получили краткую передышку.
- Помойка как помойка, - докладывал Павлик. - Что он там искал - не представляю.
- Я представляю, - заявила сестра. И в ответ на недоуменный взгляд брата пояснила:
- Он ищет вещи, оставленные покойниками. Те, что их родственники или наследники выбрасывают за ненадобностью. Может, старьё, может, книжки, может, ещё что, не знаю. А нам теперь надо установить, где он живёт. Едем за ним!
Голодному и усталому Павлику совсем не улыбалась такая перспектива.
- На ужин опоздаем, - попытался он возразить.
Сестра проявила твёрдость:
- Сколько сейчас? Десять минут восьмого? Успеем, в крайнем случае проследим до полпути. А твой Зютек тот ещё фрукт, не мог пораньше явиться!
В семье Хабровичей так уж было заведено, что за ужином собиралось все семейство. За ужином наконец члены семьи могли увидеть друг друга, не спеша пообщаться, поэтому мама строго требовала непременного присутствия на ужине всех-всех. И без опозданий! Завтракали в спешке и мчались - кто на работу, кто в школу, обедали когда придётся, но ужин - святое дело.
Подошёл автобус № 172, Зютек вскочил в него, дети с собакой - за ним. И сделали это с радостью, потому что данный автобус вёз их по направлению к дому. Вот только неизвестно, какие планы были у объекта преследования…
Объект сошёл на улице Одыньца. Пришлось выйти вслед за ним. Зютек сразу же свернул в одну из боковых улочек, а с неё - в переулок. Дети за ним.
- А мы здесь уже были сегодня, - вспомнил вдруг Павлик. - Наш первый покойник.
- Голову даю на отсечение, что этот тип намерен и здесь покопаться на помойке, - вполголоса отозвалась сестра.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0