Электронная библиотека

Александр Тамоников - Обет на крови

– Так, помолчи. Будем считать, позиции выбраны. Основные позиции. Теперь о запасных, мало ли что не сработает в плане действий?
Отработали еще две позиции в качестве запасных, учитывая различные варианты возможного развития событий. После чего Гончаров приказал до семи утра всем спать.
Места в однокомнатной квартире оказалось маловато, но офицеры могли отдохнуть где угодно. Хоть среди камней в горах, хоть в снежных пещерах и уж тем более в квартире, пусть и на полу.
Командир группы поднял всех ровно в 7 часов.
После зарядки, душа и завтрака приказал, разобрав оружие, по одному спуститься на улицу, разойдясь от подъезда, и уже возле рынка ждать "Ниву".
В 8.30 майор доставил подчиненных в близлежащие к главным позициям районы. Сам же остановил автомобиль возле городского суда, откуда хорошо просматривалась площадь, подъезд в МКЦ и центральный вход. Спустя 20 минут прошли доклады Шарипова и Власенко о том, что они без проблем заняли основные огневые позиции, проверив свободу и чистоту путей отхода после акции. Вновь началось ожидание. Чтобы скоротать время, Гончаров вышел из машины, прошел к киоску "Союзпечать". На местные газеты не смотрел. На них на всех, как на одной, красовалась физиономия кандидата в губернаторы области господина Стародубова. Выбрал журнал "Цены и недвижимость". Интересно посмотреть, сколько в Переславле стоят квартиры. Это было совершенно не нужно командиру штурмовой группы. Жильем он был обеспечен, просто интересовался, от нечего делать. Пролистав страницы, слегка удивился. Цены на жилье в провинциальном, по сути, городе не намного отличались от цен на "хрущевки" на окраинах столицы, а элитные дома стоили весьма и весьма прилично. И здесь чиновники от строительства сходят с ума. Как-то командир отряда в Чечне возмутился. Ему как-то знакомый руководитель одной из московских строительных компаний назвал себестоимость жилья в среднем по столице. И получалось, что продавались квартиры в три, а то и в шесть раз дороже затрат и запланированной, кстати, неплохой прибыли самих строителей. Так кто грел руки на продаже недвижимости? Риелторы. Название-то какое ритуальное. Риелтор – ритуал! Вот кто бабки из воздуха выколачивал. Бардак, мать его. И так по всей стране. И во всем! Куда катимся? Но уж точно не от пропасти! Почему чинуши не понимают, что и они полетят в пропасть вместе с остальными, когда доведут страну до краха? Или рассчитывают спастись? Не стоит! Бесполезно! А ну их всех к черту! Что у нас со временем?
Майор взглянул на часы. Только 9.50. Еще, как минимум, час до появления объекта уничтожения. Не мешало бы знать, как объявится Стародубов? С эскортом или без? Тихо или с помпезностью? До встречи или немного припоздав для серьезности и обеспечения заполненности зала? Не мешало бы. Но не суждено. Хуже, если он прибудет, когда на улице будет толпа, и он скроется в ней. Хотя хуже ненадолго. Не удастся завалить его до встречи, завалим после, не получится здесь, ликвидируем в другом месте. Стародубов обречен, и от пули спецназа ему уже не уйти, тем более что отменить решение командира штурмовой группы просто некому. В этой акции он сам себе начальник.
Кандидат в губернаторы появился неожиданно и не там, где его ожидали люди Гончарова.
Две "Волги" подъехали с торца здания, с параллельной проспекту и прикрытой от майора улицы.
Из первой машины вышли двое и тут же направились к стене. Майор выругался:
– Черт! Там же пожарная дверь! Но почему Стародубов решил зайти в МКЦ именно оттуда? Или это был не он?
Разглядеть лица появившихся людей Гончаров не мог. Но услышал в динамике голос Власенко:
– Гончар, первый – кандидат! Отработать не успею.
И возможно, Стародубов на этот раз избежал бы гибели, если бы из второй машины его не окликнул еще какой-то мужчина, вышедший из салона в компании двух парней. В руках мужчины находился прибор, смахивающий на аппарат спутниковой связи. Стародубов остановился, а майор услышал на этот раз доклады обоих подчиненных:
– Гончар! Я Влас, цель вижу! Готов к работе.
– Гончар! Я Баскак! Объект на прицеле.
Не раздумывая, командир штурмовой группы бросил в эфир:
– Огонь!
Кандидат в губернаторы остановился на голос своего помощника, сообщившего, что того срочно по закрытому каналу вызывает Москва. Стародубов протянул руки, чтобы взять трубу, как голова его дернулась назад. Человек, находившийся рядом, подхватил тело, пораженное 9-мм пулей шариповского "винтореза", двое парней бросились вперед, создавая живой щит перед боссом, но второй, более мощный удар в голову кинул уже труп Стародубова прямо на них. Это вошла в череп бывшего кандидата в губернаторы 7,62-мм пуля мощной винтовки "СВДС" прапорщика Власенко.
И тут же майор услышал доклады:
– Я Влас – цель поражена!
= – Гончар, Я Баскак, объект уничтожен!
= Майор вновь коротко приказал:
= – Всем отход!
= И, заведя машину, медленно тронулся по улице, уходя от площади, где еще ничего не знающие избиратели начали входить в муниципальный культурный центр города Переславля. Через полчаса и Власенко, и Шарипов находились уже в салоне белой старенькой "Нивы". Офицеры были без оружия. Оно оставлено на месте применения безо всяких отпечатков и следов на позициях. Пусть теперь милиция попытается просчитать киллеров через оружие. Трофейное, захваченное у чеченских боевиков, оружие. Бесполезная это работа.
= Майор направил автомобиль к выезду из города. Покинуть его следовало немедленно, до введения местными органами правопорядка плана "Перехват", но Власенко попросил остановить машину. Майор удивленно взглянул на прапорщика:
= – В чем дело, Влас? Нам дорога каждая секунда!
= – А ты, Вадим, забыл, что у меня еще встреча с вымогателями Надежды?
= – А, черт! Забыл! Но мы тебя не можем ждать. Хотя, если...
= Власенко прервал Гончарова:
= – Не надо никаких "если". Сваливайте из города, я тут и один разберусь. И потом, думаю, раньше окончания отпуска ждать меня в отряде не следует. Жениться я решил! Вот так! Но давайте без комментариев!
= Прапорщик вышел из машины и направился в первый же проулок.
= Майор, взглянув на капитана, только и произнес:
= – Да, дела!
= – Пусть женится. И будет счастлив! Он это заслужил.
= – Кто бы спорил, Рустам! Ладно, погнали, пока менты посты не перекрыли.
= "Нива", без проблем пройдя московский пост, устремилась по шоссе в сторону столицы.
= А Власенко, используя общественный транспорт, вернулся на квартиру, что снимал у собственной невесты, Надежды! Зайдя домой, покурив на кухне, решил отдохнуть. Ночью, чего раньше никогда не бывало, он спал плохо. И причины этому не видел. Лежа на кровати, незаметно уснул!
= Разбудила его Надежда, вошедшая в квартиру, открыв ее своим ключом. Увидев спящего жениха, начала трясти его:
= – Петя! Петь! Вставай!
= Власенко очнулся:
= – А? Что?
= – Как что? Скоро должны явиться вымогатели, а ты спишь как сурок!
= Прапорщик посмотрел на часы – 17.20.
= – Ну и чего ты занервничала? Времени у нас еще уйма. Но вставать, ты права, надо. Что-то не по делу разморило меня.
= Влас встал, прошел в душевую. Под струями контрастного душа окончательно пришел в себя. Отдых пошел ему на пользу, и сейчас прапорщик чувствовал в себе силы свернуть целые хребты, а не какие-то там головы бестолковых отморозков. Оделся в спортивный костюм, вернулся в гостиную.
= Надя сидела в кресле, нервно теребя маленький носовой платочек.
= Прапорщик улыбнулся, присел перед ней на колени:
– Волнуешься?
– Да!
– А ты знаешь, что опять в городе произошло?
– В нашем городе, по-моему, каждый день что-то происходит.
– Не говори. Стародубова убили!
Прапорщик умело изобразил удивление:
– А что это за бугор?
– Как что? Это же один из кандидатов в новые губернаторы области!
– А! Ну, в этом ничего необычного нет. Ребята, рвущиеся к власти, частенько мочат друг друга. Подобное у них называется честной конкурентной борьбой!
– А потом, в санатории "Березка" в одном из коттеджей нашли гору трупов. Там же черные костюмы и дубинки. Милиция подозревает, что убитые и были теми преступниками, что заливали кровью город.
И вновь Власенко довольно умело изобразил на этот раз полное равнодушие:
– Да? Ну, раз теми, кто совершал погромы и убийства, то, как говорится, по грехам и муки.
– Значит, вам троим удалось-таки покарать целую вооруженную банду?
– А разве могло быть иначе? Я же говорил, что все будет хорошо. Но это уже прошлое. А я предпочитаю жить настоящим. Знаешь, Надя, я хочу тебе один вопрос задать.
– Пожалуйста.
Власенко потер переносицу, спросив неожиданно:
– Ты могла быть жить со мной? Ну, не как сейчас, а по-настоящему, мужем и женой. С детьми. Семьей, короче.
– Ты делаешь мне предложение?
– Да!
Надежда вздохнула, немного покраснев:
– Я полюбила тебя, Петь, и готова за тобой куда угодно, но мне надо и девочек, и маму подготовить.
– Согласен! Как разберемся с бандюками, поедем на ту квартиру. Решать главный вопрос. Как понимаешь, я должен у матери просить твоей руки?
– Сначала...
Женщина не договорила.
В прихожей прозвучал настойчивый, требовательный звонок.
Надежда вздрогнула, испуганно взглянув на офицера спецназа:
– Господи! Это они! Пришли раньше времени!
Прапорщик поднялся:
– Так, иди открывай и проводи "гостей" сюда. Как только они окажутся в комнате, в разговор вступлю я. Ты же уходишь на кухню! Все ясно?
– А ты?
← Ctrl 1 2 3 ... 64 65 66 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.017 сек
SQL-запросов: 0