Электронная библиотека

Александр Тамоников - Обет на крови

Схватив ублюдков за шиворот, офицеры спецназа потащили их в лес за коттедж. А со стороны основных корпусов гремела музыка дискотеки. Власенко вернулся тут же.
Вскоре вошел Шарипов, весь забрызганный кровью. Не обращая на нее внимания, присел на диван. Проговорил:
– Все, ребята. Кончил я их.
Майор присел с ним рядом:
– Теперь постарайся забыть о том, что было. Успокойся.
– Я спокоен, Вадим.
– Вот и хорошо. Нам сегодня надо еще с Цейманом да Ермаковым вопрос решить, а завтра... ну, завтра будет завтра! Надо собираться.
– Я в порядке, командир.
Гончаров повернулся к Цейману:
– Мешки в доме есть? Большие.
– Да, есть, в кладовой, несколько штук, специально под трупы, из морга достали.
Майор обратился к Власенко:
– Влас, бери Цеймана, идите за мешками, в них перетащите трупы из леса, Рустам скажет, откуда их забрать. Перетащите тела сюда.
Влас подтолкнул казначея:
– Слышал, что сказал начальник?
– Слышал.
– Так какого хрена стоишь? Веди в кладовую!
Двадцать минут ушло на то, чтобы убрать все следы, свалив трупы боевиков в каптерку. После чего майор расстелил на столике карту района, по которой выходило, что если выехать тыльными воротами в сторону пруда, а затем повернуть вправо, то грунтовая дорога через несколько километров, выйдя в кустарниковый массив, упрется в болото. Оно называлось Гибельным и было обозначено на карте как непроходимое.
Приняв решение, Гончаров приказал подчиненным:
– Баскак, забирай Ермакова, Влас – Цеймана, обоих в машину казначея!
Офицеры потащили пленников к иномарке. Начальник службы безопасности санатория к этому времени был приведен в транспортабельное положение, хотя мыслить адекватно еще не мог. Тем не менее бандитов усадили в "Мерседес". Вадим еще раз обошел дом, убедился, что признаки нахождения спецназа в этом коттедже отсутствуют, выключив свет, вышел к стоянке. Дверь коттеджа оставил открытой.
= Тыловой выезд представлял собой деревянные решетчатые ворота. Возле них охраны не было. Видимо, не считал нужным господин Ермаков прикрывать охраняемый объект со стороны луга и прудов. Гончаров, выйдя за пределы санатория, повернул лимузин направо. Чего не ожидал Цейман. Он-то прекрасно знал, КУДА вела эта дорога. Ермакову по-прежнему все окружающее и происходящее было глубоко безразлично от действия наркотического усыпляющего препарата боевой аптечки бойцов спецназа. Казначей с дрожью в голосе спросил:
= – Почему мы повернули направо? Там нет выезда на дорогу в Переславль.
= Майор обернулся к нему:
= – А кто обещал доставить тебя в город? Об этом речи, насколько помню, не велось. Мы тебе обещали шанс.
= – Что вы хотите сделать?
= Власенко непроизвольно выругался:
= – Вот достал, пень трухлявый! Тебе же все по порядку разложили. Или так ни хрена и не понял?
= – Нет!
= – А нет, заткнись и жди! И вообще, лучше держи пасть закрытой, я человек мирный, но если кто не понравится, да еще достанет бестолковыми вопросами, то тому и в репу заехать могу! Очень даже легко! Так что сиди мышью в своем углу!
= Майор, подведя машину к кустам, остановил ее, приказав:
= – Все! Закончили разговоры! Вывести Цеймана с Ермаковым!
= Казначей, почувствовав недоброе, уцепился за подголовник переднего сиденья:
= – Нет, я никуда не пойду! Вы же обещали мне шанс на жизнь!
= Гончаров ответил спокойно:
= – И как же я тебе его предоставлю, сидя в машине? Тебе нужна свобода? Ты ее получишь. Выходи, стрелять в тебя никто не будет.
= Цейман вышел, дико озираясь по сторонам. Он же ждал выстрела. Его не последовало. Пленников повели через кусты.
= Остановились возле небольшого участка открытой воды, за которым тянулась темная гладь трясины.
= Гончаров произнес:
= – Я обещал предоставить тебе шанс выжить, я это делаю. Точно так же, как и Ермакову, который пусть и косвенно, но виноват в убийстве семьи Шариповых. Этот шанс перед вами.
= Цейман воскликнул:
= – Но перед нами болото!
= Майор согласился:
= – Действительно, болото. И вы войдете в него. Удастся пересечь топь – будете жить, нет – сгниете на дне этой вонючей клоаки. Таково мое решение.
= Казначей забился в истерике, упав на луговину:
= – Я не пойду туда, лучше пристрелите!
= Гончаров подал знак Власу.
= Тот схватил Цеймана за шиворот.
= – Пристрелить, говоришь? С о-огромным удовольствием, сейчас я тебе, козлу, мозги в момент из башки вышибу. Причем за язык тебя никто не тянул. Сам сделал выбор!
= Прапорщик снял "Клин" с предохранителя.
= Увидев направленный в голову глушитель пистолета-пулемета, Цейман вскочил и бросился в воду, тут же уйдя в нее по грудь. Следом Шарипов столкнул в болото и Ермакова.
= Офицеры стояли на твердой земле и смотрели, как барахтались в воде, поднимая муть с топкого дна два бандита. Крики смолкли быстро, как только болото, крепко прихватив в свои объятия жертвы, затянуло бандитов под воду. Там, где ворочались тела, остались лишь пузырьки воздуха, да и те быстро исчезли. Третий этап операции был завершен.
Майор приказал выбросить в топь пистолеты-пулеметы, запасные к ним магазины, гильзы расстрелянных патронов и гранаты.
Оставив при себе снайперское оружие и табельные пистолеты "ПММ", остальное оружие и боеприпасы Власенко бросил вслед за Цейманом и Ермаковым.
Шарипов спросил:
– Что дальше, командир?
– Во-первых, уходим отсюда через деревню. Во-вторых, на трассе Влас подбирает "Ниву", следуем в город. Оставим "мерс" в гараже Цеймана, чтобы в течение завтрашнего дня не вызвать подозрения охраны. Ну и в-третьих, едем на нашем вездеходе в гости к Власенко. Там обсудим план завтрашних и последних в этом городе действий. У кого-то будут другие предложения?
Власенко, как пионер на уроке, поднял руку:
– У меня предложение.
– Говори.
– На хате жрать нечего. Только кофе, да еще кое-что по мелочи, разве что котенку и хватит!
– Ну, какие проблемы? Значит, по пути заезжаем в супермаркет и таримся тем, что только душа запросит.
Влас хитро взглянул на командира:
– Я бы от водочки не отказался.
На что получил категоричный ответ Гончарова:
– Об этом забудь!
– Понял, вычеркиваю! Ну что, едем? Чего тут у болота комаров кормить?
– Едем!
Сели в машину, майор развернул "Мерседес".
Шарипов спросил:
– Слушай, Гончар, давай-ка вспомним, из охраны санатория нас никто не видел?
– Думаю, нет, ведь в салон заглядывал сам Ермаков, а со стороны, через тонированные стекла этого "мерина", ни хрена не увидишь. Ермак мог оповестить своих людей о прибытии в коттедж Цеймана, только что это даст милиции, когда обнаружатся трупы бандитов? Абсолютно ничего. И Ермаков ничего не расскажет, сам понимаешь.
– Понимаю. Ты прав!
– А прав, значит, уходим!
Обратный путь занял больше времени из-за супермаркета, и офицеры подъехали к дому № 16 по улице Жукова во втором часу ночи двадцать седьмого июня. Поужинав и убрав за собой стол, майор Гончаров расстелил на нем карту города.
– Итак, мужики! Акцией возмездия мы лишили себя возможности передать информацию о Стародубове в правоохранительные органы. Следовательно, перед нами выбор: либо прекратить акцию прямо сейчас, либо ликвидировать Стародубова. У кого какие будут мысли на этот счет?
Голос подал Власенко:
– О каком выборе ты говоришь, Гончар? Как это прекратить акцию? Уж кто-кто, а Стародубов заслуживает одного, смерти!
Майор повернулся к Шарипову:
– Как ты считаешь, Рустам?
– Я согласен с прапорщиком. Стародубов заслужил смерть.
Гончаров ударил ладонью по столу:
– Значит, решено! Проводим завершающую акцию операции возмездия по устранению Стародубова! Прошу всех поближе к карте!
Офицеры нагнулись над столом.
Майор достал ручку, указал на квадрат, обозначающий здание, рядом площадь, объяснил:
– Завтра, вернее, уже сегодня, 27-го числа, у муниципального культурного центра устраивает встречу с избирателями господин Стародубов. Прибудет к МКЦ наш неуважаемый Валентин Савельевич часиков в 10.00, 10.30. Вопрос, как подъедет к центру. К нему два пути, к главному входу с площади и к дверям зрительного зала с противоположной стороны. Узнать это мы не сможем. Поэтому блокируем культурное заведение с обеих сторон. Смотрите.
Командир штурмовой группы передвинул ручку вверх:
– Здесь обозначен старый четырехэтажный дом. Потолки высокие, крыша тоже, а значит, и чердак подходящий. Да и расстояние от любого из трех слуховых окон до тыловой стены МКЦ не превышает 300 метров. Как раз дистанция для поражения противника из "винтореза".
Майор посмотрел на Шарипова:
– Это твоя позиция, Рустам!
Капитан согласно кивнул головой:
– Понял.
Гончаров опустил карандаш ниже отметки площади:
– А вот здесь находится строящееся высотное здание, которое сегодня, из-за выходного дня, будет пустовать. С него прекрасно виден центральный вход. Расстояние до него от стройки метров 900, но "СВДС" бьет на 1200. Это твоя, Влас, позиция.
Прапорщик приложил руку к виску, ответив:
– Есть, господин майор!
Веселость подчиненного не понравилась командиру группы:
– Ты чего раздухарился? На боевое задание выходишь, а не на прогулку.
Власенко хмыкнул:
– Тоже, нашел задание, с девятисот метров засадить пулю в башку из "СВДС"? С этой дистанции из данной винтовки можно серьгу у бабы с уха срезать!
← Ctrl 1 2 3 ... 63 64 65 66 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0104 сек
SQL-запросов: 0