Электронная библиотека

Александр Тамоников - Обет на крови

– Не скажу! Но ты же видел ее до сегодняшнего дня и ранее не восторгался так, хотя фигура женщины осталась такой, какой и была. Внешне она не изменилась!
Прапорщик досадливо поморщился:
– Э-э, Гончар, ну чего ты, в натуре? Да, я встречал ее, но одетой в халат-балахон, через который ни хрена не разглядишь, и волосы Марина постоянно под колпаком своим медицинским держит. А фейсом, сам видишь, сестричка не то чтобы очень. Но это когда одета, как монахиня. Сегодня же раскрылась во всей своей красе, тут же поразив мое неравнодушное к женской красоте сердце. Это же надо, такая принцесса, оказывается, рядом обитает, а я, как лох, в палатке этой гребаной трусь. Нет, как хочешь, командир, но вечером ты просто обязан отпустить меня в медсанбат!
Гончаров заметил:
– Отпустить не проблема, все одно делать нечего, но, насколько мне известно, у Гордеевой уже есть хахаль – капитан – начпрод полка!
Власенко пренебрежительно скривился:
– Нашел тоже хахаля. Да я эту тыловую крысу вмиг отошью! Подумаешь, начпрод, капитан! С ним разберемся! А потом и сестричкой займемся!
Майор не согласился:
– Нет, Влас, не дело ты задумал.
– Ну почему? Этот начпрод женат, поторчит здесь положенный срок и свалит, а я, может, если все сложится, со всей серьезностью отношения с Мариной налажу!
– Когда тебе их налаживать? Ты знаешь, сколько нам тут без дела куковать? Не знаешь! И я не знаю. Но еще месяц прохлаждаться нам точно не дадут.
Прапорщик поднял указательный палец вверх.
– Вот! Поэтому и действовать мне надо стремительно, сегодня же атаковать сестричку, натиском ее взять. А начпрод отлетит. Не захочет сам, помогу! Но, клянусь, без рукоприкладства!
Майор махнул рукой:
– Делай что хочешь! Но смотри, чтоб без насилия, все по-доброму, по согласию. Иначе тут же из группы вышибу, понял?
Власенко расплылся в похотливой улыбке:
– Конечно, понял, командир! Тогда, это, может, я прям сейчас и подвалю к ней? Чего время терять?
– А построение отряда на обед?
– Черт! Обед этот еще! Там, – он указал за окно, – вон какой обед нежится, яйца пухнут. Может, отмажешь, командир?
Вадим посмотрел на своего молодого подчиненного, немного подумал, решил:
– Хрен с тобой, гигант половой мысли! Вали к своей красавице, но, напоминаю, чтобы без скандалов.
Снайпер, бросив бинокль, уже было метнулся на выход, но командир группы задержал его:
– Погоди, самец! Ты если уговоришь даму, то перед тем, как застрять у нее между ног, соизволь сообщить, где будешь любовью заниматься. Хотя бы по телефону внутреннему. Чтобы можно было найти, если что! И еще! Утром в 6.00 быть в палатке как штык! Но я думаю, ты уже через полчаса вернешься!
– Вот только каркать не надо! Или я тебе что-то плохое сделал?
– Иди, Казанова!
Почувствовав свободу, Власенко пулей, чуть не опрокинув стол, вылетел из палатки.
Шарипов да и остальные спецы проводили снайпера удивленным взглядом, капитан спросил:
– Куда это он полетел, Вадим?
– В санбат! Живот прихватило! Так и на построении доложим!
Заместитель командира группы предложил:
– Может, мне следом в эпидемиологию сходить? Узнать конкретно, что с Власенко?
Гончаров, пряча улыбку, ответил:
– Не надо! Если что серьезное, медики сами нам сообщат.
Майор взглянул на время: 14.02. Двадцать минут до общего построения отряда. Интересно, получится у Власа так с ходу зацепить женщину? Вряд ли, но там, черт его знает! Петруха хлыст еще тот. Насчет возможной серьезности своих отношений он, конечно, заливал. Ни о каких подобных отношениях прапорщик, естественно, не думал. Да и нечем ему было думать. На данный момент вместо головы у Власа работает головка, а та настроена на одно. На что, известно. И все же сумеет он завлечь медсестру или получит отпор? Вадим поднял с кровати бинокль, встал у окна, направив оптику туда, где продолжала загорать женщина. Сейчас она подставляла солнцу спину и то притягивающее, что находится ниже. Офицеры группы одновременно посмотрели на командира, затем друг на друга. Пожали плечами, продолжив свои дела.
А в оптике показался Власенко. И шел он к загорающей даме с букетом алых роз. Вот прохвост. Никак розарий возле штаба полка ободрал?! Шустряк! Но молодец! Вариант обработки цели принял верный, по крайней мере в начальной его стадии. Вряд ли кто здесь, включая начпрода, дарил медсестре цветы. А вот Влас с этого и начал. Спец, одно слово!
Но посмотрим, что последует дальше?! Прапорщик подошел к женщине, и его появление стало для дамы неожиданностью. Она резко вырвала из-под себя простыню и накрылась ею, недовольно, как показалось майору, глядя на прапорщика. Власенко же, улыбаясь, протянул медсестре цветы и сел на краешек топчана. Командир группы не мог слышать того, что говорил подчиненный, но тот как-то сразу заинтересовал Марину Гордееву. Вскоре недовольство на ее лице сменилось кокетливым вниманием. Она приняла цветы, а прапорщик пододвинулся к ней ближе. Майор подумал: а ведь найдет подход к медсестре пройдоха Влас, как пить дать найдет.
Подошел Шарипов:
– Да куда и на что это вы смотрите? Сначала Власенко в собачьей стойке стоял, теперь ты?
Командир, не отрываясь от бинокля, ответил:
– Не на что, а на кого. Ранее на одну медсестру из медсанбата, сейчас на то, как к ней клеится наш прапор!
Заместитель Гончарова хмыкнул:
– Нашел тоже занятие!
– А что? Интересно! И поучительно! Тебя это, впрочем, не касается, ты у нас семьянин примерный, а мне интересно. Нет, ты смотри, они уже щебечут. Так будто знакомы много лет! Ну, Влас, ну, шустряк! Жаль, слов не слышно. Чем он ее купил? Не одними же цветами?!
– Да брось, командир! Бойцы и так только на тебя глядят, еще минута – и все к окнам прильнут!
– Как прильнут, так и отольнут! И ты не мешай! Изучал карту? Так продолжай изучать, если она еще не надоела тебе.
Но досмотреть продолжение Гончарову не дали. В тамбуре палатки показалась веснушчатая физиономия посыльного по отряду. Он известил Гончарова, что его срочно вызывает командир "Набата".
Бросив бинокль на кровать, майор спросил:
– Прям так и срочно?
Молодой прапорщик отделения обеспечения подтвердил:
– Так точно, товарищ майор, срочно!
– Одного меня вызывает или всех командиров подразделений?
– Только вас!
– А сам командир один или с начальником штаба?
– Вот этого не знаю!
Гончаров вздохнул:
– Ладно, идем!
И, повернувшись к заместителю, распорядился:
– Остаешься за меня!
Рустам, складывая карту, ответил:
– Мог бы не говорить!
– Положено. Я у командира!
Майор с посыльным вышел из палатки и, пройдя тропинку длиной метров в пятьдесят, зашел в ангар-бочку, штаб и личный отсек руководства отряда.
Встретил его дежурный, капитан Соловец, доложив:
– Командир в штабном отсеке.
– А чего вызывает, не знаешь?
– Нет. Но до вызова имел связь с разведуправлением объединенной группировки.
Гончаров протянул:
– Я-ясно! Кажется, спокойная жизнь кончается. Сеанс связи с разведкой ОГВ, это тебе не халам-балам, это серьезно. Ну что ж. Чему, как говорится, быть, тому не миновать!
Майор, поправив комбинезон, вошел в штабной отсек:
– Разрешите, товарищ полковник?
– Входи!
– Майор Гончаров по вашему приказанию прибыл!
– Вижу, что прибыл. Устраивайся за рабочим столом.
Командир первой диверсионно-штурмовой группы присел на табурет. Напротив расположился полковник, между ними легла карта Чечни.
Командир отряда указал на нее жестом:
– Догадываешься, для чего вызвал?
– А что тут догадываться? Давно ясно, что пора отряду и в горы прогуляться, не на отдых же нас сюда бросили!
Полковник согласился:
– Не на отдых, тут ты на все сто прав! Короче, Вадим, обстановка такова: по данным разведки, известный полевой командир Али Камалов, он же Змеелов, 22 июня наметил посетить свое родовое гнездо в селении Аласхан. С ним, предположительно, может быть небольшой, штыков в десять, но профессионально подготовленный отряд наемников. Отряд личной охраны Змеелова. Нам поставлена задача – перебросить к Аласхану штурмовую группу, которая должна заблокировать аул, а в дальнейшем, с появлением Змеелова, уничтожить банду. Причем самого Камалова взять живым. Как понял, для боевого выхода я определил твою группу.
Майор кивнул головой:
– Я это прекрасно понял!
– Вот и хорошо!
– Хочешь, бери карту с собой, хочешь, вызывай Шарипова в модуль, и здесь оценивайте обстановку, но чтобы через два часа предварительное решение по работе было принято! Ну и, естественно, доложено мне! В ночь, а точнее в 0.35, "вертушка" бросит вас в определенный вами же квадрат. Оттуда и заберет после окончания акции. Вопросы, Вадим?
– Да какие вопросы, товарищ полковник? Все ясно!
– Ну, тогда работай, майор, работай.
Командир штурмовой группы поднялся:
– Я все же пойду к себе! Там будет удобней!
– Дело твое! Сейчас, – Морозов посмотрел на свои "командирские" часы, – 14.25, значит, в 17.00. Пять минут тебе на подход-отход – фиксацию, полчаса на обед, жду с решением!
– Есть!
Майор Гончаров вышел из модуля командира отряда и направился к себе в палатку. Тут же по базе объявили команду построения на прием пищи!
Построение отряда проводил начальник штаба Дроздов. Он, внимательно осмотрев не совсем ровный строй, приказал:
– Командирам групп доложить о наличии личного состава. Можно с места.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0632 сек
SQL-запросов: 0