Электронная библиотека

Татьяна Тронина - Вечеринка мечты

Они вдвоем залезли на высокие качели в виде кораблика, встали друг против друга.
– Держись крепче, Кошкина.
– Сам не свались!
Сначала "кораблик" едва сдвинулся с места. А потом стал все быстрее и быстрее набирать скорость. Раз – и уже ветер свистит в ушах. Два – и качели взметнулись над кустами сирени.
– А-а… – заорала Клава – рыжие ее волосы полоскались вокруг лица, лезли в глаза.
– Что, страшно?
– Сам не испугайся!
Они хохотали и орали друг на друга, то взлетая над землей, то снова опускаясь вниз. Никакой тоски и грусти! "И почему это раньше Глеб казался мне занудой? Вполне нормальный парень, веселый… Хотя, конечно, до Дениса ему далеко!"
Потом, до хрипоты наоравшись и насмеявшись, они слезли с качелей, упали на траву. Мимо по зеленому лугу носились любители воздушных змеев – пытались запустить их в небо.
– Облако похоже на автомобиль, – сказала Клава, глядя ввысь. – Вон видишь?
– Где? – спросил Глеб, заложив руки за голову. – Да какой же это автомобиль, это верблюд.
– Сам ты верблюд! Левее смотри.
– А, точно… Скоро пятница, не забыла?
– Ну и что? – Клава села, обхватила колени. – Это ты про вечеринку?
Она вдруг представила на вечеринке Свету с Денисом. Смотреть на них, умирать от ревности и тоски… "Рыжая, а ведь ты мне тоже…" Интересно, о чем он хотел сказать тогда? Рыжая, ты мне тоже нравишься…
– Давай не пойдем, – вдруг сказал Глеб, закусив в зубах травинку. Он сел, обхватив колени. – Смотри, у того мальчишки получилось…
В самом деле, одному из пацанят удалось запустить воздушного змея. Ныряя и подскакивая, змей летел высоко в небе, почти доставая до золотистых облаков.
– Что?
– Я говорю – давай не пойдем.
– Светка рассердится.
– Да плевать.
– Я пойду, – нерешительно произнесла Клава.
– Ладно, и я пойду, – вздохнул Глеб.
– Аверин, я тебя не понимаю! – рассердилась Клава.
– Да чего там… Вот ты скажи честно – тебе хочется идти?
– Нет, – не раздумывая, ответила Клава.
– Тогда почему идешь? – строго спросил Глеб. – Знаешь, в чем заключается счастье?
– В чем? – удивилась Клава. Она все еще не понимала, к чему тот клонит.
– В том, чтобы быть самим собой. Хочешь – идешь, не хочешь – не идешь. Все просто.
– Да куда уж проще! Хочешь – дома поджигаешь, хочешь – на людей из окна плюешь… Весело! Если все надумают свои желания исполнить, такое начнется!
– Нет, я о другом. О том, что человек сам решает, как ему жить, каким быть, – возразил Глеб.
– Мину-утку! – взвилась Клава. – Ловлю тебя на слове, Аверин, – ведь тебе тоже не хочется идти к Родченко?
– Да, – кратко подтвердил тот.
– Тогда зачем идешь?
– Затем, что там будешь ты. Я хочу быть там, где ты.
Клава замолчала. "Яснее некуда… – в смятении подумала она. – А я с ним спорю! Вот уж не ожидала, что нравлюсь этому зануде Аверину…"
– Еще какие вопросы? – совершенно спокойно, как ни в чем не бывало спросил Глеб.
– Больше вопросов нет… – промямлила Клава. Она чувствовала себя очень неловко. И чего теперь ей с этим Авериным делать? Сказать – отстань, Глеб, меня твои чувства совершенно не интересуют? Или – ах, Глебушка, как жаль, что я не могу ответить тебе тем же!..
– Если я не приду на вечеринку, Света отомстит мне… – снова брякнула Клава.
– Да как, как она тебе отомстит? – фыркнул Глеб. – Нужна ты ей…
– Нужна! Она мне, между прочим, дружбу предлагала. А я отказалась. Она… ну я не знаю, как это объяснить… Она как будто заинтересована во мне. Почему – не знаю. Наверное, Парщикова совсем ей надоела!
– Родченко не посмеет тебе отомстить, – мрачно произнес Глеб, отбросив от себя травинку. Встал, протянул руку Клаве, помог и ей встать с травы.
– Родченко как раз из тех, которые делают что хотят, согласно твоей же теории, – сказала Клава, глядя Глебу прямо в глаза. – И ей плевать на других людей…
– Я не позволю ей мстить тебе. Ни тебе, ни Зине Хромовой, ни кому другому… Сколько можно терпеть эту Родченко! – с холодной яростью произнес Глеб. – Надо всем классом объединиться против нее. Всем-то она напакостить не сможет, ведь так?..
– Да, а ты не в курсе? – встрепенулась Клава. – Почему Родченко перешла к нам в школу?
– Не в курсе. Но можно догадаться – наверняка не нашла в старой школе общего языка с одноклассниками… Таким людям, как она, везде плохо. Она на каждом углу видит врагов.
– Похоже на правду… – пробормотала Клава.
– Ладно, потом еще поговорим, – Глеб посмотрел на часы. – Тебя проводить?
– Нет, спасибо, я еще тут побуду, – отказалась Клава. – До завтра.
– До завтра!
Глеб ушел.
Клава после этого разговора чувствовала себя как-то странно. С одной стороны, ей нравился Денис Балашов, но с другой… Глеб Аверин был вовсе не таким занудой, как ей казалось раньше.
И тут Клава увидела Зину Хромову.
Та быстро шла по асфальтовой аллее мимо луга, на плече ее висел все тот же старенький рюкзак, раздувшийся от газет.
– Зина! – замахала руками Клава.
Зина повернула голову и тут же свернула к Клаве.
– Куда торопишься, Зин? – улыбнулась Клава.
– Я? Я маме почту помогаю разносить – газеты, журналы… Вот решила дорогу сократить, пошла через парк. А тут – ты… – принялась смущенно объяснять Зина.
– Молодец. Пошли вместе, а?
Они зашагали рядом.
– Ты знаешь, перед последним уроком такое случилось… – нерешительно начала Зина. – У меня прямо до сих пор по коже мурашки!
– А что? – с любопытством спросила Клава.
– Электрон Свете Родченко поставил двойку в году. Уже официально, прямо в журнал…
– Да? Так ей и надо!
– Знаешь, что она ему сказала? – шепотом произнесла Зина. – Она сказала: "Вы еще пожалеете, Петр Никифорович. Не быть вам больше учителем!"
– Совсем обнаглела! – рассердилась Клава. – Электрон – хороший, а она такое себе позволяет…
– Ты не понимаешь, – в отчаянии покачала головой Зина. – Света сказала это таким голосом, что я ей поверила. Она, Клав, в самом деле что-то задумала против Петра Никифоровича!
– У нее ничего не выйдет, – отрезала Клава. – Что она сможет придумать? Да, ее любит Стелла, да, у нее богатенький папочка… Но она не всесильна!
Клава поймала себя на том, что говорит сейчас совсем как Глеб Аверин.
– Зато хитрости и злости ей не занимать… – пробормотала Зина.
– Кто-нибудь еще присутствовал при этом разговоре?
– Да. Денис. Денис Балашов из параллельного класса. Он как раз возвращал Электрону какую-то книгу.

Глава 7
Большое шоу

На следующий день первым уроком была литература. Все уже давно сидели в классе, но Вера Ивановна что-то задерживалась.
Светы Родченко тоже не было. "Ну и хорошо… – подумала Клава. – Хоть один день без нее!"
Но ожидания, увы, не оправдались – через мгновение в класс вошла Света. С перевязанной левой рукой.
– Ой, Светик! – жалостно ахнула Жанна Парщикова. – Что с тобой? Да ты садись…
Она подбежала к Свете и помогла той сесть за парту. Света морщилась и мужественно молчала, но у Клавы вдруг возникло странное ощущение, что Родченко разыгрывает какой-то спектакль, а Парщикова – весьма неумело ей подыгрывает. Но какой в этом всем смысл?
В класс вбежала Вера Ивановна.
– Итак, начинаем урок. Медведев, к доске… Ой, Светочка, а что у тебя с рукой?
– Скоро узнаете, Вера Ивановна, – печальным, слабым голосом произнесла Света. – Да, урок можно не начинать – сейчас все равно придет Стелла Власовна. Медведев, на место! – со злостью шикнула Света. – Лузер[5] несчастный… – добавила она вполголоса.
– Ты что, самая главная?.. – возмутился Руслан. – И почему это я – лузер? Еще неизвестно, кто из нас лузер, а кто – виннер[6]!
– Медведев, да помолчи ты! – озадаченно воскликнула Вера Ивановна. – Ничего не понимаю… Светочка, а почему к нам должна сейчас прийти Стелла Власовна?
Но Света ответить не успела – в класс торжественно вплыла директриса.
– Добрый день, друзья! – скорбным голосом произнесла она. – Перед началом занятий ко мне зашла Света Родченко, и… ах, я была буквально сражена. Сражена и поражена! Ну кто бы мог подумать… Вера Ивановна, будьте любезны, сходите, пожалуйста, в учительскую, приведите к нам Петра Никифоровича. Побыстрее, если можно!
Вера Ивановна опрометью кинулась исполнять поручение.
Все молчали. Света Родченко сидела со странной, недоброй улыбкой на губах, опустив глаза, Стелла Власовна прерывисто и нервно вздыхала… Остальные оцепенело ждали продолжения.
Через три минуты в класс вошел Электрон, а следом – запыхавшаяся Вера Ивановна.
– Что все это значит? – прошептала Лена на ухо Клаве.
– Не знаю… – тоже шепотом ответила та.
– Доброе утро, Стелла Власовна, – ровным голосом произнес Электрон. – Вы меня звали?
– Да, Петр Никифорович, – ответила директриса. – Случилось нечто неординарное и невообразимое. Недопустимое для нашей школы, которая вполне могла бы… могла бы стать победительницей в общегородском конкурсе! – Стелла Власовна всхлипнула, прижала к глазам платочек. Впрочем, тут же заставила себя успокоиться и продолжила твердым голосом: – Петр Никифорович, одна из учениц, а именно – Светлана Родченко, – утверждает, что вы подняли на нее вчера руку.
Класс тихонько ахнул. Вера Ивановна вытаращила глаза и побледнела.
← Ctrl 1 2 3 ... 8 9 10 ... 15 16 17 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0164 сек
SQL-запросов: 0