Электронная библиотека

Татьяна Тронина - Вечеринка мечты

Лена вытаращила глаза.
– Вот-вот, у него тоже было именно такое лицо, когда он это услышал, – продолжила Клава.
– Ты ему это сказала? Первой?
– Да. Пусть знает.
– Ой, что творится-то… – схватилась за голову Лена. – А он что?
– Ничего. То есть я ему не позволила ничего ответить. Попрощалась и пошла домой.
– А он?
– Я не разрешила идти за мной.
Лена некоторое время молчала, пытаясь осмыслить услышанное.
Потом спросила:
– Как же ты теперь к Свете на вечеринку пойдешь?
– А я не пойду, – ответила Клава и улеглась спиной на скамейку, положив ногу на ногу.
– Ты серьезно?
– Вполне.
– Из-за Дениса? – шепотом спросила Лена и снова покосилась вниз.
– Нет.
– Тогда из-за чего?
– Мне не нравится Света. Очень противно идти в гости к человеку, который тебе не нравится, знаешь?
– Ты же раньше ею восхищалась? – с подозрением спросила Лена.
– Да. Но потом поняла, что Света из тех людей, которые идут по трупам.
– По каким еще трупам? Господи, Клава, ты сама скоро будешь трупом – если Светка узнает, что ты встречалась с Денисом!
– Она меня сама к нему послала.
– Ничего не понимаю… Но все равно – она тебе припомнит, что ты к ней не пришла!
– Наплевать, – сказала Клава, качая ногой.
– К ней только Даша Суржикова с Люсей Липкиной не идут! Ну и еще Хромова… С Хромовой и так все ясно, а вот Дашке с Люськой Света обещала устроить веселую жизнь, веселую – в кавычках, разумеется… Если Света узнает, что ты тоже решила пропустить вечеринку, да еще, ко всему прочему, строишь глазки ее парню, – она… Ох, я даже не знаю, что она тогда с тобой сделает!
– Ну не убьет же? – усмехнулась Клава.
– Не убьет. Но придумает какую-нибудь пакость – это точно. Поэтому, Клавдия, ты должна пойти на вечеринку – это раз и забыть о Балашове – это два.
Клава снова села на скамейку, потерла виски. Прежнее благодушие вдруг куда-то испарилось. Она вспомнила последний разговор с Зиной Хромовой – о том, что надо уметь расставлять приоритеты. Надо ей, Клаве Кошкиной, начинать войну со Светой Родченко? Нет, не надо – поскольку заранее известно, что в этой войне победит Света Родченко, разумеется. У Светы всесильный папа, Свету любит без памяти Стелла Власовна, большинство девчонок тоже на стороне Светы. У Светы над всеми власть!
– Ну, допустим, Балашова я у нее отбивать не собираюсь… – пробормотала Клава.
– Но для нее это будет выглядеть, как будто собираешься! – шепотом закричала Лена.
В этот момент мимо трибуны прошел восьмой "Б". Денис Балашов, шедший первым, посмотрел на Клаву какими-то сумасшедшими глазами и незаметно кивнул ей головой – словно подавал тайный знак.
К счастью, сидевшая на первых рядах и много ниже Света ничего не заметила.
Но этот жест не скрылся от Лены.
– Господи, Клава… Балашов к тебе тоже неравнодушен – это же очевидно!
В этот момент физрук засвистел:
– Все, игра окончена… Ничья! По раздевалкам…
Через двадцать минут должен был начаться последний урок.
Но далее события стали развиваться совершенно непредсказуемым образом – правда, Клава никак не была в этом замешана.
Петр Никифорович, он же Электрон, сидел в кабинете физики. Сначала к нему зашел Денис Балашов и вернул задачник. Почти следом заглянула Зина Хромова – спросить, правильно ли она написала самостоятельную работу.
– Да, все в порядке, – кивнул Электрон. – Молодец! И тебе спасибо, Балашов, что вернул вовремя мне книгу… Идите, ребята, а то на следующий урок опоздаете.
Но Балашов с Зиной Хромовой уйти не успели – в кабинет ворвалась Света Родченко. Она только что, буквально минуту назад, сумела заглянуть в классный журнал и обнаружила, что напротив ее фамилии стоит жирная двойка за год.
– Вы все-таки это сделали… – свистящим шепотом, задыхаясь, воскликнула она.
Электрон невозмутимо посмотрел на Свету, но ничего не ответил.
– Петр Никифорович! Вы влепили мне двойку – прямо в году! – шипела Света.
– Света, ты думаешь, это мой выбор? – ровным голосом спросил он. – Нет, ошибаешься… Это твой выбор. Ты сделала все, чтобы обстоятельства сложились именно таким образом!
– Разве Стелла Власовна не говорила с вами?
– Говорила. Настойчиво требовала, чтобы я исправил тебе оценку… Но что я буду за учитель такой, если все начнут мною командовать?
Родченко сверкнула ярко-синими глазами – ее лицо исказила гримаса ненависти.
– Вы еще пожалеете, Петр Никифорович… – прошипела она. – Не быть вам больше учителем, Петр Никифорович!
И Света выскользнула из класса, не обращая внимания на Зину с Денисом, которые были свидетелями этого диалога.

Глава 6
Глеб Аверин

Рита стояла у плиты и с мрачным, задумчивым видом помешивала в кастрюльке загадочную темно-зеленую массу, больше всего напоминающую болотную жижу.
– Колдуешь? – спросила Клава, заглянув в кастрюлю.
– Что? – очнувшись от задумчивости, вздрогнула Рита.
– Я говорю – колдуешь? – весело спросила Клава. – Одолень-трава, перо вороны, мышиная шерсть, заячий помет и лягушачья икра…
– Клава! – заорала Рита. – Это, между прочим, самый обыкновенный шпинат! Для похудания!!!
– Что, от него худеют?
– Нет, от него не толстеют!
– Рит, да я просто шучу… – жалобно сказала Клава. – Чего ты все время злишься? Я прекрасно знаю, что шпинат – очень полезная штука… И пахнет вкусно! Может, пополам съедим? – великодушно предложила она.
– Шуточки у тебя… – пробормотала Рита. – Меня и так трясет после работы!
– Что на этот раз?
– Аристарх Аристархович опять заставил все переделывать, – буркнула Рита. – Заявил, что я неправильно составила баланс. "Ах, Маргарита Андреевна, вы в курсе, что сальдо на начало месяца по дебету счетов равно сальдо на начало месяца по кредиту счетов? И что сальдо на начало следующего месяца по дебету счетов равно сальдо на начало следующего месяца по кредиту счетов?" – передразнила она своего начальника скрипучим голосом.
Клава не поняла ни единого слова. Зато опять подтвердилось – Аристарх Аристархович очень строгий начальник.
Клава представила маленького, сухонького старичка с длинным крючковатым носом, на котором сидели очки с толстенными стеклами, в мешковатом клетчатом костюме с черными нарукавниками. Старичок напоминал коварного тролля из сказки. Бр-р! Да, не повезло Ритке…
– У нас Электрон, то есть Петр Никифорович, тоже все время Свету Родченко гоняет, – задумчиво пробормотала Клава. – Но – по делу! Она вообще ничего не знает, ничего не учит, а требует, чтобы к ней относились, как к особе королевской крови… А еще она всем хамит.
– Это ты про новенькую? Видимо, девушка с характером…
– Ага! Ее все боятся. У нее – папа, и все такое… – принялась рассказывать Клава. – Но Электрону это до лампочки! Если честно, то он совсем невредный и поступает правильно. И как учитель он очень хороший. Объясняет так, что само все в голову ложится. Не захочешь, а поймешь! К нему часто приходят бывшие выпускники, благодарят его.
– У Светы только с ним конфликт? – заинтересованно спросила Рита.
– Нет, со всеми, я же сказала… Просто другим учителям неохота с ней связываться – все Стеллу боятся.
– Это ты к ней на вечеринку собралась, к Свете?
– Да. Сначала решила идти, потом не идти, а теперь вот думаю – все равно придется идти. Светка злая, может припомнить!
– Дети, дети… – вздохнула Рита. – Мне бы ваши проблемы!
– А какая у тебя проблема, Рит? Аристарх Аристархович?
– Не только. Главная моя проблема – это то, что я такая некрасивая, – печально призналась Рита.
– Да ну брось! – возмутилась Клава.
– Я некрасивая, – упрямо повторила Рита. – И почему у одних и тех же родителей две такие разные дочки получились? Ты высокая и тоненькая, а я… Почему вся красота только тебе досталась, а?
Рита говорила с такой глубокой печалью, что Клаве вдруг стало нестерпимо жаль ее.
– Я всегда думала – зачем Клава на свет появилась, она же лишняя… – печально продолжила Рита. – А теперь думаю: может, на самом деле это я – лишняя?
– Рита! – в ужасе закричала Клава. – Ну что ты такое говоришь?! Никто из нас не лишний! Мы друг другу помогать должны… И еще я тебя очень люблю… вот. Ты моя самая любимая старшая сестра. Хочешь, я нашему меченосцу воду в аквариуме поменяю? Ты пока ешь, ешь свой шпинат, а я воду поменяю…
Клава бросилась в комнату.
И тут увидела, что меченосец плавает в мутно-желтой воде брюшком вверх. То есть даже не плавает, а уже просто дрейфует…
– Сдох! – уныло сказала Рита, которая следом тоже зашла в комнату. – Не выдержал нечеловеческих условий. Это я виновата. Вместо того чтобы спорить с тобой все время…
– Это я виновата! Нет, это мы виноваты… – потрясенно поправила ее Клава. – Я тут недавно одну вещь поняла – не стоит всем подряд доказывать, что ты круче всех, надо просто сделать свое дело. По крайней мере жертв будет меньше…
– Привет! – услышала Клава.
Она бродила по парку одна и совсем не ожидала, что кого-то здесь встретит. Рядом стоял Глеб Аверин.
– Привет, – равнодушно ответила она. Вот если б на месте Аверина был Денис Балашов…
– Что делаешь? Ждешь кого-то?
– Никого я не жду, – буркнула Клава. – Просто так гуляю. Настроение – хуже некуда…
– Это ты зря. Идем, на качелях покатаю.
– Аверин, ты что? Детский сад какой-то… – огрызнулась Клава. – Тоже мне веселье – на качелях кататься!
– Идем, – упрямо потянул он ее за собой.
← Ctrl 1 2 3 ... 7 8 9 ... 15 16 17 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0091 сек
SQL-запросов: 1