Электронная библиотека

Татьяна Тронина - Вечеринка мечты

Клава ничего не поняла. Тем не менее сказала:
– Гад какой.
– Вот только не надо изображать сочувствие… – отмахнулась сестра. – На самом деле тебе на меня наплевать.
Они некоторое время сидели молча, глядя в разные стороны. Каждая страдала о своем.
– Света Родченко в следующую пятницу устраивает вечеринку. Как ты думаешь, родители меня отпустят?
– Конечно, отпустят. Они тебе все позволяют… Ну как же, младшая дочка – самая любимая! – фыркнула Рита. – А кто эта Родченко?
– Новенькая. С осени в нашем классе.
– Новенькая? Почему? Откуда она?
– Не знаю, – пожала плечами Клава, и тут ее озарило, что и вправду никто не знает, отчего Света Родченко вздумала сменить школу год назад. – Может, из другого района переехала?
– Спросила бы! – с досадой воскликнула Рита.
"Действительно, почему не спросить?" – подумала Клава.
На следующий день она стала ждать нужного момента, чтобы подойти к Свете. Ей хотелось знать все об однокласснице, которая была для нее образцом для подражания.
Но ничего не получилось – к первому уроку Света опоздала, на следующей перемене пришла директриса и снова просвещала всех насчет общегородского конкурса – как все должны себя вести и как учиться, чтобы школа №5555 получила первое место.
– Странно как… – прошептала Клава Лене Окоемовой. – При Якове Петровиче было все по-другому. Как-то проще, что ли…
– Говорят, отец Светы Родченко обещал привезти оборудование для лингвистического кабинета, – поделилась своими сведениями Лена. – Действительно, у нас будет самая лучшая школа!
– Школа – это не только оборудование и отремонтированный актовый зал, – подумав, возразила Клава.
– А что же тогда?
– Что-то другое… Нет, хорошо, когда все блестит и сияет, но должно быть и еще что-то.
– Учителя. У нас в школе самые лучшие учителя – это все знают! – возмутилась Лена.
– Да. Но все равно, при Стелле все стало как-то иначе… – с сомнением пробормотала Клава.
…На следующей перемене Света убежала из класса. Клава отправилась за ней, но обнаружила, что Родченко болтает с Денисом Балашовым этажом ниже.
Эти двое стояли у окна, рядышком, и снова совершенно не замечали того, что творится вокруг.
Клава сделала вид, что изучает расписание занятий возле учительской, а сама искоса наблюдала за Денисом и Светой…
Как же ей хотелось быть на месте Светы!
Следующим уроком была литература.
– Итак, как мы договаривались, сегодня каждый из вас прочитает свое любимое стихотворение, – начала урок Вера Ивановна. – Аверин!
Глеб Аверин (первый по алфавиту), глядя в окно, холодно и четко прочитал "Я вас любил, любовь еще, быть может…".
Очередь дошла до Светы Родченко.
– Светочка, ну а ты чем нас сегодня осчастливишь? – ласково спросила учительница.
– Вер Иванна, у меня горло болит! – лучезарно улыбнулась Света. Голос при этом у нее был совершенно нормальный.
– Болит? Ну ничего, в следующий раз… – милостиво кивнула учительница. – Хромова!
Зина Хромова вспыхнула, потом побледнела. Вышла к доске и, опустив голову, тихо, неуверенно прочитала стихотворение Есенина. Впрочем, ни разу не сбилась…
– Садись, четыре.
Зина вздрогнула, снова вспыхнула, но, ничего не говоря, скользнула на свое место.
Вера Ивановна сидела над журналом, задумчиво хмуря брови.
– Хромова… – вдруг сказала она. – Послушай, а что ты собираешься делать после следующего, девятого класса?
– Пойду в десятый, – негромко ответила Зина.
– Да? А ты уверена, что осилишь программу? – серьезным, задушевным голосом спросила Вера Ивановна. – Она очень сложная, тяжелая… Не всякий и справится. Надо уметь рассчитывать свои силы, девочка. Конечно, если ты захочешь идти в десятый, никто тебе не откажет – это твое законное право, но… Может быть, учиться в колледже тебе будет проще?
– Я справлюсь, Вера Ивановна, – тихо, но упрямо ответила Зина.
И тут Клава поняла, почему прежние времена ей нравились больше. При Якове Петровиче все ученики были равны. А теперь появились "нужные", вроде Светы, и "ненужные" – такие, как Зина Хромова. Та же самая Вера Ивановна была совершенно обычной, доброй женщиной, это Стелла сделала ее такой. Словно заколдовала!
Света обернулась и насмешливо, презрительно улыбнулась Зине.
И в первый раз Клава вдруг почувствовала неприязнь к Свете Родченко. Ну нельзя так себя вести, в конце концов!
На следующей перемене она решила не подходить к Свете. Какая разница, откуда та взялась, почему переменила школу год назад…
В буфете была очередь.
Лена с Клавой взяли по стакану чаю с бутербродом и втиснулись за последний столик у окна. Все вокруг шумели и галдели, за соседним столом Руслан Медведев очень эмоционально объяснял Аверину, почему "наши промазали" и чего ждать от отборочного матча.
– Можно к вам, девчонки? – Жанна Парщикова поставила на стол поднос и, обернувшись, замахала руками: – Светик, сюда, я нашла свободное местечко!
Цокая шпильками, подошла Света Родченко и, ни на кого не глядя, изящно села на стул.
– Ненавижу… – негромко произнесла Света, отпивая чай из стакана.
– Ладно, Светик, брось, – погладила ее по плечу Парщикова. – Не станет же он идти против Стеллы?
– Еще как станет! – сквозь зубы произнесла Света. Она словно не замечала сидевших рядом Лену с Клавой.
– Ты думаешь? К чему ему конфликтовать с начальством?..
– Он не человек. Он робот, – холодно улыбнулась Света. – У него внутри шестеренки с винтиками.
– Ха-ха-ха! Слушай, Светик, я просто умираю, какая ты остроумная… – засмеялась Жанна Парщикова.
– Меня никто не заставит делать то, что я не хочу, – сказала Света жестко. – Никто и никогда. Я вчера разорвала эту физику в клочья.
– Учебник? Ну ничего, можно новый купить…
– Жанка, ты не поняла – я ее учить не буду. Зачем?
В этот момент к столу подошел Денис Балашов. Сердце у притихшей Клавы замерло, а потом ухнуло куда-то вниз, в район желудка.
Денис вдруг произнес с дружелюбной улыбкой, глядя на Клаву:
– Привет, Рыжая! Как дела?
Клава открыла рот.
Но в следующий момент Денис уже весело болтал со Светой.
Клава закрыла рот.

Глава 4
В мире животных

После шестого урока Лена снова убежала в свою музыкалку, а Клава отправилась в кабинет биологии, который находился на последнем этаже школы. Рядом с кабинетом было еще одно помещение – лаборатория, снизу доверху забитая всякими интересными вещами: чучелами птиц, животных, заспиртованных змей и рыб, макетами, объясняющими строение внутренних органов и головного мозга… Много чего здесь было – даже скелет человека, которого все почему-то называли Иваном Ивановичем.
Здесь всегда толпился народ, главным образом потому, что в лаборатории обитали и вполне живые существа – волнистые попугайчики, резвые хомяки, которые отличались великолепным аппетитом и вечно что-то грызли, а еще ежик Чуня.
Учительница биологии Регина Осиповна считала, что общение с живой природой очень полезно для детей…
Клава часто сюда заглядывала.
Но на этот раз в лаборатории была только Зина Хромова. Она стояла возле вольера с хомяками и кормила их яблоком – просовывала сквозь прутья маленькие кусочки.
– Смешные, да? – сказала Клава, встав рядом с Зиной. – Особенно вон тот… У него же сейчас щеки лопнут!
Зина улыбнулась смущенно – видимо, не ожидала, что с ней кто-то может заговорить.
– А еще мне рыженький нравится, который сейчас в дальнем углу… Совсем как я!
– Почему – как ты? – помолчав, спросила Зина.
– Да потому, что я тоже рыжая! – весело ответила Клава.
Зина улыбнулась еще шире. "И совсем она не некрасивая! – сделала вдруг открытие Клава, пристально разглядывая свою одноклассницу. – Да и уши у нее симпатичные!"
В лабораторию, громко топая ботинками сорок третьего размера, вошел Руслан Медведев.
– О, какие люди! Хромова, такое шикарное яблоко грызунам скармливаешь! – шутливо возмутился он.
– Медведь, тебе чего? – спросила Клава.
– Меня Регина Осиповна методички принести просила… – Руслан залез на стремянку, достал с верхней полки стопку книг. Потом спустился, подошел к вольеру. – Зин, а мне!
– Чего – тебе? – изумленным шепотом спросила Хромова.
– Ну я ж тоже живое существо! – Медведев сел на корточки и принялся прыгать вокруг Зины. Затем попытался почесать за ухом ногой. Изобразил, как умывается хомяк, как вычесывает свою шерстку… Девочки засмеялись – огромный Руслан никак не напоминал маленького грызуна, но вместе с тем повадки он передавал гениально.
Зина великодушно протянула Руслану оставшуюся половинку от яблока.
Тот, сидя на корточках, принялся есть его, держа в руках, – ну точь-в-точь щекастый обжора!
– Медведь, тебе в артисты надо! – восхищенно воскликнула Клава.
– Ладно, я побежал… Зин, мерси!
– По-моему, это представление он устроил для тебя, – сказала Клава, когда Руслан покинул лабораторию.
Зина вспыхнула.
– Скажешь тоже! – неуверенно пробормотала она. – По-моему, ему просто захотелось яблока.
– Он хороший парень, да? – не унималась Клава.
Зина помолчала, а потом ответила:
– Вообще, да… Такой смешной!
– И добрый.
– Очень добрый!
Они говорили уже как подруги.
– Ты здорово изменилась в последнее время, – сказала Клава, садясь на подоконник.
– Это заметно?
– Еще как! Жалко только, что Вера Ивановна этого не заметила. Она вполне могла тебе поставить сегодня пятерку.
← Ctrl 1 2 3 4 5 6 ... 15 16 17 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0141 сек
SQL-запросов: 0