Электронная библиотека

Дарья Донцова - Ромео с большой дороги

Каждый вечер тридцать первого декабря семьи собирались вместе, по очереди то у Петра с Аней, то у Федора с Алей. Была у них такая традиция. Роковой Новый год отмечали у Волковых. Мужчины сильно выпили, женщины тоже от души угостились шампанским. Фене стало плохо – от сладкого, сильно газированного напитка заболела голова, и няня легла спать в комнате детей.
Около четырех утра Феня проснулась и пошла на кухню, ей очень захотелось пить. Боясь разбудить хозяев, няня не зажгла свет и не надела тапочки, чтобы не греметь шлепками. На цыпочках, бесшумно, словно кошка, Феня приблизилась к кухне и замерла.
У подоконника целовалась пара. Нянька притаилась в коридоре. Сначала ей показалось, что это Петр и Анна нежничают в полутьме, освещенные светом луны, падающим через незанавешенное окно, но потом мужчина заговорил, и Феня с величайшим изумлением поняла: ее хозяйка только что страстно прижимала к себе… Федора.
– Люблю тебя, – пробормотала мать семейства.
– Я тоже, – ответил Кулькин.
– Что же делать?
– Пока не знаю.
– Мы слишком поздно все про себя поняли, – всхлипнула Аня. – У меня трое детей, и у тебя ребенок.
– Выход найдется, – попытался утешить любовницу Федор.
– Выход… Куда? – мрачно поинтересовалась Аня. – Так всю жизнь и проведем, прячась по углам. Раньше хоть у вас с Петром смены не совпадали, а теперь в пару поставили, вообще шансов встретиться нет. Смотрела сегодня на тебя за столом и думала: "Ну зачем ты на этой крысе женился?"
– Аля хорошая, – пробормотал Федор, – но я ошибся, принял жалость за любовь.
– Мы оба не так построили свою жизнь! – со слезами воскликнула Анна. – Теперь ничего не поделать. Так и умрем в разлуке.
До слуха Фени долетели ее сдавленные рыдания.
– Любимая, успокойся, – глухо произнес Кулькин.
– Не могу так больше, – простонала Анна. – Тайком, урывками, на кухне, с ужасом оглядываясь, вдруг кто войдет… Хочу открыто, при всех закричать: "Он мой!"
– Подожди немного.
– Чего? Ты оставишь Алю?
– Возможно, – уклончиво ответил Федор. – А ты уйдешь от Петра?
– Да! – безо всякого раздумья воскликнула Анна. – Хоть сию минуту! Пошли, все ему скажем.
– Так нельзя.
– Вот видишь! Испугался!
– Нет, просто не привык решать вопросы наскоком.
– Ты меня не любишь! – в отчаянии упрекнула Анна. – Я тебе нужна просто для развлечения.
– Милая, – зашептал Федор, – следует проявить осторожность.
– Кого нам бояться?
– Люди осудят!
Анна коротко рассмеялась:
– Мне плевать.
– У нас дети, – напомнил Федор.
– Это его дети, – презрительно отозвалась Анна, – у НАС никого нет.
– Аля не виновата.
– Я против нее ничего не имею, кроме одного: твоей женой должна была стать не она.
– Аля много пережила.
– Сейчас заплачу.
– И она очень злопамятная. Тихая, тихая, а по-настоящему злая.
– Ты к чему клонишь? Решил от меня избавиться? Лучше говори прямо! – заявила Анна. – Я не из тех, кто цепляется за мужика и устраивает дебоши. На мой взгляд, горькая правда приятней сладкой лжи!
– Мы будем вместе, – торжественно объявил Федор, – и никакого скандала не случится. Аля отпустит меня, Петя тебя.
– Цирк! Да твоя баба вой поднимет!
– Нет.
– Откуда такая уверенность?
– Что же за жизнь такая! – зачастил Федор. – Вокруг бардак, цены скачут. Кое-кто большие деньги отхватил, мы же с Петькой совсем нищие, перевозим бандитские бабки. Во как! Нынче ведь нет чистых накоплений, все – у народа наворованное. Сколько раз людей обманывали, то в одну реформу, то в другую, а мы им мешки с долларами таскай! Не хило? Ладно, давай о наших делах. Ты, похоже, не в курсе, что Аля Петрухе нравится?
– Врешь, – выдохнула Анна.
– Верняк, – подтвердил Федор, – уж извини, но настучу. Они вместе в кино ходили.

Глава 16

Наступила напряженная тишина.
– Это что же получается? – ожила Анна. – Я с тобой, а она с Петькой?
– Выходит, так, – согласился Федор.
– Значит, скандала не случится, – обрадовалась женщина, – просто поменяемся мужьями. Пусть и детей забирают, мы с чистого листа начнем.
Услыхав последнее заявление хозяйки, Феня чуть не задохнулась от негодования, но Кулькин не смутился.
– Мы должны тщательно обдумать ситуацию.
– Ага, – согласилась Анна. – И еще одно: не хочу жить нищей. Если добудем денег, то сумеем приобрести себе квартиру и избавимся от многих проблем.
– Где ж деньги взять? – вздохнул Кулькин.
– И это ты спрашиваешь? – змеей зашипела любовница. – Миллионы перевозите…
– С ума сошла!
– Вовсе нет.
– Мы доставляем чужие деньги.
– Сам говорил: они бандитские!
В кухне опять повисло молчание, затем Федор очень тихо сказал:
– Ну… да.
– И Петя того же мнения. Я знаю, – азартно заявила Анна, – раньше люди честными были, деньги государственными считались. А теперь… Вон наш сосед снизу, Ванька Лесков, всем известно, он браток, с пистолетом ходит. И что? Иван за последний год джип купил, жену в шубы закутал, дочь, малолетнюю проститутку, золотом обвесил, строительство затеял: скупил все квартиры на этаже, теперь евроремонт делает. Откуда средства, спрашивается?
– Не знаю! – ответил Федор.
– Спер он их или убил тех, кто нужным количеством тугриков владел. Это его деньги вы с Петькой перевозите, ясно? – возбужденно шептала Анна.
– Прекрати, – попросил Кулькин, – и так тошно.
– Мне еще тошнее, – не успокаивалась Анна. – Гроблю здоровье за копейки, целыми днями кручусь. О новом пальто только мечтаю! А Петр с Феденькой мешками баксы бандитские носят, охраняют наворованное…
– Хоть понимаешь, что предлагаешь? – нервно воскликнул Кулькин.
– Да, – подтвердила Анна. – Хочешь жить со мной? В собственной квартире?
– Конечно, – не раздумывая, отозвался Федор. – Только, боюсь, нам не жить, в смысле, вообще. Убьют.
– Кто?
– Бандюки. Или менты, что теперь одно и то же. Куда мы спрячемся? Разом вычислят!
– Дурак ты, Феденька, – ласково пропела Анна. – А если на вас нападут, ранят? Не смертельно, конечно, но неприятно. Тогда как?
– Работа у нас стремная, – завел Кулькин, – ясное дело, и по-прежним годам риск имелся, до перестройки тоже инкассаторов грабили. Только сейчас беспредел наступил, восьмой налет за три месяца, двенадцать убитых. Банда в Москве объявилась, а может, даже не одна, больно часто на наши мешки охота идет. Раньше порядок соблюдался, бригада укомплектована была, выходной по графику, а сейчас… Да у нас половина мужиков уволилась! Никому неохота за чужие капиталы помирать.
– Очень хорошо про ваши проблемы знаю, – перебила Федора Анна, – на них и рассчитываю. Слушай предварительный план. Вам с Петькой следует сообщить, когда повезете большую сумму…
Дальше Феня не расслышала – Анна стала говорить еще тише.
– Погоди, – остановил любовницу через некоторое время Кулькин, – в туалет сбегаю.
– Так испугался? – захихикала Анна. – Не дрейфь, я приношу удачу.
– Никого и ничего не боюсь, – сердито ответил Федор. – Просто живот прихватило, оливье переел…
Из кухни послышался шорох, Феня опрометью кинулась в комнату к детям, нянька очень не хотела быть застигнутой в момент подслушивания чужих разговоров, да еще таких, как планирование ограбления. Никем не замеченная, Феня донеслась до детской, услышала мерное сопение ребятишек, рухнула в постель и неожиданно провалилась в крепкий сон.
Утром Анна как ни в чем не бывало сказала Фене, когда та появилась на кухне:
– Пожарь побольше оладий, Аля и Федор у нас ночевали.
Нянька повернулась к плите. Ее терзали сомнения: может, ночного разговора не было? Вдруг Феня просто спала и ей приснился необычный сон? Ну не могла Анна, спокойная, простая женщина, мать троих детей, придумать такое!
Целый месяц потом Феня нервно вздрагивала, увидав хозяйку. Затем успокоилась. Жизнь в доме текла без изменений: Анна, мало интересуясь дочерьми и сыном, просиживала на службе, Петр работал, няня копошилась по хозяйству.
К апрелю Феня постаралась забыть подслушанное. Очевидно, Федор и Анна сильно поддали за новогодним столом, вот и несли всякую чушь. Мало ли какой бред болтают люди с пьяных глаз! Не стоит придавать значения подобным разговорам.
Четырнадцатого мая, поздно вечером, Анна сказала Фене:
– Надо дачу на лето присмотреть.
Нянька удивилась:
– А разве не в Вороново поедем, как всегда?
– Позвонила хозяйка, – пояснила Анна, – у нее дом сгорел.
– Вот беда! – всплеснула руками Феня.
– Точно, – кивнула Анна, – сплошной напряг. Боюсь, приличные места уже разобраны, как бы не остаться с детьми в городе…
– Что-нибудь найдется! – оптимистично воскликнула Феня.
– Нельзя терять ни одного дня, – возбужденно говорила Анна, – собирайся!
– Куда?
– Завтра с утра поедешь в деревню Селькино, там вроде у одной бабы, Катерины Михайловны Сиротиной, дом на лето свободный есть, мне коллега по работе адресок дала. Вот, держи.
– Не успею до трех обернуться, – озабоченно помотала головой Феня. – Ну-ка, посчитаю: до вокзала добраться, на электричке минут пятьдесят ехать, затем автобус, да он сразу не придет… В общем, как минимум два с лишним часа туда, столько же назад, с хозяйкой поболтать, избу посмотреть… Этак к вечеру только вернусь.
– И что? – недоуменно прищурилась Анна.
– Риточку надо из школы забрать, – напомнила Феня. – Кстати, и отвести на занятия тоже, Алешу на секцию проводить, у Ксюши музыкалка.
← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26 ... 56 57 58 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0