Электронная библиотека

Юрий Федосюк - Что означает ваша фамилия?

Юрий Федосюк - Что означает ваша фамилия?
Книга в популярной форме рассказывает об истории возникновения и различных источниках образования около 1000 русских фамилий. Вопросом "Что означает ваша фамилия?" занимается специальная наука – антропонимика. Изучая фамилии, она помогает открыть факты, ценные не только для языкознания, но и для истории, географии, этнографии.
Издание адресовано в первую очередь школьникам, однако может представлять интерес для всех, интересующихся историей русской культуры.
Содержание:

Юрий Александрович Федосюк
Что означает ваша фамилия?
Третье издание

ВОПРОС ОБЫЧНЫЙ И ВОПРОС НЕОБЫЧНЫЙ

Как ваша фамилия? Кому из нас не приходилось отвечать на этот вопрос! С того памятного дня, когда мы впервые переступили школьный порог, каждый из нас твердо усвоил: он уже не просто Коля, Володя, Маша, но еще и Петров, Данилов, Комарова; без этой важной прибавки он вроде бы не полноценный человек, а все еще совсем малый ребенок.
Если не считать круга семьи, ближайших друзей и родственников, мы узнаем и отличаем людей прежде всего по фамилиям. Это касается как людей знакомых нам лично, так и тех, кого мы и в глаза не видели: живых и умерших, реальных и придуманных (литературные персонажи), известных всем или известных немногим.
Попробуйте-ка, взяв лист бумаги, написать все фамилии, которые вы знаете. Фамилий родных и знакомых, пожалуй, наберется не так много. Куда обширней окажется перечень знаменитых соотечественников: Разин, Кутузов, Рылеев, Пирогов, Менделеев, Маяковский и т.д., и т.д. А если к прославленным русским людям добавить всех известных вам иностранцев, то могу поспорить, что вы отбросите перо – это окажется непосильной работой. Каждый из нас носит в памяти огромнейший, в несколько сотен, запас самых разнообразных фамилий; и чем старше мы становимся, тем больше узнаем разных людей и их фамилий. Конечно, дело не только в возрасте: чем больше мы общаемся с людьми, читаем, слушаем радио, смотрим кино и телевизор – одним словом, развиваемся, тем больше фамилий запоминаем.
Не правда ли: услышав какую-нибудь фамилию, вы сразу же представляете себе человека, который ее носит, а то и нескольких людей. Случается и так: фамилия известна, а носителя ее вы не знаете или не помните ни одного, но сразу же понимаете: назвали не имя, не отчество, не просто "слово", а фамилию. Существует такая, где-то слышалась, встречалась, и этого достаточно.
Любопытно и другое: чем старше мы становимся, тем реже задумываемся над происхождением и значением знакомых фамилий. При слове "Пушкин", например, в нашем воображении предстает великий поэт, его творения, но и в голову не приходит артиллерийское орудие. Почему? Да потому, что мы давно уже привыкли: любая фамилия, как одежда или прическа, еще не составляет главного, существенного признака человека. И смысл фамилии вовсе не обязан соответствовать наружности или сути ее владельца: Черняев может быть блондином, а Тупицын обладать острым умом.
Итак, фамилия – не более как условный опознавательный знак, помогающий нам запомнить человека, даже если мы его не видели, отличить одного от другого, обратиться к нему лично или назвать собеседнику.
Нельзя, вместе с тем, сказать, что вы всегда равнодушны к этому "условному обозначению" человека. Узнав, что кого-то зовут Бонч-Бруевич, мы можем сказать: "Ого, громкая фамилия!" Услышав "Иванов", можем заметить: "Обычная фамилия". Прочитав "Зороастров", решим: "Странная фамилия". И можем задуматься: а откуда, собственно, такая взялась?
Вот тут-то мы внезапно как бы обретаем слух на фамилию и становимся в какой-то степени лингвистами, точнее – антропонимистами, то есть людьми, занимающимися антропонимикой – изучением человеческих имен. Заинтересовавшись чьей-либо фамилией, мы можем даже задать ее владельцу несколько необычный вопрос, поставленный в заголовке этой книги: "Что означает ваша фамилия?"
А вопрос этот далеко не праздный, как не пустым делом оказывается вся антропонимика. Ведь изучение, в частности, русских фамилий помогает открыть немало фактов, ценных не только для самого языкознания, но и для других общественных наук: истории, географии, этнографии. Антропонимика в какой-то степени напоминает археологию: по раскрытому имени, так же как по найденному в земле предмету, можно узнать о людях, некогда населявших эти края, об их происхождении, занятиях, верованиях, культуре, быте, вкусах.
Советский языковед В.К. Чичагов отмечал, что о существовании в Древней Руси многих слов, особенно бытовых, ученые узнали не из тех старинных текстов, где они встречались в качестве нарицательных, а из данных антропонимики. Такие слова, например, как щеголь, караул, деньга, башмак, бирюк, употреблялись в древнейших документах как собственные имена значительно раньше, чем как нарицательные. А отсюда уже можно делать вывод, с каких примерно пор соответствующие предметы или явления были известны нашим предкам.
В отличие от археологии, занятия антропонимикой не требуют дальних экспедиций и специальных инструментов для раскопок. Предмет антропонимики – в данном случае нас интересуют фамилии – повсюду вокруг нас: в любом школьном классе, цехе, воинском подразделении, газете, даже в таком прозаическом и печальном документе, как "список неплательщиков за квартиру". Конечно, ни один археолог не удовлетворится просто находкой – она требует расчистки, возможного восстановления, а затем уже тщательного изучения. Так и антропонимист: чтобы определить происхождение фамилии, он нередко должен очистить свой объект от позднейших искажений, восстановить его первоначальное обличье, а затем уже доискиваться смысла и истории образования. Но копаться в земле антропонимисту не приходится, больше требуется "копания" в библиотеках и архивах. Труд весьма сложный, а во многих случаях и вовсе безрезультатный. Ведь буквально каждая фамилия имеет свою индивидуальную историю, обычно уходящую в далекое прошлое. Момент рождения фамилии – самый важный для антропонимиста – редко фиксировался в документах, и тайна этого рождения в большинстве случаев утрачена. О происхождении тысяч фамилий можно лишь догадываться с большей или меньшей степенью вероятности. Впрочем, такие же неприятности сопровождают и труд археолога: вместо стопроцентного, бесспорного доказательства нередко приходится довольствоваться гипотезой, а то и несколькими. И тем не менее труд и того и другого ценен и нужен.

КАК ВОЗНИКЛИ РУССКИЕ ФАМИЛИИ

Итак, обратимся к русским фамилиям. Что это вообще такое? Словари поясняют: фамилия – личное наименование человека, переходящее (обычно по мужской линии) из поколения в поколение, иными словами – родовое имя. Личное имя и отчество меняются, во всяком случае могут измениться; даже если Иван Иванович назовет своего сына Иваном, а Иван-сын – своего сына тоже Иваном, мы будем иметь дело с тремя разными Иванами Ивановичами. Фамилия же у трех поколений во всех случаях будет одна – скажем, Крылов.
Есть, конечно, немало исключений: жена обычно берет фамилию мужа; по российским законам можно сделать и наоборот. Ребенку можно дать фамилию или отца, или матери. Но в большинстве случаев по традиции (а до 1917 года в силу закона) ребенок получает фамилию отца, а жена – мужа. Фамилии в том смысле, в каком мы понимаем их сегодня, сложились на Руси не сразу. Процесс этот растянулся на несколько веков. В первую очередь фамилии, или, точнее, родовые прозвания, появились у людей знатных, имущих – князей, бояр, богатых купцов. Вспомним самые ранние из дошедших до нас произведений русского фольклора и литературы – былины, "Слово о полку Игореве". Герой "Слова" был князем, но фамилии у него не было – мы знаем только отчество "Святъславлич". Воспеваются в "Слове" и другие русские князья – и все без фамилий, разве только с отчествами. На помощь разбитому войску Игоря автор, правда, призывает князя "Галицкого Осмомысла-Ярослава", но фамилия ли Галицкий? Нет, это указание на галицкие земли, которыми "володел" Осмомысл-Ярослав, и, смени он свои владения, изменилось бы и это его прозвание, звучавшее в те времена как нарицательное обозначение. Вместе с тем слово "Галицкий" – несомненно, уже зародыш наследственной фамилии: пройдут два-три века и названия княжеств и вотчин прочно пристанут к именам князей, станут наследственными. Шуйский, Воротынский, Мосальский, Ростовский в XV веке – уже фамилии, переходящие из рода в род, даже если потомки феодалов потеряли права на свои земли, присоединенные к Московскому государству.
Страница: 1 2 3 ... 11 12 13 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Генерация страницы: 0.0373 сек
SQL-запросов: 0