Электронная библиотека

Михаил Белов - Мангазея

В. Н. Чернецов и В. И. Мошинская (другие два участника экспедиции остались в Тазовском) детально ознакомились с рельефом городища и составили его план.
Раскопок на городище В. Н. Чернецов не производил. В числе его находок были кости домашних животных (коровы и свиньи), керамика, вещи, сделанные из железа (ножи, гвозди, сапожные подковы, петли от котла, часть двери, засовы). Были найдены: фрагментарный оловянный бокал, обломок китайского фарфорового сосуда, разных расцветок стекло, фаянс, монеты времен Ивана IV, Михаила и Алексея Романовых, нюрнбергские монеты, свинцовые пули и предметы одежды. Все эти вещи были доставлены в Ленинград - в Музей Арктики.
Находки на посаде дали основание В. Н. Чернецову сделать вывод о том, что Мангазея не являлась лишь военным форпостом. "Это было прочно обжитое место, - писал он, - где русские стремились создать привычный для них уклад хозяйства. Мангазея жила не только привозными товарами, хотя основной удельный вес в Мангазее имела все же торговля с поразительно широким для своего времени и места размахом".
Приходится пожалеть, что работы на городище Мангазеи вскоре пришлось прервать из-за наступивших морозов.
И вот в сезон 1968 г. старое городище Мангазеи посетила комплексная экспедиция, в задачу которой входило как историко-археологическое изучение Мангазеи, так и физико-географические исследования ее района. Ко времени выхода этой книги археологи (в раскопках принял участие сотрудник Института археологии АН СССР О. В. Овсянников) и географы (отрядом географов руководила Р. И. Юнак) вернулись в Ленинград, доставив в Музей Арктики и Антарктики свыше тысячи предметов, характеризующих жизнь древнего города, его материальную культуру, в том числе мореплавательную (крупные детали кочей, бортовые доски, положенные в основание интерьеров - полов, потолков, внутренних переборок), ремесла и торговлю.
На схемах (стр. 53, 56) показаны некоторые результаты раскопок 1968 г. Изучению подверглась значительная площадь - около 3 тысяч квадратных метров, что составляет 1/10 современного городища. Положены на точные планы (1:20) раскопанные постройки в крепости-кремле: воеводский двор, располагавшийся на площадке свыше 800 квадратных метров (он имел два крыла - западное и восточное, развернутых в сторону реки Таз, где проживало разом два воеводы с семьями и челядью); съезжая изба, построенная, как и воеводский двор, в 1601 г. (данные дендрохронологического анализа, по кольцам определяющего не только возраст дерева, но и время его порубки); соборная церковь Троицы, под алтарным полом которой обнаружены детские захоронения, в их числе трапециевидный, обернутый в бересту гроб с останками девочки лет 14 (сохранились, кроме костяка, саван и мумизированные мышцы, каштановые волосы); остатки трех из пяти башен - Спасской, Успенской и Ратиловской; бревна крепостных стен: острожные, срубленные в 1604 г., и городовые, возведенные, по данным дендрохронолога С. Г. Шиятова, в 1607 г. К сожалению, башни Давыдовская, Зубцовская и южная стена между ними ушли под 12-метровый обрыв в реку Таз. Они нанесены на план условно.
На поросшей высокими березами 56-метровой полосе отчуждения, расположенной между крепостью и посадом, обнаружились жалкие остатки часовни Василия Мангазейского. Это типичный для культовых построек сруб, в нем найдены керамическая лампадка и костяные конечности "мощей", обернутых в малицу и уложенных в сооружение в виде гроба, прикрытого сверху кочевыми досками.
На посаде, вдоль обрывистого берега, найдены развалины каких-то важных сооружений, возможно, комплекса гостиного двора, датируемого 1601 г. Во всяком случае, здесь стояли торговые, ремесленные, а также жилые дома и среди них жилище городского ювелира (об этом можно судить по льялам, необработанным драгоценным камням, серебряным перстенькам, кольцам); мастерская сапожника (обнаружен сапожный нож с длинной кожаной рукояткой и срезанным под острым углом коротким лезвием, куча кожаных обрезков. Кстати, кожаная обувь была широко распространена в Мангазее: найдены массивные стрелецкие сапоги с вставными деревянными втулками в закаблучье и с подкованными каблуками, детские и женские сапожки. Под обрывом напротив построек находили серебряные монеты времен Ивана III, Ивана Грозного, Бориса Годунова, Михаила Романова, медные деньги времени Алексея Михайловича, агат, зерна изумруда, сердолик, серебряные и другие изделия.
В центре посада на возвышении был обнаружен литейный и жилой комплексы построек. Среди находок есть медеплавильные печи, шлак, тигли, деревянные и железные детали воздуходувных устройств, остатки плавления (по предварительным данным анализ плавки, произведенный в Институте геологии Арктики под руководством Н. Н. Урванцева - открывателя медно-никелевых руд в районе Норильска, показал, что в них содержится большой процент никелевых руд, вообще характерных для оруденения Таймыра).
Раскопки Мангазеи будут продолжены в 1969 г. Задача новой экспедиции - продолжить раскопки в главной части города, на посаде. И хотя в основном решен весьма дискуссионный вопрос о том, была ли Мангазея преимущественно городом-крепостью, или она являлась обычным средневековым поселением городского типа с постоянным, пусть и небольшим, по понятиям нашего времени, числом жителей, еще предстоит много работы. Не выяснена планировка города, не изучены здания ремесленного и жилого комплексов.
И когда раскопки будут завершены, а результаты их обнародованы, в руках ученых окажется первоклассный материал. На основании этого материала можно будет составить представление о характере и особенностях не только первого русского города за полярным кругом, что само по себе интересно и важно, но и вообще о русских городах Сибири XVI–XVII вв., о городах, являвшихся форпостами продвижения и освоения бескрайних пространств тайги и тундры, центрами высокой культуры, ремесленного производства, развитой торговли. Такие материалы помогут составить более верное представление о торговых и культурных связях с далекими странами Востока и Запада. Мангазея, в отличие от других старых русских городов Сибири незаселенная сегодня, может быть превращена в археологическую модель феодального города Сибири и Севера России. И тогда будет сделан шаг в направлении ее реконструкции, т. е. тогда силою воображения архитектора-художника на месте современной березовой рощи вновь возникнет удивительное сооружение народного градостроительного гения - город с башнями и крепостными стенами, храмами и гостиным двором, таможнями и "государевыми" амбарами, литейными мастерскими и домами ремесленников, под крышами которых, увенчанными кровлями и коньками, жили в далекую старину трудолюбивые и смекалистые, на все готовые и все умевшие, оборотистые и ко всяким ремеслам "свычные" русские люди из вечно живого и неистребимого племени первопроходцев - наши предки.
Таковы планы, надежды и мечты ученых. Удастся ли их осуществить в полной мере, покажет недалекое будущее. Во всяком случае, продолжение археологического изучения Мангазеи - дело стоящее, нужное, польза его для науки несомненна.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Мечта и действительность
Барсуков А. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления Московского государства XVII века. СПб, 1902.
Белов М. И. Семен Дежнев. М., 1954.
Атлас географических открытий в Сибири и в Северо-Западной Америке XVII–XVIII вв. Под ред. А. В. Ефимова. М., 1964.
Полярные мореходы
Царская жалованная грамота Пенежским промышленным людям о дозволении им промышлять в Мангазее (Январь 1600 г.). Акты исторические, т. II, СПб, 1841.
Белов М. И. Севернорусские жития святых как источник из истории древнего поморского мореплавания. Труды отдела древнерусской литературы, т. IV, Л., 1958.
Новгородская летопись по Синодальному харатейному списку. СПб, 1888.
Белов М. И. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX века. "История открытия и освоения Северного морского пути", т. I, М., 1956.
Отписки тобольских воевод о путях сообщения из Мангазеи на Русь. Русская историческая библиотека, т. II, № 254, СПб, 1875.
Указ Бориса Годунова
Миллер Г. Ф. История Сибири, т. I. Приложения № 29. 36, 43, 45. М.-Л., 1937.
Сб. док. "Открытия русских землепроходцев и полярных мореходов XVII века на северо-востоке Азии". Раздел "К истории Мангазейского морского хода". Сост. Н. С. Орлова. М., 1951.
Копии документов Туруханской воеводской канцелярии, снятые Г. Ф. Миллером. Архив Академии наук (дальше - ААН), ф. 21, оп. 4, д. 21.
Наказы мангазейским воеводам, РИБ, т. II, № 188.
Мангазейский морской ход
Рассказы Леонтия Иванова Шубина Плехана и Фомы Борисова Пинежанина о плавании в Мангазею. РИБ, т. II, стр. 1087–1092.
И срубвша град Мангазею
Росписной список города Мангазеи. Русская историческая библиотека, т. II, № 135.
Ответы на запрос Сената Мангазейской воеводской канцелярии в связи с составлением Российского Атласа Академии наук (1761 г.). ААН, ф. 3, оп. 1-а, д. 193.
Наказные памяти мангазейским воеводам Жеребцову и Давыдову, Ивану Неледенскому и Степану Забелину, Воину Новокрещенову и Ивану Биркину. ААН, ф. 21, оп. 4, д. 21.
Мирская община
Бахрушин С. В. Мангазейская мирская община в XVII в. С. В. Бахрушин. Научные труды, т. III, М., 1955.
Буцинский П. Н. К истории Сибири: Мангазея и Мангазейский уезд (1601–1645). Харьков, 1893.
← Ctrl 1 2 3 ... 24 25 26 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0089 сек
SQL-запросов: 0