Электронная библиотека

Марина Серова - Таланты и покойнички

- Несмотря на то, что у вас были самые что ни на есть весомые причины желать его смерти, прежде всего именно в связи с квартирой, я приношу вам извинения за мои подозрения, - сказала я. - Кстати, учитывая все обстоятельства жизни Кирилла Дементьева, весьма непутевой и неоднозначной, может быть, и справедливо, что его квартира достанется первой жене и сыну…

ЭПИЛОГ

Юля Никольская была арестована на своей малой родине, в Ярославской области, и достаточно быстро призналась в совершении, так сказать, неправомерных действий в отношении некоего Алексея Маркелова. Она еще не успела растратить деньги, и доллары вернулись к их настоящему владельцу. Вернее, не совсем к нему, а к его жене…
Сам он уже находился в камере предварительного заключения и ожидал суда.
Алиса Козлова, несмотря на то, что у меня в квартире созналась в совершенном ею преступлении, перед следователями начала строить пай-девочку, из которой частный детектив Татьяна Иванова неправомерными методами выбила признание.
Однако эта комедия продолжалась недолго. Одурев от ломки по поводу отсутствия героина, она легко согласилась на нужные следствию показания в обмен на обещание уколоться. И рассказала, как же было дело.
Тогда, двадцать третьего февраля, ночью, она умудрилась растолкать совершенно пьяного Дементьева и начать с ним выяснение отношений. Время было выбрано самое что ни на есть неудачное.
Дементьев был раздражен, он хотел спать, у него раскалывалась голова. В этом состоянии он не нашел ничего лучшего, как заявить Козловой, что "знать ее, грязную проститутку, не хочет", что "вообще у него никогда на нее не стоял, и, чтобы достигнуть финала, он был вынужден напрягать воображение". Последняя фраза, по словам Алисы, оказалась решающей.
Перед уходом из квартиры рано утром она вытащила из кармана куртки Дементьева ключ. После того как Базевич проводил ее, она приняла на грудь две бутылочки девятой "Балтики", взяла с собой героин и поехала обратно.
Дальнейшее было делом техники. Дементьев лишь промычал что-то нечленораздельное, когда она вводила ему в вену смертельную дозу. Не дожидаясь его кончины, она покинула квартиру и весь оставшийся день пропьянствовала, сняв по ходу каких-то двух мужиков, которые потом грубо поимели ее в каком-то подвале.
Придя в себя на следующий день, Козлова затаилась и примерно с неделю жила у тетки. Потом, на всякий случай, решила публично продемонстрировать свою ненависть к Юле Никольской и обвинить ее в смерти Дементьева. Это она демонстрировала и передо мной. Не попадись мне на глаза книга по наркомании, где было написано о том, что принявшие дозу нередко страдают чем-то вроде чесотки, может быть, я и не раскрыла бы тайну смерти Кирилла.
Перед самыми майскими праздниками, когда новые дела захватили меня полностью, я вдруг снова встретилась с Еленой Витальевной Маркеловой. Она сама пришла ко мне, предварительно позвонив.
Я наконец-то получила полный гонорар за расследование. Маркелова расплатилась со мной частично за счет сумм, оставленных ей покойным Борисюком, частично деньгами мужа.
- Как там поживает Алексей? - спросила я Маркелову, как только были закончены наши денежные расчеты. - Кстати, в постели он даже ничего, на любителя, но вполне прилично…
Не знаю почему, во мне неожиданно взыграл тот самый первоначальный импульс неприятия этой женщины, который возник с момента нашего знакомства. И мне вдруг захотелось ее задеть…
- Я чувствую свою вину перед ним, - сразу посерьезнев и совершенно не обратив внимания на мою колкость, ответила Елена. - Я знала, что у него есть патологическая зацикленность на моей персоне. Это последствия его болезни… Я не знаю, как она там официально называется - это очень сложно и мудрено, - но врачи говорили мне, что в целом его состояние можно было характеризовать как параноидальное. То есть склонное к формированию различного рода сверхценных идей.
- И этот момент вы использовали, чтобы он признался, - сказала я. - Я хорошо помню, как отреагировал он на вашу фразу о том, что "у меня остались только ты и наш ребенок"…
- Скорее всего я потрачу деньги, которые благодаря вам вернулись от Никольской, на адвоката, - продолжала Маркелова, как бы не слыша меня. - Как мне сказали, учитывая психическое заболевание моего мужа, можно добиться отмены тюремного заключения.
- Ну что ж, если у вас это получится, то у Алексея действительно появится шанс.
- Зато у меня, кажется, нет.
- Я вас понимаю… - мягко сказала я. - Хотя не надо отчаиваться, все-таки у вас есть ребенок. Вы же сами об этом говорили. Ради него стоит жить и, наверное, не так, как вы делали это раньше.
Маркелова выглядела в тот вечер подавленной и крайне озабоченной.
- Да… Но… Хочу вам сказать, что, может быть, вы не совсем адекватно меня воспринимаете. Мол, развратная женщина, гулящая, и все такое. - Маркелова вздохнула. - Вы не представляете себе, что я пережила, когда умер Кирилл. Может быть, это было лишь внешнее впечатление, будто мне все равно. Я только сейчас поняла, что он для меня значил на самом деле. Пускай он и оказался настолько циничен, что украл у моего мужа деньги… Но он был честен и искренен в своих чувствах ко мне, хотя и домогался меня слишком примитивными способами. А поскольку я, как вы выразились, играла в игру под названием "Динамо", он все больше спивался и пускался в разврат со всеми, кто попадался на его пути…
- Собственно говоря, не напейся он тогда, может быть, и не произошла бы трагедия.
- Да, - согласилась Маркелова. - Я как раз за три дня до мужского праздника сказала ему, что не хочу поддерживать отношения с двумя друзьями одновременно. То есть быть любовницей и Вениамина, и Кирилла… Нехорошо это, не стыкуется с моими моральными принципами. Дело в том, что с Кириллом у меня была близость всего два раза. Я вела себя в постели крайне холодно, думала, что это оттолкнет его, и он от меня отстанет. Однако не тут-то было. Он любил меня…
Глаза Маркеловой увлажнились, она сглотнула слезы, с трудом удерживаясь от того, чтобы не разрыдаться. Однако я уже успела заметить, что эта женщина хорошо владеет своими эмоциями. Несколько секунд спустя она как ни в чем не бывало продолжила:
- Со смертью Вениамина у меня внутри вообще все оборвалось. Я, безусловно, отдавала себе отчет в том, что отношения с ним достаточно временны и поверхностны. После смерти Кирилла я старалась обо всем забыть и никогда больше не вспоминать, но… - Она изобразила на лице не то улыбку, не то скорбь. - Не удалось…
Маркелова посидела молча где-то с минуту, посмотрела на меня своим открытым, гордым взглядом и после этого сделала вывод:
- Словом, не везет мне с мужчинами. Сначала я потеряла любящего человека, потом любимого, ну а сейчас - мужа и отца ребенка. Даже если его оправдают, никакого будущего у нас уже не будет.
Я сидела молча, неотрывно глядя на нее и не зная, как ее утешить. Она почувствовала неловкость момента и, отведя глаза, встала, взяла сумочку и направилась к выходу. Когда Елена уже собиралась сказать мне: "До свидания", - я вдруг улыбнулась и чуть дотронулась до ее руки:
- Не волнуйтесь. Может быть, вам еще повезет…

← Ctrl 1 2 3 ... 22 23 24
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0097 сек
SQL-запросов: 0