Электронная библиотека

Татьяна Полякова - Отпетые плутовки

– Багров, – развела я руками, – мы ведь знали, с кем имеем дело, и на это рассчитывали. Все почти правда. Кстати, настоящий Шагал висит у нас в гостиной. Юльке он действительно нравится. Еще вопросы есть?
– Полно, – сказал Багров, поднимаясь, и направился к двери. – У тебя еще есть время сказать мне: "Останься".
– Да пошел ты! – рявкнула я. – И не обольщайся: если ты сможешь прожить без меня, значит, и я без тебя смогу.
Он улыбнулся, сделал ручкой и исчез.
А я стала смотреть в окно. Вошла Юлька, обняла меня и сказала:
– Может, ты зря его выгнала?
– Ты не знаешь Багрова. Он так просто не уедет. И сюда явился для того, чтобы выяснить, где его денежки. Я ему показала: здесь, в моем сейфе. Значит, Багров не сегодня завтра непременно объявится…
– Ты думаешь? – спросила Юлька, а я в ответ кивнула, извлекла из сейфа "дипломат", а потом села за компьютер сочинять письмо.
Юлька устроилась рядом, поглядывая на меня с грустью. Потом мы позвонили отцу.
– Папа, – сказала я. – Тут какие-то типы принесли "дипломат", просили тебе передать. Типы очень вежливые, а "дипломат" тяжелый.
– Быстро все из ресторана! – крикнул отец. – Сейчас я подъеду…
Папа приехал через несколько минут, и не один. "Дипломат" стоял в моем кабинете, а мы на улице, но очень скоро тоже переместились в кабинет. Деньги пересчитали, а папа стоял с отпечатанным на компьютере письмом в руках и диву давался. Письмо радовало лаконичностью: "Уважаемый Павел Сергеевич. Просим извинить за досадную ошибку".
– Да здесь денег почти вдвое больше, – озадачился отец.
– Должно быть, компенсация за моральный ущерб, – хохотнула Юлька. Папа, конечно, не мог знать, что к деньгам, которые у него увели совсем недавно, прибавились те, что Сашка свистнул в прошлом году.
– Чудеса, – хмыкнул отец, и они с Юлькой пошли к выходу, а я, взглянув на сейф, не удержалась и написала записку. Положила ее на полку, в пустом сейфе она выглядела сиротливо, потом со вздохом прикрыла дверцу и заперла ее. И пошла на улицу, где ждали меня отец и Юлька.
Вечером мы с подружкой смотрели телевизор, вдруг вошел папа и очень серьезно сказал мне:
– Маша, зайди в кабинет.
Мы с Юлькой испуганно переглянулись, я пошла за ним, а подружка за мной, подслушивать. Устроившись на диване, я спросила:
– Чего, папа?
– Давай-ка ты мне всё расскажешь, – вздохнув, проговорил он, устраиваясь рядом.
– Что? – не поняла я.
– Всё, – пожал он плечами. – Чувствую, у тебя от отца родного появилось много секретов, а я всегда считал, что мы друзья. Разве нет?
– Да брось ты, папа, – смутилась я. Отец поднялся, шагнул к столу.
– В "дипломате" на дне была записка. В ресторане, когда пересчитывали деньги, на нее не обратили внимания, потому что нижние пачки не вынимали. Хочешь взглянуть?
– Да… – пролепетала я, теряя уверенность. Папа протянул мне листок, и я прочитала: "Ты молодец, Машка". А потом заревела, горько-горько, потому что выходило, что, когда Сашка отдавал деньги, он уже знал, что я его обманываю, и в ресторан пришел вовсе не для того, чтобы увеличить счет в свою пользу. А я его выгнала… Отец меня обнял, а я завопила:
– Папочка, я так его люблю, а он опять удрал.
Сашку искали неделю, но он точно сквозь землю провалился. Устроили засаду в ресторане: я искренне надеялась, что Багров здесь появится. Не такой Сашка человек, чтобы после поражения, даже самого сокрушительного, собравшись с силами, не нанести ответный удар.
Но прошла еще неделя, а Багров по-прежнему не появлялся. Я сидела на работе, таращилась в окно и думала о нем. Вошла Юлька и села рядом.
– Вернется, – сказала она тихо. – Вот увидишь.
– Нет, – покачала я головой. – Он и в прошлый раз не хотел возвращаться, и сейчас… Я дура, должна была ему сказать… – В этом месте я разревелась так, что произносить слова стало затруднительно. Юлька тоже заревела, и мы еще минут пятнадцать орошали друг друга слезами. Потом высморкались и выпили чаю.
– Машка, – не глядя на меня, сказала Юлька. – Мы с твоим отцом решили расписаться. Он собирался с тобой поговорить… Ты не против?
– О господи, конечно, нет. Я рада, честно. – И мы опять обнялись, Юлька меня поцеловала, тут дверь открылась, и вошел папа.
– Чего это у вас вид такой? – поднял он брови. – То ли ревели, то ли смеялись до слез…
– Папа, – сказала я, поднимаясь ему навстречу, – я так рада за тебя. Поздравляю… – Я обняла его и поцеловала, а он смущенно ответил:
– Как думаешь, не смешно на старости лет?
– Не смешно, – покачала я головой. – Это здорово, честно. Я очень рада за вас, и вообще вы молодцы.
– Я очень люблю тебя, – сказал отец. – И честно скажу, немного боялся, что ты… не поймешь, что ли…
Я выдала улыбку и сказала, стараясь выглядеть независимой:
– А тебе не кажется, что мне давно пора перестать быть папиной дочкой?
Сидеть и смотреть в окно вскоре сделалось совершенно невыносимо, и я уехала в Италию. Юлька было собралась со мной, но я ее отговорила: нянька мне не нужна, а ей надо быть рядом с мужем. Они с папой пришли меня проводить, и я долго смотрела им вслед, не скрою, с завистью. Хорошо им…
Подружка с папой очень настойчиво звали меня переехать к ним, но я отказалась: у них семья, и слава богу… хотя у меня тоже семья: отец, Юлька, еще есть друзья, работа… и вообще, у меня есть все…
С такими мыслями в Италию лучше не ездить, это я поняла очень быстро. Исправно пялясь на великие творения прошлого, я тихонько зевала и ждала, когда отправлюсь домой, а вернувшись, в первый же день вышла на работу, должно быть, для того, чтобы снова смотреть в окно.
Вошел Максим, мы немного поговорили, и он сказал, кивнув на бумаги:
– Убери в сейф.
Сейф по-прежнему был пуст, только записка, оставленная мной для Сашки, радовала глаз. Я взяла ее, хотела швырнуть в корзину и тут выпучила глаза. Моим почерком было написано: "Сашка, я тебя люблю", а внизу стояла приписка: "Я тебя тоже люблю". Я осела в кресло и вдруг завопила на весь ресторан:
– Ну, Багров!.. Я тебя убью, честное слово!
Он позвонил на следующий день. Сказал весело:
– Привет, Машка. Как отдохнула?
– Плохо.
– Что ж так? Италия страна неплохая.
– Неплохая, если б рядом был ты, а одной она мне не понравилась. Ничего там нет хорошего.
– Ну и правильно. Дома-то завсегда лучше… Я соскучился. Приходи на свидание, а?
– Приду. А куда надо идти?
– Да неподалеку от твоего дома. Кафе на Вяземского знаешь? Вот туда и приходи.
– Когда?
– Сейчас. Я тебя жду.
– Уже бегу, Сашенька, – обрадовалась я.
– Бежать не надо, – заявил он серьезно. – Я никуда не тороплюсь, готов ждать всю жизнь, если ты за полчаса доберешься.
Добралась я значительно быстрее. Стремительно вошла в кафе и с изумлением огляделась: кафе было почти пустым, трое молодых людей сидели в центре зала, да у окна, спиной ко мне, какой-то милиционер. Я слабо охнула и уже собралась реветь, тут милиционер оглянулся, а я слегка присела, потому что это был Багров. Он лучезарно улыбнулся и поднялся навстречу, и я на негнущихся ногах направилась к нему.
– Что это? – кивнула я на форму, лишь только смогла вернуть себе дар речи.
– Как что? – удивился он. – Я ж тебе сколько раз говорил, что работаю в милиции.
– Перестань врать, – зашипела я. – Я все про тебя знаю. Зачем этот маскарад?
– Не маскарад вовсе, – обиделся Сашка, извлек из кармана удостоверение, и я выпучила глаза.
– Это подделка?
Сашка поморщился:
– Ну что ты в самом деле?
– Как же тебя взяли? Ты же жулик из жуликов.
– Кто это сказал? – удивился он.
– Ничего и говорить не надо, без того знаю, – нахмурилась я и тут услышала:
– Привет, – повернула голову и увидела Юльку.
– Привет, – ответила я с улыбкой и спросила: – Ты здесь какими судьбами?
Юлька растерянно посмотрела на меня, на Сашку, ткнула в него пальцем и сказала:
– Так ведь он звонил…
– Звонил, – кивнул Багров. – Садись…
Юлька села, а я нахмурилась.
– А чего это ты так вырядился? – додумалась спросить подружка.
– Дело есть, – тихо сказал Сашка, придвигаясь ближе к столу. Головы наши невольно сдвинулись ему навстречу. – Живет в вашем городе один дядя. Подпольный миллионер… – Сашка понизил голос до шепота, а мы навострили уши…
Через десять минут Сашка откинулся на стуле и посмотрел на нас с озорством.
– Как план? – спросил он весело.
– Блеск! – дружно выдохнули мы.
– Как видите, один не потяну. Есть вакансия на роль врача и медсестры. Что скажете?
Юлька посмотрела на меня с томлением и робко кашлянула.
– Отец нам голову оторвет, – покусав губу, заметила я.
– Да брось ты! – отмахнулась подружка. – Откуда он узнает?

← Ctrl 1 2 3 ... 28 29 30
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0144 сек
SQL-запросов: 0