Электронная библиотека

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака

В этот миг Алиса наконец-то прорвалась сквозь защитный барьер, и Грималкин ринулась вперед. Чары, укрывавшие нас от ведьм, тут же рассеялись, и две охранницы бросились между Грималкин и своими сестрами. Они были сильны и свирепы, но ни одна из них не могла сравниться с ведьмой-убийцей. Кровь брызнула на нас, когда Грималкин принялась полосовать и рубить; раздались короткие вопли – и оборвались.
Я уже наступал Грималкин на пятки. Три уцелевшие ведьмы предпочли не вставать, они побежали нам навстречу на четвереньках, выпустив когти и обнажив зубы, чтобы разорвать нас в клочья. Я ударил своим посохом вниз, попав ближайшей ведьме в сердце, и вогнал клинок глубоко в пол под дергающимся телом.
Потом поднял глаза. Грималкин убила одну ведьму и расправлялась с другой, но вращающаяся пентаграмма была прямо над ней. Внутри пентаграммы я увидел грубое чешуйчатое лицо и руки бога вампиров; губы, растянутые в рыке, обнажили острые, как иглы, зубы и длинные клыки. Бог был словно погружен в густую, вязкую красную жидкость. В свою любимую кровь. Во Тьме существовало множество владений, и каждое было создано и обустроено в соответствии с нуждами и пристрастиями своего господина. Что могло подходить Сискою больше, чем океан крови?
Раздался такой звук, будто на камни рухнул огромный водопад – но не из воды, а из крови. Поток вырвался из пентаграммы и обрушился на пол прямо перед Грималкин. Внутри потока мы увидели Сискоя: он грациозно извивался, широко разинув рот, нацелив на ведьму-убийцу острые, как бритва, клыки.

Глава 25. Полуночный час

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака
На мгновение сердце мое прыгнуло в глотку. Казалось, Грималкин пришел конец. Но Сиской прошел прямо сквозь нее, поплыл прочь и исчез, пройдя сквозь дальнюю стену.
Я понял, что он все еще находится в бестелесной форме и пока не в силах ничего предпринять. Но бог направлялся к яме с требухой, где его ждало новое тело, которым он должен был завладеть. И до полуночи оставалось меньше двадцати минут.
– Мы опоздали! – крикнул я.
Грималкин, залитая кровью, словно приросла к месту. Она тоже понимала, что эта битва проиграна.
И тут в моей голове раздался голос. Я не мог ошибиться – это говорила мама!
– Усомнитесь – и будете уничтожены. Сразитесь с богом! Расправьтесь с ним прежде, чем он восстанет! Это ваш единственный шанс! Но это можешь сделать только ты, сын. Только ты можешь убить бога вампиров и надеяться выжить!
Конечно, мне не под силу было уничтожить одного из старых богов. Как человек может надеяться на такое? Но я знал, что имеет в виду мама. Если мне удастся убить созданное для него тело, Сиской не сможет воплотиться и угроза, нависшая сейчас над миром, исчезнет.
– Нам нужно убить тело в яме, прежде чем он вылезет оттуда! – закричал я и без дальнейших объяснений повернулся и ринулся вон из дома.
Грималкин и Алиса помчались за мной.
Пробегая по тропе, мы увидели мороя – уткнувшись носом в траву, он все еще пересчитывал травинки. Вскоре я нырнул под деревья и понял, что найти яму с требухой будет нетрудно: впереди за деревьями мелькнул темно-красный луч. Добежав до источника света, я увидел, что камень, прикрывавший яму, сдвинут в сторону. Отлично – это сэкономит нам время и силы.
Я отбросил посох и снял плащ, приготовившись пустить в ход Клинок Судьбы и Режущего Кости.
Грималкин положила руку мне на плечо.
– Нет! – сказала она. – Его убью я, а не ты!
– Я слышал голос мамы, – ответил я. – Она сказала, только я могу это сделать и остаться в живых.
– Все равно я пойду с тобой. Я не позволю тебе встретиться с Сискоем один на один. Даже твоя мать не может приказывать Грималкин!
Я покачал головой:
– Нет. Если я погибну, ты должна будешь продолжить сражаться. Тебе придется и дальше хранить голову дьявола, не давая ей попасть в руки его слуг – столько, сколько удастся. С помощью Алисы ты сможешь найти способ его уничтожить.
– Только втроем, действуя вместе, мы можем надеяться на успех, – твердо произнесла Грималкин. – Нам нужно выжить, а для этого мы должны действовать сообща. Алиса будет охранять вход в яму и, если Сиской пройдет мимо нас, попытается ударить его своей магией. Мы с тобой спустимся вниз, но Сискоя я оставлю тебе. Морой охранял окрестности ямы; внизу могут ожидать и другие стражи. Камень ведь сдвинут.
Я кивнул, соглашаясь с ее доводами.
Алиса подошла и обняла меня:
– Пожалуйста, будь осторожен, Том! Что я буду делать, если с тобой что-нибудь случится?
– Будь готова к тому, что я проиграю, Алиса. Самое главное – останови Сискоя. Не дай ему забрать голову дьявола, – горячо сказал я.
– Сомневаюсь, что смогу остановить его, но я попытаюсь, Том, – слабо улыбнулась она.
Я подошел к краю ямы с требухой и посмотрел вниз. Промелькнула мысль, что я иду навстречу своей смерти, но в тот миг я отнесся к ней совершенно спокойно. Это был мой долг, задача, к которой готовил меня учитель; я тренировался именно для этого.
Иногда, чтобы защитить других, ведьмаку приходится жертвовать собой.
Снизу, ослепляя, засиял свет, и я вынужден был отвернуться, чтобы не смотреть прямо на него.
Я взглянул на Алису, улыбнулся ей, кивнул Грималкин и сполз в яму ногами вперед. С одной стороны яма была шире; я выбрал другой, более узкий край. Это было все равно что лезть вниз по печной трубе, и я мог контролировать спуск с помощью коленей и локтей. Но задачу усложняла покрывавшая камни слизь от требухи и крови, которые ведьмы опрокидывали в яму.
Ужасный металлический запах крови мешался с вонью гниющей разлагающейся плоти. К горлу подступила тошнота, я чуть не подавился и был вынужден на мгновение остановиться, пока у меня не перестало крутить в животе. Я пожалел, что не отрезал лоскут от своего плаща, чтобы завязать рот и нос, но теперь было уже поздно.
Небольшой дождь камешков и земли сыпался мне на голову и плечи из-под ног Грималкин, спускавшейся в яму следом за мной.
Я полез дальше вниз и вскоре услышал под собой дыхание, а вслед за тем стоны, как будто там мучился какой-то великан.
Один раз выступ скалы далеко внизу частично заслонил красный свет, и я смог посмотреть вниз, а едва сделав это, тут же об этом пожалел. Я увидел под собой гиганта с человеческими очертаниями, но вдвое больше меня. Лежа на каменистом уступе, он корчился, делал глубокие дрожащие вдохи – и вскоре стало ясно почему. Его огромное лицо было изъедено, из пустых глазниц вытекал гной. Вот оно, старое, первое тело, – то, которое мы с Джадом ранили, опрокинув в расщелину соль и железные опилки.
"Его судорожные движения – лишь инстинктивная реакция пустой телесной оболочки или он в какой-то мере обладает сознанием?" – думал я. Способен ли он, как разумное существо, чувствовать, что ранен? Мне казалось, да.
Минуты шли, время близилось к полуночи. Новое тело, должно быть, находится где-то ниже, в глубине ямы. Я хотел просто выполнить свою задачу, но не мог вынести вида таких страданий. Опустившись к великану, я уперся коленями в камень. Я не смог бы дотянуться до него кинжалом, поэтому вынул из ножен Клинок Судьбы и тщательно прикинул расстояние. В последний миг мне пришлось зажмуриться, но я сумел нанести удар, полоснув клинком по горлу гиганта. Когда я снова открыл глаза, кровь потоком лилась на его грудь и каскадом обрушивалась в трещину внизу.
Огромное тело, дрожа, забилось в конвульсиях, словно стараясь вырваться из невидимых цепей; потом существо издало вздох, осело на скалу и затихло. Какая бы жизнь ни теплилась в созданном черной магией теле, теперь она его покинула. Я совершил акт милосердия – но вдруг из-за этого потратил впустую драгоценное время, которое требовалось, чтобы разделаться с Сискоем?
Вложив меч в ножны, я продолжил спуск. Камни стали более скользкими, поскольку были измазаны свежей кровью. Один раз, ослепленный сияющим снизу светом, я поскользнулся и на мгновение потерял опору; еще немного – и случилось бы непоправимое. На несколько секунд я застыл, дрожа от страха, потом собрался с духом и полез дальше.
Вскоре я добрался до широкого уступа, где смог встать, прижавшись спиной к скале и выпрямив дрожащие руки и ноги. Я видел под собой следующую часть спуска, но с трех сторон от меня, полускрытые тьмой, виднелись устья нескольких пещер. Внезапно я понял, что Грималкин была права: внизу стояли на страже другие чудовища.
Теперь я слышал новые звуки – тяжелые шаги, низкое дыхание и наконец – сердитый рык. Спустя секунду появились мои враги, их глаза походили на море светящихся красных точек, мерцающих во мраке. Это напомнило то мгновение в подвале, когда, столкнувшись с превосходящими силами противника, я бежал как трус.
На этот раз я не побегу.
Я вытащил Режущего Кости и сжал его в правой руке, в левой держа Клинок Судьбы.
Рядом приземлилась Грималкин с кинжалами в обеих руках, и мы встретили врагов вместе. Я мельком увидел зубы и когти, меня окатило вонью тухлого дыхания стригоя, но я сделал выпад обоими клинками и с удовлетворением почувствовал, что кинжал вошел в плоть – пусть даже в мертвую плоть – демона. Мечу, который был длиннее, повезло еще больше – он снес голову ближайшему стригою. Голова покатилась по камням и упала в расщелину. Рядом Грималкин с неумолимой решимостью полосовала направо и налево, снося головы с плеч и отгоняя врагов назад: куда было их свирепости до свирепости ведьмы-убийцы!
← Ctrl 1 2 3 ... 34 35 36 37 38 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0087 сек
SQL-запросов: 0