Электронная библиотека

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака

Глава 22. Пусть явятся за нами!

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака
На следующий день, вскоре после полудня, мы приготовились выполнить поручение Ведьмака. Оставив его с собаками и домовым, я, Грималкин, Алиса и Джад снова отправились в Тодморден.
Мы вышли из сада; Алиса шагала рядом со мной, держа в руках книгу.
– Вот, – сказала она, – это для старого Грегори. Я сама ее написала.
Я с улыбкой взял книгу и прочитал заголовок: "Тайны шабашей ведьм Пендла".
– Она о самых темных секретах, которые не знает никто, кроме ведьм, – даже Ведьмак. Она ему очень пригодится. Твой учитель не принял бы ее от меня, но если книгу передашь ты, он сможет поставить ее в свою новую библиотеку.
– Спасибо, Алиса! Когда мы вернемся, я ему ее отдам, – сказал я, кладя книгу в мешок. – И свои тетради тоже, они могут принести пользу. Но у меня есть вопрос. О чем вы с Грималкин говорили вчера, когда ушли вдвоем?
– Это женские разговоры, Том. Тебя они совсем не касаются.
Я обиженно и раздраженно посмотрел на нее.
– Тебе это не нравится, да? Но разве я когда-нибудь таила от тебя секреты? Хотя сам ты не все мне рассказываешь.
Я потрясенно разинул рот. Она что, каким-то образом узнала о жертвоприношении?
Ответить я не успел – Алиса ушла вперед, оставив меня с Грималкин.
Этот разговор расстроил меня, но я решил не задавать ей новых вопросов.
Несмотря на серое небо, на накативший с запада мелкий дождик, воздух был теплым. Именно такая погода называется в Графстве летом.
Я огляделся в поисках Джада, который явно все еще был не в себе. Но через некоторое время он появился рядом и коснулся моего плеча:
– Теперь тело Космины предано земле. Я давно хотел это сделать и чувствую, что наконец-то "завернул за угол".
– А что потом? Вернетесь в Румынию? – спросил я.
– Нет, Том. Пока хватит с меня путешествий. Может, я заменю бедного Билла Аркрайта, заткнув оставшуюся после него брешь к северу от Кастера.
– Отличная идея! – воскликнул я. – У вас наверняка будет дел по горло со всеми тамошними водяными ведьмами. Насколько я знаю, в тех местах ни один ведьмак не работал больше года. Учитель сказал, что после Билла осталась мельница, которой могут пользоваться другие ведьмаки, поэтому вам будет где жить.
Пока я разговаривал с Джадом, Алиса и Грималкин впереди тоже что-то горячо обсуждали, может, разрабатывали какой-то план, в который не хотели посвящать меня. Но когда мы двинулись на юго-восток, огибая Аккрингтон, они пошли медленнее, чтобы поравняться с нами.
– Грималкин нужно поговорить с тобой наедине, Том, – сказала Алиса.
Я взглянул на ведьму-убийцу, и та кивнула на рощицу слева. Грималкин двинулась к роще, я пошел за ней, а Алиса крикнула:
– Мы подождем вас здесь!
Почему Грималкин не захотела говорить при Алисе и Джаде? Наверняка из-за Джада. Видимо, после того, как тот предал Ведьмака, она ему не доверяла… Вскоре я это выясню.
Ведьма остановилась под деревьями, повернулась ко мне, сняла с плеча мешок и положила на землю между нами.
– Дьявол хочет с тобой поговорить, – произнесла она, – но тебе решать, позволить ли ему это. Конечно, он попытается запугать тебя и будет угрожать. Пока непонятно только, как именно.
– Ты с ним разговариваешь? – спросил я.
Грималкин кивнула:
– Время от времени мы обмениваемся парой слов, но в последнее время никакими силами нельзя было заставить его говорить. Но вот теперь он изъявил желание с тобой побеседовать.
– Тогда давай послушаем, что он скажет!
Мы сели на траву, Грималкин развязала кожаный мешок и, вытащив за рога голову дьявола, положила ее на землю лицом ко мне.
Вид головы меня поразил. Она казалась меньше, чем была, когда ее отделили от тела, на лице запеклась кровь. Один глаз отсутствовал – на его месте осталась воспаленная, полная гноя глазница, другой был зашит. Рот, похоже, был забит крапивой и мелкими веточками.
– Что случилось с его глазом? – спросил я.
– Я выколола его как месть за гибель моих союзников, – сказала Грималкин. – Возможно, на некоторое время ему удастся сохранить второй.
Она вытащила крапиву и веточки изо рта дьявола, и голова, казавшаяся неподвижной и мертвой, сразу ожила. Зашитое веко дернулось, челюсти и губы задвигались, обнажив пеньки желтых зубов.
– Все могло бы пойти по-другому, Том Уорд. – Голос дьявола был похож на тихий хрип. – Мы могли бы быть на одной стороне, но ты отверг меня и превратил в это. Теперь ты заплатишь ужасную цену.
– Ты мой враг, – ответил я. – Я и рожден был для того, чтобы покончить с тобой.
– Конечно, – окрепшим голосом отозвался тот. – Это твое "предназначение" – во всяком случае, тебе так сказали. Но поверь, тебя ждет совершенно иное будущее. Думаешь, я беспомощен? Поверь, ты ошибаешься. Думаешь, меня сделали слепым, вынув один глаз и зашив второй? Мой дух может видеть все, что пожелает. Я вижу тех, кого ты любишь, и то, как можно причинить им боль. Думаешь, забив мне рот, меня сделали немым? Я все время говорю со своими слугами, и они многочисленны как звезды. Им не терпится побороться за меня. Победи одного – и встанет другой, чтобы с тобой сразиться. В конце концов ты встретишь равного себе – и даже раньше, чем думаешь!
– Это просто слова, – прошипела Грималкин, схватив голову за рога.
– Посмотрим! – проскрипел дьявол. – Ты седьмой сын, и у тебя шестеро братьев. Этим же днем один из них умрет от рук моих слуг. И он будет лишь первым, с кем случится такое. Вскоре ты останешься последним сыном своей матери!
Я встал; меня мутило при мысли о том, что грозит моим братьям. Грималкин снова заткнула голове рот и сунула ее обратно в кожаный мешок.
– Не обращай внимания, – сказала она. – Я ошиблась, разрешив ему говорить, мы так и не узнали ничего нового. Он и раньше мог натравить своих слуг на твою семью в любое время. Это всего лишь угрозы, чтобы выбить тебя из колеи и отвлечь от цели.
Я кивнул. Две недели назад, возвращаясь из Ирландии, я написал на ферму, справляясь о здоровье моего старшего брата Джека, его жены Элли и их ребенка. Я расспрашивал и о нашем брате Джеймсе – он жил с ними, помогая с работой на ферме и пытаясь открыть свое кузнечное дело. Мне ответили, что все здоровы; пало несколько животных, но война ферму не затронула.
Но теперь мы находились далеко от фермы. Что касается остальных моих братьев, то они разъехались по всему Графству. Я ничего не мог сделать, чтобы им помочь, – оставалось только не поддаваться страху.
Мы вернулись к Алисе и Джаду, и я рассказал им о словах дьявола и его угрозах. Джад сочувственно кивнул, а Алиса сжала мою руку. Сейчас никто из нас ничего не мог поделать.
– Где ты думаешь обосноваться? – спросила Джада Грималкин.
– Давайте остановимся к западу от Тодмордена, в стороне от деревни, – предложил Джад. – Тогда мы сможем работать в округе, не привлекая к себе внимания.
– Но ведь мы как раз и хотим привлечь к себе внимание! – с пылающими глазами воскликнула ведьма-убийца. – Нам надо снять комнаты в таверне. Пусть явятся за нами! Как только мы перебьем нескольких из них, сразу пойдем в атаку. Это будет похоже на уничтожение крысиного гнезда!
– Разве это не рискованно? – спросил Джад. – Держась на расстоянии, мы успеем кое-что сделать, прежде чем они вообще заметят, что мы здесь.
– Ты сможешь помочь нескольким людям – да, – кивнула Грималкин. – Но все равно скоро настанет решающий момент. Это лишь вопрос часов – когда нас обнаружат. Если же мы будем действовать по моему плану, то сами выберем поле боя. Они прекратят охотиться за другими жертвами и явятся за этим! – Он подняла кожаный мешок. – Они придут за ним – и умрут. Борьба с румынскими тварями – всего лишь одна из многих битв в нашей войне против слуг дьявола. И я хочу побыстрее положить конец этой битве, чтобы перейти к настоящему делу – окончательному уничтожению Врага. Ну, что скажешь, Том Уорд? Ты согласен?
Я посмотрел на Джада и пожал плечами:
– Извини, но я вынужден согласиться с Грималкин.
– Я тоже, – кивнула Алиса.
Джад ухмыльнулся:
– Похоже, мне остается склониться перед волей большинства. Пусть начнется битва!
Мы шли еще пару часов. К этому времени тучи рассеялись, и ночь обещала быть ясной.
Когда солнце склонилось к горизонту, мы разбили лагерь рядом с дорогой. Алиса поймала трех кроликов, и вскоре они уже жарились на вертелах над костром. От аромата у меня текли слюнки.
Внезапно я услышал вдалеке ровный бой барабана. Звук приближался, и вскоре к нему присоединились флейты. Это была маршевая музыка: солдаты из Барнли вышли в поход.
Поняв, что они маршируют по дороге и пройдут совсем рядом с нами, Алиса и Грималкин отступили под деревья. В прошлом между военными и ведьмами Пендла случались столкновения, и солдаты наверняка узнали бы Грималкин, если бы снова увидели ее.
– Никогда не понимал, почему они носят куртки такого цвета! – воскликнул Джад. – Меня учили одеваться так, чтобы легче было скрываться в лесу. А они как будто делают все, чтобы их заметили!
Я вынужден был согласиться: ярко-красные мундиры солдат Графства бросались в глаза даже среди деревьев.
Мы не торопясь вышли на дорогу.
← Ctrl 1 2 3 ... 30 31 32 ... 36 37 38 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0254 сек
SQL-запросов: 0