Электронная библиотека

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака

– Может, ты и вправду видел именно его, Том, но, скорее всего, их там несколько, – ответил Джад. – Этого поставили охранять окрестности ямы. Место здесь темное и укрытое, но морои обычно не выходят при свете дня, поэтому его привели сюда с помощью могущественной магии. Я тут подумал и понял, что есть куда более легкий способ справиться с мороями. Дело в том, что этими созданиями правят навязчивые идеи. Если бросить перед ними орехи, семена, ягоды, веточки или даже травинки, они тут же упадут на четвереньки и, словно загипнотизированные, будут вынуждены сосчитать и собрать все до последнего предмета. Пока они не сделают это, не смогут заниматься ничем другим. Причем одного раза всегда недостаточно; им приходится считать снова и снова, чтобы проверить, сходится ли итог. Они способны проводить часы, считая и пересчитывая. А пока они этим занимаются, мы можем или сбежать, или уложить их смертельным ударом!
Я кивнул и улыбнулся. Такие вещи необходимо знать – пригодятся в будущем. И я вновь подумал, сколь многому мне еще надо научиться. Теперь, когда мистер Грегори погиб, мое ученичество закончилось раньше времени, и мне придется учиться у всех подряд – даже у Джада. Я не мог позволить эмоциям помешать моему образованию: я был обязан всячески дополнять "Бестиарий", может, даже написать собственную книгу. Труд моего учителя должен продолжаться.
Мы с Джадом осторожно двинулись вперед, ища яму с требухой, и наши носы нашли ее раньше наших глаз.
Вонь внутренностей, гниющего мяса и острый металлический запах крови просто сбивали с ног. У корней старого дуба лежал большой плоский камень неправильной формы, и приблизительно в его центре виднелась длинная дыра с влажными от крови краями.
Мы с Джадом одновременно шагнули вперед и вгляделись вниз, в темноту. Я содрогнулся от страха и сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Что ж, у меня была веская причина бояться: если мы не придумаем, как навсегда остановить старого бога Сискоя, вскоре он вылезет из ямы.
– Я ничего не вижу, – озвучил я очевидное.
– Поверь, Том, не дай бог одному из нас увидеть то, что формируется там, внизу… Но слушай внимательно, и мы его услышим.
Мы прислушались. Из глубины разлома доносились слабые зловещие звуки. Я затаил дыхание, чтобы лучше слышать, – и сразу чуть ли не пожалел о том, что я не глухой. Далеко внизу, милосердно скрытый Тьмой, кто-то дышал. Медленные и ровные вдохи и выдохи наводили на мысль о том, что это очень большое существо.
– Новое тело и вправду там, – сказал Джад. – Но не бойся – оно никак не сможет выбраться, пока Сиской не займет его. А это может произойти только в полночь, с помощью ведьм, их ритуалов и заклинаний.
– Со сколькими ведьмами нам придется расправиться, чтобы не допустить этого? – спросил я.
– Трудно сказать… Даже если выживут всего три – это уже шабаш. Но одно несомненно – чем меньше их останется, тем труднее им будет.
Без дальнейших обсуждений мы осторожно опрокинули мешки, и рядом с отверстием образовались холмики железа и соли. Потом мы быстро смешали их.
– Начнем? – спросил Джад.
Я кивнул, готовый ссыпать смесь во Тьму.
– Что ж, скоро мы выясним, прав ты или нет, – сказал Джад. – На счет "три"! Один, два, три!
Действуя сообща, мы каскадом обрушили соль с железом в яму. Мгновение ничего не происходило, потом снизу донесся вопль муки, а затем глухие стоны.
Джад ухмыльнулся:
– Отлично, Том! Иногда лучше всего срабатывает метод проб и ошибок. Сиской будет не очень доволен, когда обнаружит, что его тело пострадало. Теперь пора приняться за ведьм… Но сперва я чуть больше о них расскажу. – Он встал. – Эти ведьмы собирают жизненную силу с определенными целями, одна из которых – накопление богатств. Им нравится жить в больших домах и властвовать над людьми.
– Так вот почему здешний люд избегает ведьмаков и кажется таким упрямым. Горожане боятся, потому что знают, с чем имеют дело, – сообразил я.
– Именно, Том. Весь город наверняка в ужасе, – согласился Джад.
– Я знаю о шарах, знаю, что эти ведьмы практикуют магию анимизма, но, когда их души в их телах, какие они из себя? – спросил я. – Они похожи на ведьм Пендла или на ламий?
– Как и многие другие ведьмы, они пытаются узнать будущее, чтобы уничтожить своих врагов. Но если им удастся призвать Сискоя, их дела сразу пойдут в гору: он даст ведьмам власть и сделает их еще более грозными. У них и вправду есть одна общая черта с ламиями – они перевертыши. Но если ведьмы-ламии превращаются из домашних в диких в течение недель или месяцев, румынские ведьмы проделывают это в мгновение ока. Ты смотришь на женщину в пышном наряде – и вот уже перед тобой существо в лохмотьях, сплошные когти и зубы. Хорошо бы внести дополнения в "Бестиарий" Джона Грегори: хотя румынские ведьмы и вправду не пользуются магией крови, это не мешает им пожирать плоть и пить кровь. Большинство жертв они валят на землю, и не успеют те даже понять, что им грозит, как их разрывают в клочья.
Я нахмурился – у меня голова шла кругом от той информации, которую на меня сейчас обрушили.
– Пошли расправимся с первой ведьмой, – предложил Джад.
Мы вышли из-под деревьев и двинулись через солнечный луг в сторону ближайших больших домов, из которых на моих глазах поднимались шары. Насколько я мог судить, если не считать реющего на западе канюка, на склоне холма все было тихо, но я слышал отдаленные человеческие голоса на берегу реки, принадлежащем Графству.
Мы перебрались через перелаз и продолжили спуск. Каждый дом окружала собственная роща, и, когда мы приблизились к цели, деревья вновь заслонили солнечный свет.
Джад дал знак остановиться, приложил палец к губам и, наклонившись, прошептал мне на ухо:
– Здесь не должно быть никаких превращений – дома ведьм не меняют обличье, – но там могут оказаться ловушки, предупреждающие хозяйку. Как только мы войдем в дом, ведьма проснется, поэтому нет смысла красться – уловки здесь не помогут. Мы пойдем быстро: я впереди, а ты прикроешь мне спину. Хорошо, Том?
Я кивнул и негромко признал:
– Ты здесь специалист.
Это был чистый прагматизм: раз уж нам приходится работать вместе, я должен был доверять Джаду.
Дом был большой, и обыскать предстояло много комнат. Джад, не тратя времени даром, подошел прямо ко входной двери и вышиб ее ударом ноги. Я вытащил меч и следом за ним вошел внутрь.
Мы попали в маленькую прихожую, из которой вели три двери. Джад выбрал среднюю. Несмотря на то что она могла быть не заперта, он саданул ногой и по ней и быстро вошел.
Мы очутились в большой гостиной. Я удивленно огляделся: ведьмы Графства обычно жили в лачугах с затянутыми паутиной потолками и грязными полами, с немытыми котлами и тарелками, с валяющимися в углу грудами костей – в том числе человеческих, но эта комната была тщательно прибрана и обставлена дорогой мебелью. Я увидел картины со странными ландшафтами – возможно, румынскими: одна картина изображала замок на высоком холме над зелеными лесами. Рядом с камином, угли в котором все еще светились, стояли два удобных кресла и диванчик. На каминной полке горели три свечи, лучшего качества, чем те черные, к которым питали пристрастие ведьмы Пендла (они смешивали кровь своих жертв с дешевым животным жиром). Но обитатели дома все-таки были ведьмами, созданиями Тьмы, и знакомый предупреждающий холодок побежал по моей спине.
Справа в дальней стене комнаты была дверь. Джад пошел туда и вышиб ее тоже. Несмотря на скудное освещение, я сумел разглядеть через его плечо большую кровать с накинутым на нее пурпурным шелковым покрывалом.
На кровати кто-то лежал. Джад поднял топор и приготовился нанести быстрый сильный удар.
Внезапно я осознал – что-то не так. Ведьма оказалась не на кровати; она была под ней. В следующий миг она ринулась на нас – сплошные зубы и когти.

Глава 17. Договор

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака
Ее когти были всего в нескольких дюймах от левой ноги Джада, когда я ударил мечом сверху, пронзив ей сердце и пригвоздив к половицам лицом вниз.
Ведьма отчаянно старалась освободиться, издавая низкое горловое рычание, плюясь кровью, тряся длинными спутанными волосами. Ее пальцы с длинными когтями сжимались и разжимались; она вывернула шею, чтобы взглянуть на меня снизу вверх – ее злобные глаза желали мне бездну бед.
Я видел ужасных водяных ведьм, я содрогался от уродства ведьм Пендла, но румынская ведьма представляла собой самое отвратительное зрелище. Все ее грубое лицо было усеяно волосатыми бородавками, и когда она в рычании открыла рот, я увидел, что ее верхние клыки похожи на два черных бивня, проткнувших насквозь нижнюю губу.
Потом она потянулась и обхватила пальцами клинок, торчащий у нее из спины. Порезавшись до кости, она отчаянно пыталась вытащить его, но тут рычание перешло в булькающие, давящиеся звуки, и кровь струей забила у нее изо рта, забрызгав пол. Я крепко сжал рукоять и еще сильнее вогнал меч в деревянные половицы.
Конец всему этому положил Джад, взмахнув топором и отделив голову ведьмы от тела.
– Молодец! – воскликнул он. – Вот теперь ты был достаточно быстр. А это старейший трюк в книге!
Он сдернул покрывало с кровати – под ним оказались две подушки, сложенные так, чтобы походить на контуры человеческого тела.
– Наверное, она проснулась еще перед тем, как я вышиб первую дверь.
Выдернув меч, я вытер его о покрывало и вернул в ножны.
Джад пустил в ход топор, я – меч… Обычно ведьмаки не сражаются без посохов, но нам приходилось приспосабливаться к обстоятельствам.
← Ctrl 1 2 3 ... 21 22 23 ... 36 37 38 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0