Электронная библиотека

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака

– Они сооружают яму с требухой, – ответил Джад. – Сперва ищут глубокую расселину в земле – в особом месте, там, где черная магия крайне сильна. Неделю за неделей они сливают туда кровь и кидают требуху, по большей части куски сырой печени. Вкупе с ритуалами и темными чарами это создает внутри ямы ужасную силу: луч – всего лишь ее частица, вырвавшаяся на волю. Сиской выращивает себе тело, питаясь требухой и кровью, а когда процесс завершается, в полночь являются ведьмы, чтобы сотворить последний ритуал. Тогда Сиской вылезает из ямы облаченный в плоть, существуя в нашем мире так же, как и Враг. Судя по твоему описанию, ритуалы ведьм достигли того этапа, когда он почти готов появиться. Это может случиться в любой момент – даже сегодня в полночь.
– И с какой целью, по-вашему, они его призывают? – спросил я.
– Может, просто хотят ему поклоняться, а он взамен дарует им силу. Но они уже пытались заставить тебя привести сюда Грималкин: им очень нужна голова Врага. Сиской быстр, а едва обретя плоть, сумеет стремительно передвигаться на огромные расстояния. Возможно, он сам отправится за Грималкин. А после нее вторым в его списке можешь стать ты.

Глава 16. Яма с требухой

Джозеф Дилейни - Кровь Ведьмака
– Значит, нам нужно найти способ остановить Сискоя, – сказал я.
Джад безрадостно усмехнулся:
– Ни о чем больше я бы и не мечтал. В такое время года от полуночи до рассвета примерно четыре с половиной часа; за это время он успеет много чего натворить. Но, хотя я и обучался в Румынии, я не имею ни малейшего представления, как его остановить. Но даже найди мы такой способ, ведьмы окажутся здесь в течение нескольких секунд.
– Не окажутся, если мы будем действовать при свете дня, когда они будут спать. А если они все-таки что-нибудь заметят, разве они смогут исторгнуть свои души из тел, пока сияет солнце?
– Я никогда о таком не слышал – хотя всякое может быть. Насколько я понимаю, ты хочешь напасть на Сискоя, пока его тело еще не сформировалось в яме. Ты об этом думаешь, Том?
– Мне бы хотелось испытать один из старейших приемов ведьмаков – соль и железо, – сказал я.
Джад покачал головой:
– Скорее всего, мы только зря потратим время. На румынских ведьм, духов стихий и демонов соль и железо не действуют.
– Против старых богов они тоже обычно не срабатывают, но только когда те бодрствуют и уже готовы содрать плоть с твоих костей. А Сиской все еще выращивает себе тело в яме из крови и требухи. Я уверен, соль может сжечь это беззащитное полусформировавшееся тело, а железо пустит ему кровь, лишив сил. Возможно, это не остановит бога, но замедлит и даст нам шанс найти голову учителя. Что скажете? Разве не стоит попытаться? Давайте сделаем это сейчас, пока еще светит солнце! Мы можем сбросить в яму с требухой соль и железо, а потом разделаться поодиночке со спящими ведьмами.
– Но есть еще одна опасность, Том, – заметил Джад. – Стригоайки будут бодрствовать, охраняя своих напарников. Даже если нам не станут угрожать шары ведьм, стригоайки наверняка станут, а они так же быстры и опасны, как и стригои.
– Я тоже быстрый. И у меня есть меч, – заметил я.
Джад нахмурился:
– Мне тоже понадобится оружие – если от меня вообще будет какая-то польза.
За ремень под плащом у меня был заткнут Режущий Кости – кинжал, полученный от Слейк, но я не собирался одалживать его Джаду. Это был один из трех священных предметов, и я не мог рисковать кинжалом, поэтому ничего о нем не сказал.
Я не был уверен, что мы найдем в Тодмордене кузнеца, который возьмется нам помочь. Судя по тому, что мы уже пережили, я не ожидал от местных большого содействия. Но потом я вспомнил про деревню и взглянул на солнце.
– У нас осталось еще часов семь дневного света. Помните деревню, через которую мы проходили по дороге сюда? Там есть кузнец и бакалейщик, и до нее меньше часа пути. Мы могли бы раздобыть в тамошней лавке большие мешки соли – полными карманами тут не обойтись, – а у кузнеца приобрести железные опилки. Может, даже прикупить для вас какое-нибудь оружие.
Джад встал:
– Вот и отлично! В путь.
Мы быстро прошли по пустым улицам. "Почему в городе так тихо?" – недоумевал я. Я заметил, что несколько занавесок дрогнуло, когда мы проходили мимо, но ни одна из них не отдернулась.
Мы поднялись по холму к западным торфяникам и добрались до кузни за три четверти часа. Большой мешок железных опилок купить оказалось нетрудно, а вот оружие для Джада – куда сложнее. Здешний кузнец подковывал лошадей, чинил плуги и мастерил разные железные изделия для домашнего хозяйства, но ни разу в жизни не выковал ни одного клинка. Однако у него имелось несколько топоров, которыми фермеры расчищали свои участки от деревьев и кустарников. Это были не военные топоры с двойным лезвием, предназначенные для битвы, и изготовлены они были не из серебряного сплава, но все-таки в умелых руках могли нанести серьезный урон.
Джад испытал несколько из них. Конечно, мы не стали обсуждать при кузнеце их боевые качества, но я заметил, что Бринсколл выбрал не самый большой топор, а легкий, тонкий и ухватистый.
Потом мы посетили деревенского бакалейщика и скупили бо́льшую часть его запасов соли. Вскоре, нагруженные мешками с солью и железом (на левом плече Джад нес топор), двинулись обратно к Тодмордену.
Когда мы переходили через реку, я почувствовал, как настил задрожал. Я в тревоге посмотрел себе под ноги: мост выглядел более ветхим, чем когда-либо, и как будто готов был вот-вот рухнуть в воду. Оставалось лишь надеяться, что нам не придется переходить по нему слишком часто.
Солнце все еще сияло в безоблачном небе, и по моим расчетам у нас в запасе оставалось больше пяти часов дневного света. "Достаточно, чтобы расправиться с Сискоем и убить столько ведьм, сколько удастся", – сказал я себе, пытаясь укрепить собственную веру в успех.
Я не слишком сосредотачивался на деталях нашего предприятия. Да, то, что мы пытаемся сделать, крайне рискованно: наши враги сплоченны и действуют сообща, и напасть на одного из них – все равно что напасть на всех, а если они быстро соберутся вместе, нас безнадежно превзойдут числом. Но я выбросил эти мысли из головы. Я должен был исполнить свой долг перед Графством и надеялся каким-то образом освободить душу учителя.
Добравшись до восточного края торфяников, мы присели на корточки в кустах, и я сказал:
– Посмотрите, вон там я видел луч света, сиявший из-за деревьев.
Джад кивнул:
– Какие из этих домов принадлежат ведьмам?
Я снова вытащил карту и показал на четыре отмеченных дома.
– Ты уверен? – спросил Джад. – Нам нужно знать наверняка.
– Да, я точно видел, как из них вылетают шары. У меня есть и другие предположения, но пометил я лишь дома, не вызывающие сомнений.
– Как только мы сделаем тут все, что сможем, – Джад показал на мешки, лежащие рядом с ним, – мы расправимся с тамошними четырьмя ведьмами, а потом быстро перейдем реку и попытаемся пережить ночь.
Я кивнул в знак согласия, и мы, подняв мешки, зашагали вниз по склону, направляясь к группе деревьев, которые росли вокруг ямы с требухой.
Едва я очутился во мраке леса, как на меня накатило то самое чувство, которое предупреждает седьмого сына седьмого сына, что рядом находится некое создание Тьмы.
Джад искоса посмотрел на меня:
– Я тоже это чувствую. Но что там – Сиской, отращивающий себе тело? Или нечто другое залегло на страже в ожидании незваных гостей?
– Скоро мы это выясним, – сказал я, двинувшись вперед.
И выяснил это раньше, чем ожидал. Предупреждающего рыка не было – на меня напали так быстро, что застали врасплох. Я успел только сбросить мешок и потянуться за мечом, когда прямо на нас вышел большой, скалящий зубы медведь. Он поднялся на задние лапы – мохнатая громадина, сплошные мускулы и яростные глаза, – готовый разорвать нас на части. Не успел я вытащить клинок из ножен, как Джад протиснулся мимо, размахнулся топором и нанес по дуге стремительный удар.
Раздался тошнотворный хруст – топор попал в цель. Первый удар угодил высоко в плечо медведю, и раненое животное издало рык гнева и боли. Второй попал в шею, и медведь заревел – этот пронзительный крик мог бы вырваться и из человеческой глотки. Джад успел нанести еще три удара, прежде чем медведь упал на бок, словно огромное дерево, опрокинутое топором дровосека.
Джад отступил от своей жертвы.
– Ты, говоришь, быстрый? – спросил он, с ухмылкой взглянув на мой наполовину вытащенный из ножен меч. – Что ж, я оказался быстрее! Тебе придется шевелиться проворнее, когда на тебя нападет первая стригоайка!
– Не беспокойся, буду шевелиться, – ответил я, вкладывая меч обратно в ножны. И, показав на мертвого медведя, спросил: – Это морой, да? Он охранял подступы к дому мисс Фреск, когда я видел его в последний раз.
← Ctrl 1 2 3 ... 20 21 22 ... 36 37 38 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0