Электронная библиотека

Жерар Вилье - Болгарский след

- А что же он делал в Вене?
- Ничего предосудительного. Скупал старые "мерседесы" и переправлял в Софию, где их ремонтировали и вывозили на Средний Восток. Кстати, один раз венская полиция обнаружила в баллоне для сжатого воздуха тормозного устройства одного из грузовиков полиэтиленовый мешок с двумя килограммами героина. Но его причастность к этому так и не удалось установить.
- Кто же ему звонил?
- Неизвестно. Мы знаем только, что звонок был международный. Женский голос говорил по-английски с телефонисткой гостиницы. И это все.
- Так все же: почему наши чешские друзья превратили его в тепло и свет?
Аллен Маргдоф принял таинственный вид.
- Сейчас расскажу. Бечик Галата только что убежал из Болгарии, и Комитет госбезопасности, их спецслужба...
Неожиданно он замолк. Дверь библиотеки открылась, и взгляды всех мужчин устремились в этом направлении. Американец не смог скрыть растерянности. В двери появилась Александра, одетая в длинное платье из черного кружева с глубокими вырезами спереди и сзади. Только две узких полоски - одна на уровне груди, другая на уровне живота - были менее прозрачными. Все остальное просматривалось во всех подробностях.
- Мистер Аллен Маргдоф прибыл из Вены, чтобы поболтать с нами, - объявил Малко. И, обернувшись к американцу, добавил: - Надеюсь, вы слышали о графине Александре?
Американец явно был шокирован. В конце концов, опомнившись, он прикоснулся губами к тонким пальцам с ярко накрашенными ногтями.
- Надеюсь, что не помешаю вам, - произнесла Александра мягким голосом и добавила, обращаясь к Малко: - Я только хотела показать тебе новое платье. Нравится?
Она грациозно покружилась. Кружева поднялись, высоко обнажив длинные мускулистые бедра. Ее груди свободно колыхались под ажурной тканью.
- Ты понимаешь, любимый, - добавила она нежно, - меня немного смущает только одно...
- Что же?
- Видишь ли, я не могу ничего надеть под платье, даже тонкие трусики. Но надеюсь, что эти не слишком заметны?
Лицо мистера Аллена Маргдофа стало такого же цвета, что и красный бархат, которым были обиты стены библиотеки. Александра явно забавлялась произведенным эффектом. В конце концов она села напротив, грациозным движением закинув ногу на ногу, и жестом пригласила мужчин последовать ее примеру.
- Ну, как вы меня находите?
Она была почти голой. Малко взглянул на своего собеседника. Тот совершенно забыл о турке. Его буквально притягивало женское тело, оказавшееся всего в нескольких сантиметрах. В южных штатах США ее сожгли бы как колдунью. Действительно, эти европейцы совершенно невыносимы.
- Будь осторожней, когда садишься, - только и посоветовал ей Малко.
Восхищенная Александра встала и вышла, слегка покачивая бедрами, как бы приглашая Малко следовать за ней. Прошло немало времени, прежде чем Аллен Маргдоф смог продолжить рассказ.
- Бечик Галата в свое время нанял Али Агджу, чтобы убить папу римского по поручению болгарской спецслужбы. Он же организовал его побег из стамбульской тюрьмы. После этого скрывался в Болгарии. Никто уже не надеялся его увидеть. Неделю назад ему удалось бежать, спрятавшись в одном из своих грузовиков.
- Недолго же он пользовался свободой... Кто же дал приказ? Болгары?
- Вы же знаете, что они даже ноготь не состригут без разрешения Москвы. Приказ уничтожить Бечика Галата наверняка пришел с площади Дзержинского. Они торопились, поэтому не смогли придумать более хитроумного варианта, например, с сульфазином или аминазином.
Малко знал эти смертельные яды, на которых, как ему казалось, были изображены серп и молот...
Малко допил водку и стряхнул пыль со своего черного костюма, который он носил уже десять лет: свидетельство экономии и стабильности его веса... Силуэт Александры настойчиво заслонял в его голове образ убитого турка. У нее сложилась устойчивая привычка отмечать приобретение каждого нового платья любовной близостью. Это и была главная причина ее появления в библиотеке. Более того, она ненавидела ЦРУ, к которому ревновала Малко. Но, к сожалению, замок Лицен поглощал громадные средства. Только благодаря своей недавней командировке в Майами Малко сумел установить действующее центральное отопление, а также заделать наиболее крупные дыры в крыше. Но водоснабжение уже нуждалось в ремонте, кроме того, все дорожки в жилых комнатах превратились в кружева.
И это если не считать расходов на содержание сада, на ремонт плит во дворе, куда проникла вода, и на прочие более мелкие нужды. Но пока, готовясь к новогодним праздникам, Малко постарался отвлечься от всего, что было связано с ЦРУ...
- Вы рассказали нам удивительную историю, - заключил он. - Есть Божий суд: подлость этого турецкого папоубийцы наказана его же заказчиками.
Если болгары не могут состричь ни одного ногтя без указания КГБ, то и папу они не убьют...
- Именно так, - согласился американец.
Малко налил себе еще немного водки из графина, наполненного кубиками льда.
- Чего же вы ждете от меня? Чтобы я поручил Кризантему отслужить поминальную молитву в венской мечети во спасение души этого негодяя?
Аллен Маргдоф криво усмехнулся.
- Есть вариант получше. Этот человек знал все детали плана покушения на папу. Все сходилось на нем. Мы следили за ним уже много месяцев и никак не могли предположить, что он захочет перебраться на Запад. Болгарская спецслужба допустила большую ошибку, дав ему возможность бежать.
- Но КГБ уже исправил эту ошибку.
- Это так. Они очень сильны и не испытывают угрызений совести, которые часто сдерживают нас. Нам, чтобы провести такую акцию, потребовалась бы дюжина подписей и столько же душевных колебаний. Они же, когда это нужно просто посылают убийцу.
- Тот, кто хочет убить папу, может спокойно убить одного турка, - продолжал Малко, снова и снова представляя изгибы бедер Александры.
Чего ждет от него американец? Он хотел бы немного отдохнуть после обеда. Вечером его ожидали на прием в замке Шварценберг.
- Галата был в курсе одного исключительно важного секрета, - упрямо продолжал гнуть свою линию американец. - Именно поэтому его устранили. Приехав в Вену, он установил с нами контакт. С ним встречался мой сотрудник. Разговор длился всего пять минут, но он успел сказать, что у него есть информация чрезвычайной важности, которую он готов нам продать. Пока длятся переговоры, он просил нашей защиты.
- Что же было дальше?
- Я должен был встретиться с ним, но как раз накануне встречи он был убит, а увидеться с ним раньше я не мог, поскольку находился во Франкфурте, - жалобно признался Аллен Маргдоф.
- Да, теперь встретиться стало еще трудней.
- Но существует и другая возможность. Бечик Галата был не один в момент покушения. С ним была женщина, которую вы, кажется, знаете...
- Которую я знаю? - удивился Малко.
- Хильдегарда фон Брисбах.
Малко невольно улыбнулся.
- Этот турок погиб раньше времени. У него неплохой вкус. Все это могло бы завершиться свадьбой...
- Не шутите такими вещами. - Маргдоф был шокирован. - Хильдегарда фон Брисбах серьезно контужена. К счастью, она в тот момент находилась в ванной комнате. В настоящее время она еще в больнице: у нее сломана левая рука. Но через неделю ее должны выписать. Мы, разумеется, допросили ее, но безрезультатно: она весьма сдержана по поводу своих контактов с этим турком. Если ей верить, это чисто деловые отношения. Однако австрийцы клянутся, что она была его любовницей.
- Это и неудивительно. В последнее время она явно испытывает слабость к Востоку.
- Вы не могли бы посетить ее и попытаться выудить из нее что-нибудь существенное?
- Если вы так этого желаете, то завтра я еду в Вену... Только надо сделать все возможное, чтобы об этой встрече не узнала Александра. Хильдегарда фон Брисбах имела репутацию опасной женщины. Даже лежа на больничной койке, она была в состоянии повергнуть в трепет любую честную женщину...
Американец встал с чувством облегчения.
- Очень рассчитываю на вас. Это - единственное средство проникнуть в тайну Бечика Галата. Если она, конечно, существует.

Глава 3

Малко смахнул снег с пальто и с бархатного воротника. Вена была покрыта плотным слоем снега. Это еще больше затрудняло уличное движение, и без того затрудненное в этом городе... Александра еще спала в своем номере гостиницы "Захэр", Чтобы у нее не возникло никаких подозрений, он провел с ней любовную операцию. Заставив ее для этого надеть белый, почти девственный пояс для чулок.
В госпитале Малко встретила санитарка, бросив косой взгляд на две бутылки коньяка, которые он нежно прижимал к груди. Рядом с ней сидели двое в штатском.
- Чего вы желаете?
- Я хотел бы видеть графиню фон Брисбах.
Один из штатских встал, предъявив полицейское удостоверение, и спросил:
- Ваше имя?
- Малко Линге.
Тот посмотрел в бумагу, которую извлек из кармана.
- Яволь. Ваш документ.
Внимательно изучив паспорт, он вернул его.
- В глубине коридора, номер 142.
Санитарка бросила на него двусмысленный взгляд. Видно, даже здесь Хильдегарда фон Брисбах уже успела проявить себя. Накануне он послал ей огромный букет цветов, чтобы немного приручить ее. Постучав, он открыл дверь.
- Малко!
Хильдегарда сидела, опираясь на подушки, накрашенная как оперная певица. Под атласом телесного цвета угадывалась ее грудь. Губы были красные, как спелый фрукт. Она поприветствовала его здоровой рукой. Малко наклонился, чтобы скромно поцеловать ее, но она привлекла его к себе, и поцелуй получился весьма страстным.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2019

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0