Электронная библиотека

Дмитрий Володихин, Геннадий Прашкевич - Братья Стругацкие

23

Аркадий Натанович Стругацкий умер 12 октября 1991 года.
По свидетельству Эдуарда Геворкяна, близко знавшего Аркадия Натановича, даже в последние годы он "оставлял ощущение мощи" и работал столь интенсивно, что чуть ли не каждый год разбивал по печатной машинке - у него сохранялась большая сила удара. Но со здоровьем у Стругацкого-старшего не ладилось давно…
"Когда я был школьником, Аркадий был для меня почти отцом, - писал Стругацкий-младший. - Он был покровителем, он был учителем, он был главным советчиком. Он был для меня человеко-богом, мнение которого было непререкаемо. Со времен моих студенческих лет Аркадий становится самым близким другом - наверное, самым близким из всех моих друзей. А с конца 50-х годов он - соавтор и сотрудник. И в дальнейшем на протяжении многих лет он был и соавтором, и другом, и братом, конечно, хотя мы оба были довольно равнодушны к проблеме "родной крови": для нас всегда дальний родственник значил несравненно меньше, чем близкий друг. И я не ощущал как-то особенно, что Аркадий является именно моим братом, это был мой друг, человек, без которого я не мог жить, без которого жизнь теряла для меня три четверти своей привлекательности. И так длилось до самого конца… Даже в последние годы, когда Аркадий Натанович был уже болен, когда нам стало очень трудно работать и мы встречались буквально на 5–6 дней, из которых работали лишь два-три, он оставался для меня фигурой, заполняющей значительную часть моего мира… И, потеряв его, я ощутил себя так, как, наверное, чувствует себя здоровый человек, у которого оторвало руку или ногу. Я почувствовал себя инвалидом…"
6 декабря 1991 года прах Аркадия Натановича (он сам этого хотел) был развеян над Рязанским шоссе с вертолета в присутствии шести свидетелей…
Писатель "братья Стругацкие", единый в двух лицах, ушел в небытие.
За десятилетие до своей кончины в "Хромой судьбе" Аркадий Натанович устами своего персонажа сказал: "Беру свои старые рукописи или старые дневники, и начинает мне казаться, что вот это всё и есть моя настоящая жизнь (курсив наш. - Д. В., Г. П.) - исчерканные листочки, чертежи какие-то, на которых я изображал, кто где стоит и куда смотрит, обрывки фраз, заявки на сценарии, черновики писем в инстанции, детальнейше разработанные планы произведений, которые никогда не будут созданы, и однообразно-сухие: "Сделано 5 стр. Вечер, сдел. 3 стр."… А жены, дети, комиссии, семинары, командировки, осетринка по-московски, друзья-трепачи и друзья-молчуны - всё это сон, фата-моргана, мираж в сухой пустыне…"

24

В 1991 году, представляя альманах "Завтра" (издательство "Текст"), Аркадий Натанович писал:
"Не может же быть, что все мы - сплошные идиоты!
Не убивайте. Почитайте отца и мать, чтобы продлились дни наши на земле.
Не пляшите с утра и до утра. Возымейте иную цель жизни, нежели накладывать руку на чужое богатство и на женскую красоту.
Тысячелетия глядят на нас с надеждой, что мы не озвереем, не станем сволочью, рабами паханов и фюреров".
Это можно считать его литературным завещанием.

Глава шестая. БОЖЬИ МЕЛЬНИЦЫ

1

После кончины Аркадия Натановича история творчества братьев Стругацких не прервалась - Борис Натанович пера не отложил. Но… грустная началась эпоха. Младший брат, закончив первый свой самостоятельный роман после смерти старшего, с печалью сказал: "Представьте, что много лет подряд вы с напарником пилите двуручной пилой огромное бревно; теперь напарник ушел, вы остались в одиночестве, а бревно и пила никуда не делись, надо пилить дальше…"
Образ, исчерпывающе точный.
Комментарии не нужны.

2

Москва и Петербург издавна пребывают в состоянии соперничества. Два города соревнуются во всем. Сообщества фантастов в двух столицах России тоже не остались в стороне от этого противостояния. Ведя бесконечную интеллектуальную пикировку, они время от времени поддавались соблазну - сделать из покойного Аркадия Натановича и здравствующего Бориса Натановича своего рода партийные знамена. Шепотком, без выхода на страницы журналов, велись разговоры: вот, дескать, "наш" Стругацкий - главный. Он-то и создавал все самое основное в творчестве писательского тандема. А второй… ну, умным людям ясно же! Что тут говорить…
Но существует несколько важных свидетельств, четко показывающих: расчленить лучшие вещи Стругацких на "главное" одного брата и "второстепенное" другого - невозможно. Главные произведения звездного дуэта родились в процессе неразделимого творческого диалога.
Эти свидетельства заслуживают доверия, поскольку принадлежат людям, много общавшимся с братьями Стругацкими и превосходно знающим их тексты.
Еще в 1995 году известный критик Всеволод Ревич высказался на этот счет с предельной ясностью: "Братьев было двое - Аркадий и Борис. Но писатель "братья Стругацкие" был один. И больше его не будет. И дай Бог тебе, Борис, пожить на этом свете столько лет, сколько тебе захочется, дай Бог тебе написать еще не одну прекрасную книгу… Я знаю много досужих любителей и профессионалов, которые настойчиво пытались… разъять живое тело романов на составные части: вот то - Аркадьево, вот это - Борисово. Наиболее знающие безапелляционно заявляли: им известно точно - Борис был идеологом, а Аркадию отводилась роль вышивальщика по канве, обволакивающего сухое рацио в художественное кружево. Прочитали книгу, написанную Борисом уже после смерти Аркадия, убедились, что он самостоятельный стилист и незаемный мыслитель. И в то же время никто не сомневался в том, что "Поиск предназначения" написан не "братьями Стругацкими". Не та манера, не те интонации… Так, может, и правда, что всё шло от Аркадия?.. Я так не думаю. Напротив, я уверен, что только в слиянии, только в дуэте рождалось единственное, неповторимое "стругацкое" слово. Отдельно эти слова, эти фразы, эти сюжетные повороты, наконец, эти мысли о судьбах человека и Вселенной родиться не могли, хотя, повторяю, оба они талантливые писатели, умевшие творить и поодиночке".
Уже не раз упоминавшийся Эдуард Геворкян вспоминает Аркадия Натановича. "Он не раз говорил о брате: он считает… мы работали вместе… мы обсуждали… Было ясно, что для него мнение брата, его участие в общей работе было очевидной ценностью".
Наконец, один из биографов братьев Стругацких, Антон Молчанов (Ант Скаландис), после тщательного анализа их взаимоотношений, также написал о творческом "равенстве" писательского дуэта: "Развеем в первую очередь самый серьезный, самый распространенный и потому самый опасный миф - об одном главном Стругацком и втором в качестве бесплатного приложения. В этой концепции москвичи, разумеется, возвеличивают старшего брата - филолога, лингвиста, переводчика, то есть настоящего писателя, - а младшего называют просто ученым-астрономом, который Аркадия всю жизнь консультировал по техническим вопросам и по-родственному набился в соавторы… Питерцы, которые Бориса знают хорошо и близко, а Аркадия в большинстве своем видели мельком или вообще никогда, напротив, уверяют, что настоящий эрудит и талант, просто Ломоносов наших дней - это, конечно, Борис. Он и поэт, и художник, и знаток литературы, и философ, не говоря уже о научных знаниях и фантастической работоспособности. Аркадий же, по их мнению, - так, обычный московский пьяница и балагур, солдафон, член Союза, пропадающий днями в ЦДЛ, совершенно не способный к длительной и постоянной работе, ну да, кое-что помнящий по-японски со студенческих времен и читающий по-английски, что помогало, особенно на раннем этапе, ну и конечно, у него были связи и умение договариваться с издателями… И самое потрясающее то, что подобные версии озвучивали мне не только далекие от литературы люди и совершенно случайные знакомые АБС, но и довольно близкие их друзья и, вообще говоря, умнейшие и талантливые зачастую в своей области персонажи. Я не спорил с ними - не интересно было, и не хочу называть конкретных имен и фамилий… Хочу категорически заявить, что ни первая, ни вторая версии ничего общего с реальным положением дел не имеют. Братья были равны друг другу, насколько могут быть равны старший и младший брат… Они были нужны друг другу как никто иной в целом мире… Они были достойны друг друга, насколько могут быть достойны друг друга до такой степени непохожие люди…"
После кончины Аркадия Натановича младший брат написал еще два романа.
В чем-то они продолжают традицию единого писателя "братья Стругацкие", а в чем-то показывают самостоятельность творческой манеры. После самого тщательного прочтения невозможно сказать: "О, теперь-то ясно, чем занимался во времена общего творчества двух братьев Аркадий Натанович, а чем - Борис Натанович!" Зато появляется возможность четко определить писательский стиль самого Бориса Натановича, выступающего под псевдонимом С. Витицкий[48].
← Ctrl 1 2 3 ... 74 75 76 ... 87 88 89 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB 2012–2018

Генерация страницы: 0.0296 сек
SQL-запросов: 0