Электронная библиотека

Современная проза

Книга

Вячеслав Морочко - Явление народу

Утром, когда люди спешат на автобусы, в электричку, метро, только кажется, что они быстры и легки. Они еще не освободились от пут. Душа человека, как мотылек, выбирающийся из кокона сна, то плавными полуживыми, то судорожными движениями расправляет многожды сложенные хрупкие крылья.
Книга

Вячеслав Морочко - Под крылом мотылька

КТО-ТО любил всех, чьи сны походили на жизнь. Он звал себя "Мотыльком" и видел, что спавшие неизменно тянулись к истокам - к прозрачной стене, за которой таилась великая "Краеугольная тайна"... "Ничто не берется из ничего". Измочаленные угарными снами они ударялись об Это, как бабочки о стекло, за которым благоухает роскошный исполненный радости мир, и откуда невесть для чего занесло их сюда - в этот сумрачный Угол. Но час пробуждения был уже близок.
Книга

Владислав Дорофеев - Из России в Россию

"Из России в Россию" - самый большой маршрут страны, "Владивосток-Москва", взгляд на страну из окна вагона, вполне будничные переживания и взаимоотношения в дороге, будничность в какой-то момент переплетается со сказкой, все это перемежается детальным описанием страны, которую пересекает герой вместе со своей семьей.
Книга

Владислав Дорофеев - Мой батюшка Серафим

"Мой батюшка Серафим" - это духовный опыт постижения православия. Несколько лет герой посещает Серафимо-дивеевский монастырь в Нижегородской области, место, где когда-то отшельничал и трудился на благо людей святой Серафим Саровский, один из самых почитаемых православных святых в мире. При этом, герой продолжает быть вписанным в своей профессиональный мир, но что-то, или даже очень многое переосмысляется и меняется.
Книга

Владислав Дорофеев - Ортодокс

В очерке "Ортодокс", в частности, описана ситуация с началом вторжения в Дагестан со стороны Чечни и захватом заложников на Дубровке во время мюзикла "Норд-Ост", реакция обычных людей, сомнения и страхи, решительность и действие. На этих и других примерах герой пытается понять, как сочетается нравственность, вера, мораль с хаосом, беспределом, глупостью и кошмаром обыденной жизни, как сделать так, чтобы нравственность из...
Алексей Фомин - Затон

Алексей Фомин - Затон

Новый роман Алексея Фомина "Затон" о двух парнях и девушке, о дружбе, о любви, о верности, о предательстве. О поисках старинного клада на затопленном пароходе, о грехах отцов, за которые приходится расплачиваться детям. Но какое отношение ко всему этому имеет человек по имени Сосо?
Книга

Виталий Бернштейн - Долгий полет

Снаружи, за стеклянной - от пола до потолка - стеной аэропорта, висели в небе низкие, мохнатые тучи. Между ними, заходя на посадку, осторожно протискивался грузный, пузатый самолет. Кое-где на асфальте мокли желтые листья - конец сентября, лето во Франкфурте, видимо, уже кончилось.
Книга

Виталий Бернштейн - Возвращение

Далеко внизу сквозь редкие разрывы в тучах холодно поблескивала поверхность океана. Гул двигателей был едва слышен внутри "Боинга", но все его огромное тело била мелкая дрожь. Край иллюминатора, к которому Алик Федоров прислонился щекой, тоже чуть вибрировал.
Книга

Виталий Бернштейн - Осень в Бостоне

А осень в этом году выдалась, действительно, золотая. Дни стояли солнечные, теплые, тихие. По ночам, правда, холодало, все-таки конец октября. Но заморозков еще не было. Клен за окном, старый, с корой, изборожденной глубокими морщинами, медленно ронял яркожелтые листья. Падая, они плавно кружились в воздухе, а потом, поворочавшись немного, чтобы улечься поудобнее, затихали на пожухлой траве.
Виталий Бернштейн - В четверг протрубит ангел

Виталий Бернштейн - В четверг протрубит ангел

Над Восточным побережьем вставала заря. Тускнели утренние звезды и фонари на улицах Вашингтона. Розовые, а за ними оранжевые краски, проступая из-за горизонта, со стороны невидимого, но близкого океана, осторожно растекались по небу. Июльский день обещал быть жарким и душным.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0