Электронная библиотека

Современная проза

Чарльз Буковски - Хеб с ветчиной

Чарльз Буковски - Хеб с ветчиной

"Хлеб с ветчиной" - самый проникновенный роман Буковски. Подобно "Приключениям Гекльберри Финна" и "Ловцу во ржи", он написан с точки зрения впечатлительного ребенка, имеющего дело с двуличием, претенциозностью и тщеславием взрослого мира. Ребенка, постепенно открывающего для себя алкоголь и женщин, азартные игры и мордобой, Д.Г.Лоуренса и Хемингуэя, Тургенева и Достоевского.
Филип Рот - Профессор Желания

Филип Рот - Профессор Желания

С юности Дэвида Кипеша вело желание. Оно заманило его в трясину безнадежного брака, а потом оставило, одинокого и бессильного. Желание разгорелось вновь от счастливой встречи. Но будет ли это ласковое, ровное пламя, которое рассеет холод и мрак, или свирепый, всепожирающий огонь?
Валентин Новиков - До первого снега

Валентин Новиков - До первого снега

Производственная драма о молодом человеке, начинающем трудовую деятельность на стройке.
Евгений Клюев - Давайте напишем что-нибудь

Евгений Клюев - Давайте напишем что-нибудь

В новом романе Евгения Клюева, самого, пожалуй, загадочного писателя современности, есть только одна опора - Абсолютно Правильная Окружность из спичек. Прочна она или нет - решать читателю, постоянно зависающему над бездной головокружительных смыслов и, в конце концов, с ужасом понимающему, что, кроме как на эту Абсолютно Правильную Окружность из спичек, опереться в жизни действительно не на что.
Валерий Дашевский - Сто фильтров и ведро

Валерий Дашевский - Сто фильтров и ведро

Повесть "СТО ФИЛЬТРОВ И ВЕДРО" написана в жанре плутовского романа, по сути, это притча о русском бизнесе. Она была бы памфлетом, если бы не сарказм и откровенное чувство горечи. Ее можно было бы отнести к прозе нон-фикшн, если бы Валерий Дашевский не изменил фамилии.
Виктор Ротов - И в засуху бессмертники цветут... К 80-летию писателя Анатолия Знаменского: Воспоминания

Виктор Ротов - И в засуху бессмертники цветут... К 80-летию писателя Анатолия Знаменского: Воспоминания

Любил ты стоять на кургане.
Здесь мысль и остра, и свежа.
Курганы, как будто Иваны,
Как витязи, Русь сторожат.
Борис Можаев - Полтора квадратных метра

Борис Можаев - Полтора квадратных метра

Павел Семенович Полубояринов, зубной техник и член домкома, проснувшись поутру, не смог выйти из своей квартиры: под их дверью спал пьяный сосед Чиженок. А дверь открывалась в коридор.
Борис Можаев - По дороге в Мещеру

Борис Можаев - По дороге в Мещеру

Она проходила мимо нашего села и называлась столбовой дорогой, большаком, Касимовским трактом, Крымкой, Владимиркой, Муромской дорогой. По ней возили пшеницу и рожь с юга на Меленки, Муром, Павлове; по ее широкому, обвалованному от полей прогону гнали скот из Тамбова на Егорьевск, на Москву. Шли по ней странники, нищие, богомолки. По ней уезжали на заработки, в одну сторону - до Москвы, до Питера, в другую - на Оку, на Волгу, на Каспий.
Борис Можаев - Мужики и бабы

Борис Можаев - Мужики и бабы

У Андрея Ивановича Бородина накануне Вознесения угнали кобылу. Никто не мог сказать, когда это в точности произошло. Кони паслись вольно в табунах уже недели две. Отгоняли их на дальние заливные луга сразу после сева, и до самой Троицы отдыхали кони, нагуливались так, что дичали. Бывало, пригонят их из лугов - они ушами прядают, а тело лоснится, инда яблоки проступают на крупе. За эти долгие недели только единожды пригоняли их на день, на два: проса ломать.
Книга

Дмитрий Кашканов - АВЛУГА

Цикл коротких историй, приведенных в сборнике - это рассказы о молодости, новизне, риске, юморе. О курсантах, преподавателях и военных командирах АВЛУГА
Актюбинское Высшее Летное Училище Гражданской Авиации (АВЛУГА)
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0