Электронная библиотека

Современная проза

Вадим Фролов - Что к чему

Вадим Фролов - Что к чему

Повесть о подростке, о его сложной душевной жизни, о любви и дружбе, о приобщении к миру взрослых отношений.
Евгений Титаренко - Изобрети нежность

Евгений Титаренко - Изобрети нежность

Повесть Е. Титаренко "Изобрети нежность" - психологический детектив, в котором интрига служит выявлению душевной стойкости главного героя - тринадцатилетнего Павлика. Основная мысль повести состоит в том, что человек начинается с нежности, с заботы о другой человеке, с осознания долга перед обществом. Автор умело строит занимательный сюжет, но фабульная интрига нигде не превращается в самоцель, все сюжетные сплетения подчинены идейно-художественным задачам.
Джон Кинг - Охотники за головами (Headhunters)

Джон Кинг - Охотники за головами (Headhunters)

Рожденный в химическом тумане кануна Нового Года, Секс-дивизион воспринимает некогда священный акт размножения в самом материальном из возможных проявлений: пятеро мужчин разрабатывают систему очков, основанную на разных уровнях плотских достижений. Членам этого пропитанного лагером союза женщина может подарить максимум 4 очка - кроме тех случаев, когда оставляет без присмотра свою сумочку...
Георги Господинов - Естественный роман

Георги Господинов - Естественный роман

Невзирая на постмодернистскую репутацию, "Естественный роман" читается залпом, не отрываясь. Так, как некогда нами читался "роман классический, старинный". "Естественный роман" - естественен, как сама жизнь. Подобно ей - он и странен, и неожиданен, и прерывист, и парадоксален, и непредсказуем... И так же, как жизнь, - убедителен и неопровержим. На сегодняшний день - уже на девятнадцати языках. Русский - двадцатый.
Николай Фробениус - Другие места

Николай Фробениус - Другие места

Герой романа, 22-летний Кристофер, пытается разгадать тайну внезапного исчезновения своего отца. Применяя самые разные сюжетные ходы (странствие по Латинской Америке, похищение и заточение в норвежской глубинке, зигзаги информационного терроризма), Фробениус рисует убедительную картину преломления современного мира - зыбкого, жестокого, многоликого - в отдельной человеческой душе.
Книга

Сабир Мартышев, Олег Шевелев - Дурная кровь (редакция 2003 г)

Мы сидели за отдельным столиком. Тусклый свет, струящийся из под низко опущенных абажуров, мерно колыхался в сигаретном дыму и создавал в баре уютный полумрак. Помещение было заполнено наполовину - футбольный матч, ради просмотра которого собралось большинство присутствующих, закончился полчаса назад, и люди начали расходиться. Остались лишь самые ярые поклонники этого вида спорта, чтобы в деталях обсудить прошедшую игру, и такие одиночки, как мы, смакующие пиво и не спешащие домой.
Андрей Аствацатуров - Люди в голом

Андрей Аствацатуров - Люди в голом

Дебютный роман Андрея Аствацатурова (профессионального филолога, знатока Генри Миллера, внука знаменитого советского литературоведа В. М. Жирмунского) напоминает своей интонацией лучшие страницы Сергея Довлатова, Вуди Аллена и Павла Санаева. Герой-рассказчик - питерский "интеллигент в очках" - проводит читателя по местам своего поздне-советского детства и университетской юности, всюду сохраняя острую наблюдательность, самоиронию и блестящее чувство юмора.
Валентин Черных - Рецепт колдуньи. Сборник

Валентин Черных - Рецепт колдуньи. Сборник

Имя автора этого сборника в пространных комментариях не нуждается. По сценариям Валентина Черных снято более тридцати художественных фильмов, и среди них - "Москва слезам не верит", "Любовь земная", "Любить по-русски", высочайший рейтинг которых держится по сей день.
Дмитрий Савицкий - Вальс для К

Дмитрий Савицкий - Вальс для К

Я зашел к Николаю Петровичу просто так, без всякой цели. Был лиловый, наполненный высоким дрожанием вечер. Весна уже вовсю хозяйничала в Москве. По крайней мере старые улочки Сретенки были пьяным-пьяны. Девушка с веточкой вербы попалась мне у самых его дверей. Она и сама была как эта веточка: распушенная, зябкая, сама из себя выглядывающая.
Дорис Лессинг - Муравейник

Дорис Лессинг - Муравейник

По ту сторону равнины в густо-синее небо поднимаются подернутые голубоватой дымкой горы. Подойдя ближе, путник видит громоздящиеся один над другим утесы серого, зеленого или бурого цвета, но небо и здесь бесконечно синее и чистое...
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0071 сек
SQL-запросов: 1