Электронная библиотека

Современная проза

Книга

Геннадий Пикулев - Голубая рапана

Лет двадцать назад, в ранней юности, я, как и многие керченские мальчишки, промышлял рапанами. Рапаны - это такие морские раковины-хищники. Питаются они моллюсками: устрицами и мидиями. Говорят, рапан завезли наши суда из Средиземного моря с другими ракушками, которыми со временем обрастает подводная часть судового корпуса.
Книга

Анатолий Макаров - Выставка стекла

То ли Вадим собирался куда-то и расхаживал по квартире, завязывая галстук и застегивая брюки, то ли, наоборот, вернулся с работы, блаженно сбросил ботинки, скинул пиджак, галстук рванул на сторону и распустил ремень - в памяти засело именно это ощущение разобранности, затрапезности, в каком он застыл перед телевизором, включенным просто так, для житейского фона.
Книга

Валерий Алексеев - Три юных пажа

Субботним вечером в середине апреля молодой бородач Борис Лутовкин стоял у окна своей двухкомнатной квартиры на первом этаже серокирпичного дома и ждал прихода людей. Широким лбом прислонившись к стеклу, Лутовкин разглядывал бледное небо, белые стены панельных пятиэтажек, свалявшиеся в серый войлок газоны, за которыми простиралась прямая циклопически широкая улица.
Наташа Кампуш, Х. Гронемайер и др. - Наташа Кампуш. 3096 дней

Наташа Кампуш, Х. Гронемайер и др. - Наташа Кампуш. 3096 дней

Громкая история Наташи Кампуш, описанная в этой книге, всколыхнула всю Европу. В самом центре континента, в маленькой и чинной Австрии маньяк похитил 10-летнюю девочку и 8 лет держал ее в заточении. Вся австрийская полиция была поставлена на ноги. Девочку искали даже в соседних странах, но безрезультатно. Никто и предположить не мог, что все эти годы она провела в подвальной каморке два на три метра и высотой 160 сантиметров.
Рита Мэй Браун - Гранатовые джунгли

Рита Мэй Браун - Гранатовые джунгли

Актриса, Само остроумие, Красавица, Кулинар, Доброе сердце, Непочтительный обозреватель политических феноменов, И так далее. Если бы я стала перечислять ее выдающиеся достоинства, то ты, дорогой читатель, выбился бы из сил еще до того, как добрался до первой страницы. Так что просто скажу, что упомянутая женщина нашла время, чтобы играючи подтолкнуть меня по направлению к моей пишущей машинке.
Евгений Шкловский - Точка Омега

Евгений Шкловский - Точка Омега

В новый сборник Евгения Шкловского вошли рассказы последних лет, а также небольшая повесть. В центре внимания автора человек, ищущий себя в бытии, во времени, в самом себе, человек на грани чего-то иного даже в простых житейских ситуациях... Реалистичность и фантасмагория, драматизм и ирония создают в его прозе причудливую атмосферу полусна-полуяви, где ясность и четкость картинки лишь подчеркивают непредсказуемость жизни и странности...
Книга

Ксения Леонтьева - Бен и Мариэль

Утонченная ирландка, испанский мальчишка. Давным-давно они обещали друг другу не разлучаться. Но что клятвы по сравнению с бегом времени, с мнением непримиримой семьи, с войной? И если детская дружба способна перерасти в любовь, то как преодолеть испытания коварной судьбы? Детская дружба перерасти в любовь? Это невозможно. Или всё-таки...
Майкл Чабон - Приключения Кавалера и Клея

Майкл Чабон - Приключения Кавалера и Клея

Два еврейских юноши во время Второй мировой войны становятся королями комикса в Америке. Своим искусством они пытаются бороться с силами зла и с теми, кто держит их близких в рабстве и хочет уничтожить.
Сяолу Го - Краткий китайско-английский словарь любовников

Сяолу Го - Краткий китайско-английский словарь любовников

Роман Го Сяолу написан от лица молодой китаянки, отправляющейся в Лондон учить английский язык. О жизни в Европе она не знает ничего; ее представления о Западе - причудливая смесь отрывочных фактов из школьной программы и голливудских клише. Поэтому с первого же дня жизнь в Лондоне становится для нее постижением нового, чужого мира, где все не так: и еда, и грамматика, и отношения между людьми. На помощь ей приходит любовь.
Осама Дадзай - ЗАКАТНОЕ СОЛНЦЕ

Осама Дадзай - ЗАКАТНОЕ СОЛНЦЕ

Дадзай Осаму, пожалуй, одна из самых трагических фигур в японской литературе XX века. Его трудно отнести к определённому литературному направлению. Многие называют его классиком "романа о себе" ("ватакуси-еёсэцу"), другие говорят о близости к романтизму, но при том, что и то и другое, несомненно, присутствует в его творчестве, прозу Дадзая Осаму трудно вместить в узкие рамки одного жанра.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0063 сек
SQL-запросов: 1