Электронная библиотека

Современная проза

Карла Фридман - Два чемодана воспоминаний

Карла Фридман - Два чемодана воспоминаний

В еврейском квартале Антверпена студентка Хая работает няней в семье хасида Калмана. Все чуждо девушке в этом мрачном доме, где царят строгие порядки, но лучик счастья озаряет ее жизнь, когда она всей душой привязывается к младшему сыну своих хозяев, замкнутому, обделенному любовью ребенку...
Сомали Мам - Шепот ужаса

Сомали Мам - Шепот ужаса

Шокирующие откровения Сомали Мам, правозащитницы из Камбоджи, члена международной организации, борющейся против детской и женской проституции в Юго-Восточной Азии. Автор пишет о своей трудной судьбе, с болью в сердце говорит о тысячах маленьких девочек, которых каждый год продают в публичные дома. Она призывает людей опомниться, защитить чистые детские души от насилия.
Дж. Морингер - Нежный бар

Дж. Морингер - Нежный бар

Принято считать, что бар - не лучшее место для юноши. Особенно если у него нет отца.
Ореховый аромат барной стойки, сигарный смог и хмельные пары... Десятки мужских голосов - умопомрачительные байки обо всем на свете: машинах, женщинах, работе... Все, что нужно, чтобы стать мужчиной.
Именно здесь наш герой впервые услышит Синатру, узнает любовь и почувствует горький привкус взросления.
Дес Диллон - Шесть черных свечей

Дес Диллон - Шесть черных свечей

Ведьмам лучше не переходить дорогу, иначе с тобой может случиться неприятность. В твою таратайку врежется большегруз, или на тебя сверзится автопогрузчик, а еще тебя может засосать в стиральную машину, где ты и окончишь свои дни. Словом, с ведьмами нужно быть поосторожнее. Особенно, если их шесть, и они - сестры. А если они еще и неудачницы по жизни, то дело совсем плохо.
Милан Кундера - Жизнь не здесь

Милан Кундера - Жизнь не здесь

Впервые на русском языке публикуется роман Милана Кундеры (знаменитого автора книг "Шутка", "Вальс на прощание", "Невыносимая легкость бытия", "Бессмертие", "Неведение", "Нарушенные завещания" и др.) "Жизнь не здесь", написанный в 1970 году и повествующий о судьбе молодого поэта в эпоху террора, когда "поэт и палач властвовали рука об руку".
Иэн Бэнкс - Мертвый эфир

Иэн Бэнкс - Мертвый эфир

Кен Нотт работает на лондонской радиостанции "В прямом эфире - столица!" и в выражениях себя не стесняет - за то ему, собственно, и платят. Угрозы в свой адрес он коллекционирует, а наиболее выдающиеся вешает на работе на стенку. Но когда происходит то, что можно трактовать как попытку покушения на его жизнь, даже он вынужден отнестись к этому серьезно: что, если мистер Мерриэл, один из королей столичного преступного мира, прознал о...
Мейв Бинчи - Самый лучший папа

Мейв Бинчи - Самый лучший папа

Вчерашний алкоголик Ноэль неожиданно для самого себя становится отцом-одиночкой. К счастью, у него есть родители, друзья и девушка-сокурсница, готовая подарить свою любовь чужому младенцу и, кто знает, может быть, его папаше. Однако Мойра из службы опеки хочет отнять малышку у неблагонадежного, но безумно влюбленного... в собственную дочь отца.
Акутагава Рюноскэ - Избранное

Акутагава Рюноскэ - Избранное

В книгу известного японского писателя Акутагавы Рюноскэ вошли произведения, не издававшиеся прежде на русском языке, такие, как "Одержимый творчеством", "Отец", "Барсук" и др.
Дмитрий Старков - Отдаленное настоящее, или же FUTURE РERFECT

Дмитрий Старков - Отдаленное настоящее, или же FUTURE РERFECT

Литературное хулиганство чистейшей воды. Вот представьте себе абсолютно несимпатичного (для 99 % населения) героя. Нет, интересным в общении он очень даже может быть, но только тогда, когда сам этого захочет. И не факт, что повезет именно Вам. Да, с точки зрения общества он совершенно ничего собою не представляет.
Книга

Александра Васильева - Моя Марусечка

Когда - то мы жили с Марусей на самой окраине города в одном дворе все вместе: папа, брат, Маруся и я. Наши дома стояли рядом под двумя старыми тутовниками, отвернувшись от солнца. Оно жарило их сзади, со стороны забора, куда сносили жестянки с гашеной известью, грабли и лопаты, рассохшиеся деревянные бочки, ржавые обручи и другой хлам. Солнце жарило и жарило и дома, и сад, и пустырь, раскинувшийся до самого канала, где над железной дорогой так нежно - влажно дрожало марево.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0071 сек
SQL-запросов: 1