Электронная библиотека

Русская классическая проза

Лазарь Карелин - Последний переулок

Лазарь Карелин - Последний переулок

"Последний переулок" сюжетно не связан со "Змееловом", но и тут автор верен своей теме: утверждению высоких нравственных норм жизни, разоблачению духовного приспособленчества.
Борис Зайцев - Том 5. Жизнь Тургенева

Борис Зайцев - Том 5. Жизнь Тургенева

В пятом томе собрания сочинений выдающегося прозаика Серебряного века и русского зарубежья Бориса Зайцева (1881-1972) публикуются его знаменитые романы-биографии "Жизнь Тургенева" (1932), "Жуковский" (1951), "Чехов" (1954), а также статьи об этих писателях, дополняющие новыми сведениями жизнеописания классиков. Том открывается мемуарным очерком известного философа и публициста русского зарубежья Федора Степуна.
http://ruslit.traumlibrary.net
Марина Цветаева - Живу до тошноты

Марина Цветаева - Живу до тошноты

"Живу до тошноты" - дневниковая проза Марины Цветаевой - поэта, чей взор на протяжении всей жизни был устремлен "вглубь", а не "вовне": "У меня вообще атрофия настоящего, не только не живу, никогда в нём и не бываю". Вместив в себя множество человеческих голосов и судеб, Марина Цветаева явилась уникальным глашатаем "живой" человеческой души.
Книга

Михаил Садовский - Под часами

Мама, неужели для того, чтобы понять, как ты нужна и близка мне, надо было пережить тебя. И все картинки, такие яркие в памяти, никак не переносятся на бумагу, тускнеют, становятся обычными, даже сусально пошловатыми, а ты была такой сдержанной и необыкновенной. На самом деле, ну, если совсем чуть оттого, что моя мама. Слово это незаменимо. Может быть, лишь в анкете я могу против него поставить твое имя.
Книга

Андрей Болотов - Письма о красотах натуры

Никто из знакомящихся с историей России XVIII века не может пройти мимо богатого фактическим материалом и увлекательного, как роман, сочинения "Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков". Великий энциклопедист вписал золотые страницы в историю науки и культуры Отечества. Новатор-стилист в прозе своего времени оставил и золотые страницы доселе неизвестных произведений о родной природе.
Федор Крюков - Мать

Федор Крюков - Мать

Сани с высокой плетенкой из хвороста, приспособленные для перевозки бутылок, были похожи на ясли. Сидеть в них, среди ящиков с пустой посудой, было неудобно, тесно. Поталкивало, подбрасывало на ухабах. Пустые бутылки вели недовольный разговор и звонко плакались на судьбу...
Федор Крюков - Неопалимая купина

Федор Крюков - Неопалимая купина

Швейцар Ларион каждый раз чувствовал какую-то особенную неловкость, стеснение, даже тоску, когда в гимназию приходил или уходил из нее учитель истории Мамалыга. При всем желании помочь ему раздеться или одеться Ларион не мог, но смел этого сделать, а сделал бы с радостной готовностью, ловко и нежно-заботливо...
Алексей Писемский - Ипоходрик

Алексей Писемский - Ипоходрик

"Дурнопечин (сидит один перед столом в ваточном пальто). Удивительное дело, как идет жизнь моя!.. Страх какой-то... тоска... скука... (Грустно усмехаясь.) А как другие-то, посмотришь, прекрасно живут: веселые такие... смелые... жизнию как-то умеют пользоваться, а ты вот сиди себе да думай; но это бы еще ничего - жил бы себе просто, так нет!..."
Федор Крюков - Товарищи

Федор Крюков - Товарищи

Дорога была, как первой весной: кочковата, плохо укатана, местами исчерчена плугом. Ободранный, послуживший на своем веку экипаж Терентия Прищепы на все лады дребезжал, гулко звенел ведром, подвязанным снизу к дрогам, звонко болтал ослабшими винтами и рванками...
Дмитрий Мамин-Сибиряк - Весенние грозы

Дмитрий Мамин-Сибиряк - Весенние грозы

День выдался серенький и дождливый, какие бывают в начале августа, когда еще не успела установиться настоящая крепкая осень. Губернский город Шервож совершенно потонул в грязи, особенно его окраины, где тянулись рядами такие низенькие домишки.
← Ctrl 1 2 3 ... 27 28 29 ... 184 185 186 Ctrl →
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0002 сек
SQL-запросов: 0