Электронная библиотека

Путешествия и география

Дюма А., Доза А. - Путешествие в Египет

Дюма А., Доза А. - Путешествие в Египет

Роман повествует о путешествии группы европейцев в Египет и на Синай в начале XIX в. Наряду с занимательной фабулой и познавательной ценностью книга представляет интерес с точки зрения истории, рассказывая в живой и образной форме о нескольких наиболее интересных этапах древней и новой истории Ближнего Востока.
Михаил Айзенберг - Ошибки в путеводителе

Михаил Айзенберг - Ошибки в путеводителе

Путевые заметки - подвижный, почти летучий жанр, кочующий между журнальным очерком и личным дневником. Автора книги привлекло именно это жанровое свойство: скоростная способность угнаться за зрительными ощущениями, всегда убегающими далеко вперед на незнакомой местности, в новой географии.
Борис Соколов - Гертруда Белл. Королева пустыни

Борис Соколов - Гертруда Белл. Королева пустыни

Неизвестно, узнал бы мир эту путешественницу, если бы не любовь. Они хотели снарядить караван и поплыть по горячим барханам аравийских пустынь. Этим мечтам не суждено было сбыться. Возлюбленный умер, а Гертруда Белл отправилась в опасное путешествие одна. Она обогнула мир, исколесила Европу и Азию, но сердцем осталась верна пустыне. Смелая европейская женщина вызывала неподдельный интерес у сильных мира сего.
Елена Сахно - Бразилия - страна карнавала и не только

Елена Сахно - Бразилия - страна карнавала и не только

В книге рассказывается об одной из самых необычных стран мира, где свои законы диктует праздник, а повседневность порой напоминает театральное действо, - о Бразилии. В стране хватает и проблем, и сложностей, развивающихся подчас самым неожиданным образом. Обо всем этом увлекательно пишет наша соотечественница, которая не первый год живет в самом сердце Бразилии.
Виктор Конецкий - Вчерашние заботы (путевые дневники)

Виктор Конецкий - Вчерашние заботы (путевые дневники)

О названии. Предполагалось, что назову повесть "СЕГОДНЯШНИЕ ЗАБОТЫ". Дело в том, что за двадцать лет до описываемого здесь арктического рейса мне пришлось первый раз капитаном пройти по той же дороге. А за двадцать лет до опубликования этой рукописи я написал свою первую повесть на арктическом дневниковом материале, назвав ее "Завтрашние заботы", потому что был молод и все еще казалось "в завтра", в будущем.
Луи Жаколио - Факиры-очарователи

Луи Жаколио - Факиры-очарователи

После Пондишеры, из всех индийских городов наилучшие воспоминания у меня остались о Чандернагоре. Я любил эту нашу маленькую столицу на берегах Ганга. Здесь все говорит вам о Франции. И нигде нет такой роскошной растительности, такого кроткого и прекрасного населения.
Луи Жаколио - Берег черного дерева

Луи Жаколио - Берег черного дерева

Это было вечером на террасе моего дома в Шандернагоре у берега Ганга, который тихо протекает по направлению к Калькутте, подобно огромному серебряному потоку. Мы разговаривали.
Луи Жаколио - Берег слоновой кости

Луи Жаколио - Берег слоновой кости

Ив Лаеннек сказал: „Господа, трапеза наша кончена, скоро солнце закатится, и с первыми тенями ночи, голодные звери займут берега реки. Пора возвратиться к нашей лодке". Тот, кто произнес эти слова, был человек во всей силе возраста, высокого роста, сухощавый и великолепного сложения; он обладал всеми физическими качествами, необходимыми для европейца, который хочет жить под знойным климатом африканского экватора.
Луи Жаколио - Месть каторжника

Луи Жаколио - Месть каторжника

Де Вержен, префект полиции, после большого представления в Оперном театре, где он был со своей женой и дочерью, вернулся в здание префектуры около часу ночи. Он собирался уже проводить дам на их половину, как увидел своего секретаря, бросившегося ему навстречу. Молодой человек был в таком волнении, что де Вержен, пораженный его изменившимся лицом, быстро спустился по лестнице, по которой было уже поднялся и сказал:
Луи Жаколио - Парии человечества

Луи Жаколио - Парии человечества

Существование париев в Индии - это книга, окутанная тайнами, прочесть которую никто еще не дал себе труда. Установив, что эти отбросы браманического общества влачат свое существование в глубоком унижении, наука решила, что чандала, т. е. человек вне касты, совсем не достоин ее внимания, что его жизнь, полная отчуждения и страданий, не стоит того, чтобы быть предметом изучения.
стр.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0109 сек
SQL-запросов: 2