Электронная библиотека

Приграничье

Андрей Круз, Павел Корнев - Ведьмы, карта, карабин

Андрей Круз, Павел Корнев - Ведьмы, карта, карабин

Приграничье - суровые заснеженные земли, вырванные из нашего мира. Большую часть года там царит стужа, лишь в мае приходит долгожданное тепло. Но весеннее потепление обманчиво, подтаявшие днем сугробы с заходом солнца покрываются коркой льда, и столь же обманчивы улыбки и обещания. Люди не меняются. Те, кто привык убивать долгими зимами, без малейших колебаний выстрелят в спину в любое время года; нужен только повод.
Андрей Круз, Павел Корнев - Хмель и Клондайк

Андрей Круз, Павел Корнев - Хмель и Клондайк

Приграничье - несколько городов, вырванных из нашего мира в царство вечной стужи, а Форт - самое сердце тех заснеженных земель. Случайно пересечь незримую грань и провалиться в эти не самые дружелюбные края может каждый, вот только далеко не каждому суждено добиться там успеха и даже просто остаться в живых. Вячеслав Хмелев и Николай Гордеев не пасуют перед сложностями, но они даже представить не могли, как далеко придется зайти, чтобы отвоевать себе место под солнцем.
Книга

Бертрам Чандлер - Приграничье

Медленно и осторожно, как подобает в его годы, космический транспорт "Калибан" спускался в порт Форлон. Калвер, второй помощник, из обзорного экрана контрольной рубки взглянул вниз на непривлекательный пейзаж, вереницу бесплодных холмов и гор, покрытых шрамами рудников; на огромные кучи шлака, высотой почти как горы; на уродливые маленькие городки, над каждым из которых возвышалась высокие, извергающие дым трубы фабрик и заводов по...
Книга

Бертрам Чандлер - За краем Галактики

"Салли Энн" была крупным кораблем, пожалуй, даже слишком большим и слишком внушительным для того имени, которое она носила. Судно гордо стояло на своем месте в порту Форлон; краны, порталы и административные здания рядом с ним превращались в карликов; оно высоко возвышалось над такими типичными представителями флота Приграничья, как "Звезда Приграничья" и "Приграничный".
Книга

Бертрам Чандлер - Дорога к Приграничью

Униформа была новая, слишком новая: брюки с бритвенно-острыми складками, ослепительно блестящие пуговицы и сверкающие золотом галуны. Она стесняла движения, и его плотное коренастое тело казалось неуклюжим - но еще более нелепо выглядели оттопыренные уши, которые торчали по бокам фуражки, надетой чересчур ровно. Серые глаза восторженно взирали на мир из-под блестящего козырька. Черты лица, по-юношески пухлого, обещали в будущем стать волевыми и твердыми - но это было еще впереди.
Книга

Бертрам Чандлер - Трудное восхождение

Молодой лейтенант Джон Граймс, который только что получил назначение на "Следопыт" - крейсер Исследовательской и Контрольной службы, - тоже не чувствовал себя счастливым. За несколько лет службы в космосе ему доставались всякие командиры: строго блюдущие дисциплину или относящиеся к ней как к досадному препятствию на пути дружескою общения. Но капитан Толливер был явлением из ряда вон выдающимся.
Книга

Бертрам Чандлер - Планета спартанцев

Снова тот же звук. Слабый, высокий, жалобный - и все же отчетливо слышный даже на фоне ритмичного топота и шарканья танцующих ног, доносящихся из открытых окон Клуба. Казалось, этот тонкий звук был порожден страданием и болью. Так оно и было на самом деле.
Бертрам Чандлер - Наследники

Бертрам Чандлер - Наследники

Строго говоря, "Искатель" строился скорее для научных исследований и разведки, нежели для боевых операций. С теми же целями создавалась и Федеральная Исследовательская и Контрольная Служба - и занималась исключительно теми задачами, для решения которых была предназначена...
Книга

Бертрам Чандлер - Другая Вселенная

Пронизывающий ледяной ветер гулял по космопорту, вздымая тучи пыли и грязного снега. Стоя у окна своего кабинета на последнем этаже административного здания Порт-Форлона, коммодор Граймс задумчиво обозревал свое маленькое царство.
Книга

Бертрам Чандлер - Контрабанда из иного мира

Случайным наблюдателям его загорелое лицо могло показаться бесстрастным и спокойным. Но тот, кто хорошо знал этого человека, за мнимым безразличием и равнодушием, несомненно, угадал бы в его жестких чертах глубоко затаенное сожаление - и даже скорбь.
Страница: 1 2 3 Ctrl →

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0