Электронная библиотека

Повести

Лев Овалов - Болтовня

Лев Овалов - Болтовня

Опять! Опять назло мне она сожгла мои записки. Точно ей станет легче, если я не буду писать. Как бы не так. Нельзя писать? Так я начну разговаривать. Но от моего языка не поздоровится ни жене, ни богу, ни начальникам, ни мне самому...
Лев Овалов - Январские ночи

Лев Овалов - Январские ночи

Повесть "Январские ночи" рассказывает о соратнице В.И.Ленина, знаменитой революционерке Розалии Самойловне Землячке.
Лев Толстой - Поликушка

Лев Толстой - Поликушка

- Как изволите приказать, сударыня! Только Дутловых жалко. Все один к одному, ребята хорошие; а коли хоть одного дворового не поставить, не миновать ихнему идти, - говорил приказчик, - и то теперь все на них указывают. Впрочем, воля ваша.
Лев Толстой - Утро помещика

Лев Толстой - Утро помещика

Князю Нехлюдову было девятнадцать лет, когда он из 3-го курса университета приехал на летние ваканции в свою деревню и один пробыл в ней все лето. Осенью он неустановившейся ребяческой рукой написал к своей тетке, графине Белорецкой, которая, по его понятиям, была его лучший друг и самая гениальная женщина в мире, следующее переведенное здесь французское письмо:
Лев Толстой - Фальшивый купон

Лев Толстой - Фальшивый купон

Федор Михайлович Смоковников, председатель казенной палаты, человек неподкупной честности, и гордящийся этим, и мрачно либеральный и не только свободномыслящий, но ненавидящий всякое проявление религиозности, которую он считал остатком суеверий, вернулся из палаты в самом дурном расположении духа. Губернатор написал ему преглупую бумагу, по которой можно было предположить замечание, что Федор Михайлович поступил нечестно. Федор Михайлович очень озлобился и тут же написал бойкий и колкий ответ.
Лев Толстой - Холстомер

Лев Толстой - Холстомер

Все выше и выше поднималось небо, шире расплывалась заря, белее становилось матовое серебро росы, безжизненнее становился серп месяца, звучнее - лес, люди начинали подниматься, и на барском конном дворе чаще и чаще слышалось фырканье, возня по соломе и даже сердитое визгливое ржанье столпившихся и повздоривших за что-то лошадей.
Книга

Любовь Романова - Шутник

На экране компьютера жмурилась упитанная физиономия Левки Гирина. Словно кот, откушавший креветок, он ухмылялся в еврейскую бороду сложив маленькие для его комплекции, ручки на необъятном пузе. Под фото мигала фиолетовая надпись: "Сейчас на сайте".
Книга

Николай Карамзин - Наталья, боярская дочь

Кто из нас не любит тех времен, когда русские были русскими, когда они в собственное свое платье наряжались, ходили своею походкою, жили по своему обычаю, говорили своим языком и по своему сердцу, то есть говорили, как думали? По крайней мере я люблю сии времена; люблю на быстрых крыльях воображения летать в их отдаленную мрачность, под сению давно истлевших вязов искать брадатых моих предков, беседовать с ними о приключениях древности, о...
Оскар Лутс - Будни

Оскар Лутс - Будни

Спустя некоторое время после свадьбы Тоотса Бог знает, из каких краев и каким образом в Паунвере прибывают две сестрицы, Юули и Маали, и устраиваются на жительство в доме булочника. По роду занятий Юули - портниха, Маали - вязальщица кофт.
Книга

Роберт Силверберг - Бродяга из космоса

К площади, на которой в Борлааме проводились аукционы, чужеземец подошел в то время, когда на ней продавали протея. Звали чужеземца Барр Херндон. Это был высокий мужчина с гордым лицом, отмеченным печатью одиночества. Но не таким он родился, хотя и его собственное, первоначальное лицо было в равной степени гордым, а сам он, прежний, был столь же одинок.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0