Электронная библиотека

Девяностые: Сказка

Сергей Кузнецов - Подобно тысяче громов

Сергей Кузнецов - Подобно тысяче громов

В один день погибают две девушки. Женя Королева - предположительно отравлена. Мила Аксаланц - предположительно доведена до самоубийства. "Гуру по жизни" Юлик Горский и Антон, его Арчи Гудвин, расследуют эти две смерти, такие разные, и тем не менее таинственно связанные. "Подобно тысяче громов" -- роман из Москвы образца 1994 года. Рейв-культура, бизнес по-русски. Сказка и реальность, история любви, история дружбы.
Книга

Сергей Кузнецов - Гроб хрустальный

Романы "Семь лепестков" и "Гроб хрустальный" представляют собой два первых тома трилогии "Девяностые: сказка". Они объединены общим героем и некоторыми общими мотивами. Их лучше читать по порядку, но те, кому 1996 год, русский Интернет и матшколы интересней чем 1994 год, рейв и легкие наркотики могут сразу перейти к "Гробу хрустальному".
Сергей Кузнецов - Гроб Хрустальный. Версия 2. 0

Сергей Кузнецов - Гроб Хрустальный. Версия 2. 0

1996 год, зарождение русского Интернета, начало новой эпохи. Президентские выборы, демократы против коммунистов. Из 1984 года возвращается призрак: двенадцать лет он ждал, словно спящая царевна. В хрустальном гробу стыда и ненависти он дожидался момента пробуждения и мести. На глазах бывшего матшкольного мальчика, застрявшего в 80-х, сгущается новый мир 90-х - виртуальность, царство мертвых и живых.
Сергей Кузнецов - Гроб хрустальный. Версия 2.0

Сергей Кузнецов - Гроб хрустальный. Версия 2.0

1996 год, зарождение русского Интернета, начало новой эпохи. Президентские выборы, демократы против коммунистов. Из 1984 года возвращается призрак: двенадцать лет он ждал, словно спящая царевна. В хрустальном гробу стыда и ненависти дожидался пробуждения, чтобы отомстить.
Сергей Кузнецов - Серенький Волчок

Сергей Кузнецов - Серенький Волчок

Знаменитый испанец Артуро Перес-Реверте благословил Сергея Кузнецова на писательские подвиги и не ошибся: романы Кузнецова - образец увлекательной интеллектуальной литературы, в которых комизм переплетается с трагизмом, а напряженная интрига и динамичный сюжет соседствуют с чистой лирикой. ...Эти люди считали себя яппи. Они были уверены, что с ними ничего не может случиться.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0