Электронная библиотека

Юрий Красавин

Книга

Юрий Красавин - Валенки

Игнат Архапов умер своей смертью в печи... то есть в обыкновенной русской печи, в которой варят и парят, сушат и жарят, которая так славно обогревает в холода и в любую пору года лечит от ломоты в костях, от простуды и старости, и она же хранит жилой дух деревенского жилья, как хранит человеческое тело свою нетленную душу. Конечно, печь - не лучшее место для такого исключительного события, как смерть человека, но так уж получилось, тут не утаишь.
Книга

Юрий Красавин - Дело святое

Он проснулся - чужая постель, чужой воздух, чужая женщина рядом... Первым чувством было недоумение, первой мыслью: "Куда это меня занесло?". И тотчас вспомнил: "Ах, да...". Вчерашняя бесконечная дорога с пересадками из одного автобуса в другой - словно долгий полёт из морозного утра через блистающий солнцем день в звездный вечер и ночь; из моторного гула и людского говора, из дорожной тряски в тишину и покой, когда можно...
Книга

Юрий Красавин - На разных уровнях

Лет десять тому назад... Но, впрочем, надо обозначить нынешний день, соотнеся его с каким-то важным событием, а потом уж отсчитывать - так точнее обозначится время.
Книга

Юрий Красавин - Озеро

В сквозных осинниках коровы разгребали багряную листву копытами, чтоб добраться до травки, поникшей и пожухлой; осенней стылостью, а то и морозцем дышал ветер, веявший над унылыми полями; куда ни кинь взгляд - всюду печальный, озяблый вид: поле, озеро, деревня... Такая наступила пора - канун октября: белые мухи вот-вот полетят, а пастух Семён Размахаев всё ещё выгонял стадо попастись.
Книга

Юрий Красавин - После полуночи

В ненастный осенний вечер я сидел за своим письменным столом и по непонятному внутреннему влечению писал, словно под диктовку, эти стихи. Спешу предупредить: я не поэт, а стихотворец, пишущий от случая к случаю, раз или два в год. Потому за всю свою жизнь я сочинил, небось, не более полусотни стихотворений. Можно бы и не сочинять их, но раз уж написались, пусть будут...
Книга

Юрий Красавин - Привет, старик!

Я немо отступил в прихожую, и он вошел. Сразу стало тесно - прихожая у меня не для таких крупных фигур, как мой друг Комраков: в нем, ведь, никак не меньше ста килограммов - корпусный мужик!
Юрий Красавин - Русские снега

Юрий Красавин - Русские снега

Захватывающее путешествие во времени и пространстве по "русским снегам".
Книга

Юрий Красавин - Холопка

Коров две, и обе одной масти, но одна уже пожилая - это Астра, она далеко от дома никогда не уходит; а Белка молода, вторым теленком только, вот она-то и есть гулена.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0