Электронная библиотека

Синтия Озик

Книга

Синтия Озик - Зависть, или Идиш в Америке

Эдельштейн, американец уже сорок лет, с жадностью читал книги писателей, как брюзгливо говорил он, "еврейского происхождения". Он считал их незрелыми, вредными, жалкими, невежественными, ничтожными, но прежде всего глупыми. Судя их, он выдвигал самое существенное для него обвинение - они были, по его словам, "Американер-геборен". Взращены в Америке, о погромах знают понаслышке, маме лошн им чужой, история - пустое место.
Синтия Озик - Кому принадлежит Анна Франк

Синтия Озик - Кому принадлежит Анна Франк

Замечательный прозаик, Синтия Озик в то же время и блистательный эссеист. Ее очерки о таких разных фигурах, как, к примеру, Исаак Бабель, Примо Леви, Анна Франк, Марк Твен, Хаим-Нахман Бялик, служат поводом для размышления о серьезнейших вопросах как истории евреев, так и их жизни сегодня. В ее произведениях, зачастую полемических и парадоксальных, интеллектуальная страсть сочетается с редкостной проницательностью. А ход мысли в эссе Синтии Озик развивается с новеллистической неожиданностью.
Книга

Синтия Озик - Мужская сила

Вот вы не помните Эдмунда Сада, ну, конечно, молоды еще, а я с ним познакомился, когда он вовсе был Илья Садер, в бриджах, только-только с парохода из Ливерпуля. Да-с, чтоб помнить Эдмунда Сада, моим компатриотом надо быть, то есть я что хочу сказать - надо быть столетним.
Книга

Синтия Озик - Путтермессер и московская родственница

Повсюду это было время крушения. Могучие рушились один за другим. В Канаде, на краю леса два древних дуба (молодые деревца, когда Цезарь переходил Рубикон, - сказал диктор в Оттаве) повалились, опаленные с макушки до корня яростью молнии. В ближних городах несколько дней стоял запах обугленной коры и испепеленных листьев и тревожил ноздри нервных собак.
Книга

Синтия Озик - Роза

Она писала иногда по-польски, иногда по-английски - племянница забыла польский: в основном Роза писала Стелле по-английски. Английский у нее был топорный. Своей дочери Магде она писала на изысканном литературном польском. Писала она на хрустких пожелтевших листах, которые непонятно каким образом оказывались в квадратных отсеках старого обшарпанного бюро в холле. Или просила у кубинки за стойкой чистые бланки счетов.
Книга

Синтия Озик - Учеба

У каждого случаются в жизни, по крайней мере, два-три мгновения совершенного блаженства, и мгновение, если не совершенного, то почти что совершенного блаженства Юне виделось так: она в колледже входит на урок латыни. Городское февральское утро. Аудитория в огромном унылом здании - пусть не небоскребе, но над церковным куполом оно высится, - окно аудитории глядит на кирпичный сумрак колодца.
Синтия Озик - Шаль

Синтия Озик - Шаль

В этот сборник, одну из лучших книг о Холокосте, входят рассказ "Шаль" - он включался во многие антологии - и повесть "Роза", опубликованная вслед за рассказом.
В "Шали" героиня рассказа в концлагере, в повести "Роза" она же - ей удалось выжить - в благополучной Америке, но ее жизнь все еще определяют ужасы прошлого. Время не всегда лечит, не все раны и не у всех затягиваются. Лишь тридцать лет спустя, на пороге старости, Роза сможет пересилить свое горе.
Книга

Синтия Озик - Шаль. Роза

В этот сборник, одну из лучших книг о Холокосте, входят рассказ "Шаль", он включался во многие антологии, и повесть "Роза", опубликованная вслед за рассказом.
В "Шали" героиня рассказа - в концлагере, в повести "Роза" она же, ей удалось выжить, - в благополучной Америке, но ее жизнь все еще определяют ужасы прошлого. Время не всегда лечит, не все раны и не у всех затягиваются. Лишь тридцать лет спустя, на пороге старости, Роза сможет пересилить свое горе.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0