Электронная библиотека

Шмуэль-Йосеф Агнон

Шмуэль-Йосеф Агнон - В сердцевине морей

Шмуэль-Йосеф Агнон - В сердцевине морей

Прежде чем взошли первые хасиды на Землю Израиля, закатился в их мидраш человек один, Хананьей звать. Одежа на нем рваная, ноги обмотаны тряпками, а обутков и вовсе нет, и волосья на голове и в бороде покрыты пылью дорог, а все пожитки его увязаны в платок, а платок в руке. Сказал им Хананья, любезным нашим: Сыны Бога Живого, слыхал я - собираетесь вы взойти на Землю Израиля. Просьба к вам - запишите и меня в ваши книги.
Шмуэль-Йосеф Агнон - Во цвете лет

Шмуэль-Йосеф Агнон - Во цвете лет

Повесть "Во цвете лет" - Агнонова "Лолита", или точнее анти-Лолита. Рассказ ведется от лица девушки, а не ее поклонника. Она сама выбирает себе взрослого кавалера - вопреки установкам общества. Агнон выбрал форму не дневника, но мемуара - героиня по имени Тирца вспоминает и рассказывает о том, что произошло с ней за несколько последних лет, с тех пор, как умерла ее мать.
Шмуэль-Йосеф Агнон - Вчера-позавчера

Шмуэль-Йосеф Агнон - Вчера-позавчера

Роман "Вчера - позавчера" (1945) стал последним большим произведением, опубликованным при жизни его автора - крупнейшего представителя новейшей еврейской литературы на иврите, лауреата Нобелевской премии Шмуэля-Йосефа Агнона (1888-1970). Действие романа происходит в Палестине в дни второй алии.
Шмуэль-Йосеф Агнон - До сих пор

Шмуэль-Йосеф Агнон - До сих пор

"До сих пор" (1952) - последний роман самого крупного еврейского прозаика XX века, писавшего на иврите, нобелевского лауреата Шмуэля-Йосефа Агнона (1888 - 1970). Буря Первой мировой войны застигла героя романа, в котором угадываются черты автора, в дешевом берлинском пансионе. Стремление помочь вдове старого друга заставляет его пуститься в путь.
Шмуэль-Йосеф Агнон, Аарон Аппельфельд и др. - Кипарисы в сезон листопада

Шмуэль-Йосеф Агнон, Аарон Аппельфельд и др. - Кипарисы в сезон листопада

В этот сборник израильской новеллы вошли восемь рассказов - по одному на каждого автора, - написанных на иврите на протяжении двадцатого века и позволяющих в какой-то мере (разумеется, далеко не полной) проследить развитие современной израильской литературы. Имена некоторых из представленных здесь авторов уже известны российскому читателю, с другими ему предстоит познакомиться впервые.
Книга

Шмуэль-Йосеф Агнон - О Мартине Бубере

Я делю свои воспоминания о Бубере на две части. В одной расскажу о Бубере, которого я еще лично не знал, в другой - о Бубере, с которым общался лицом к лицу. Как заведено у мемуаристов, так и я поступлю и расскажу о том, что говорил Бубер и что говорили о нем другие. И несмотря на то, что я пишу воспоминания, не стану утруждать вас рассказами о самом себе, разве только для большей ясности понадобится припомнить и мое имя.
Шмуэль-Йосеф Агнон - Под знаком Рыб

Шмуэль-Йосеф Агнон - Под знаком Рыб

В этом сборнике рассказов крупнейший представитель еврейской литературы на иврите, нобелевский лауреат Шмуэль-Йосеф Агнон (1888-1970) предстает тонким психологом и едким сатириком, выдумщиком фантастических историй и глубокомысленных аллегорий, исследователем кафкианских лабиринтов современности.
Шмуэль-Йосеф Агнон - Под знаком Рыб (сборник)

Шмуэль-Йосеф Агнон - Под знаком Рыб (сборник)

В этом сборнике рассказов крупнейший представитель еврейской литературы на иврите, нобелевский лауреат Шмуэль-Йосеф Агнон (1888-1970) предстает тонким психологом и едким сатириком, выдумщиком фантастических историй и глубокомысленных аллегорий, исследователем кафкианских лабиринтов современности.
Книга

Шмуэль-Йосеф Агнон - Помета

В год, когда поползли слухи о гибели евреев моего города, я жил в одном из кварталов Ерушалаима, в доме, построенном мною после погрома, случившегося в году ТАРПАТ, а гематрия "ТАРПАТ" равна "Нецах Исраэль". В ту ночь, когда арабы лишили меня крова, дал я себе обет - если Всевышний пожелает и я останусь в живых, построю дом в Ерушалаиме, в том же квартале, который враги пытались разрушить. Милостью Божьей спасся я от рук их и остался с женой и детьми жить в Ерушалаиме.
Шмуэль-Йосеф Агнон - Простая история

Шмуэль-Йосеф Агнон - Простая история

Автор "Простой истории" нередко заставляет нас смеяться, последним же смеется он сам, смеется над тем, как ловко он нас провел. В своей "Простой истории" он зачастую как бы посмеивается над изображаемыми в ней персонажами, посмеиваясь одновременно и над нами. "Вы, мои читатели, - кажется, говорит он, - считаете людей, о которых я пишу, комичными.
Страница: 1 2 Ctrl →

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0