Электронная библиотека

Эмиль Золя

Эмиль Золя - Творчество

Эмиль Золя - Творчество

Стояла июльская жара. Клод до двух часов ночи бродил по Рынку, он никак не мог вдосталь налюбоваться красотой ночного Парижа. Когда он проходил мимо ратуши и часы на башне пробили два, его застигла гроза. Дождь зачастил с такой силой, капли были такие крупные, что Клод, растерявшись от неожиданности, пустился почти бегом по Гревской набережной.
Эмиль Золя - Тереза Ракен

Эмиль Золя - Тереза Ракен

Я простодушно полагал, что этот роман не нуждается в предисловии... Имея обыкновение излагать свои мысли полным голосом и недвусмысленно обрисовывать в своих произведениях даже мелочи, я надеялся, что буду понят и судим без предварительных разъяснений. Оказывается, я ошибся.
Эмиль Золя - Тереза Ракен. Жерминаль

Эмиль Золя - Тереза Ракен. Жерминаль

В настоящем томе представлены два романа Эмиля Золя (1840-1902): "Тереза Ракен" и "Жерминаль".
Первый из них - это первый шаг большого писателя на пути литературного новаторства; второй - вершина его творчества и общепризнанный его шедевр.
Вступительная статья С. Брахман.
Примечания В. Балашова и С. Емельяникова.
Иллюстрации Г. Филипповского.
Эмиль Золя - Труд

Эмиль Золя - Труд

Лука Фроман отправился на прогулку, не выбирая определенного направления; выйдя из Боклера, он пошел по дороге в Бриа, пролегавшей вдоль ущелья, в глубине которого меж двух уступов Блезских гор бурно течет река Мьонна. Дойдя до "Бездны" (так местные жители называли сталелитейный завод Кюриньона), Лука заметил на краю деревянного моста две темные тщедушные фигурки, робко приникшие к перилам. Сердце его сжалось.
Эмиль Золя - Человек-зверь

Эмиль Золя - Человек-зверь

Войдя в комнату, Рубо положил на стол фунтовый хлебец, пирог и поставил бутылку белого вина. Тетушка Виктория перед уходом на службу закрыла трубу раньше, чем следовало; печь страшно накалилась, и в комнате была невыносимая жара. Помощник начальника станции открыл окно и облокотился на подоконник.
Эмиль Золя - Чрево Парижа

Эмиль Золя - Чрево Парижа

По дороге в Париж, среди глубокой тишины и безлюдья, тащились возы огородников, мерно покачиваясь на ухабах, и громыханье колес эхом отдавалось между домами, спавшими по обе стороны шоссе за смутно видневшимися рядами вязов. На мосту Нейи к восьми возам с репой и морковью, выехавшим из Нантера, присоединились еще две повозки - одна с капустой, другая с горохом; лошади сами плелись вперед, понурив головы, безостановочным и ленивым шагом, который...

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2016

Генерация страницы: 0.0001 сек
SQL-запросов: 0